Послушаем-послушаем

Самый верхний пост в журнале

free counters
Free counters
"Здешний климат мне по душе. Люди здесь вполне пристойные и великодушные, и главное - они вовсе не требуют, чтобы их слушали. Всегда помните об этом, мой мальчик. В этом секрет непринужденности, с какой здесь держатся. Здесь говорят исключительно для собственного удовольствия. Ничто из сказанного этими людьми и не рассчитано на то, чтобы их слушали."
(Ивлин Во. "Незабвенная")
Что можно почитать по годам (из лучшего, для знакомства): Год 2005, Год 2006, Год 2007, Год 2008, Год 2009, Год 2010, Год 2011, Год 2012, Год 2013, Год 2014, Год 2015, Год 2016, Год 2017, Год 2018
Послушаем-послушаем

Севастополь в конце 19 века

"В приличном, то есть застроенном виде были только Нахимовский проспект и Большая Морская улица, да и то на них местами зияли большие пустыри и попадалось довольно много развалин домов, пострадавших от бомбардировок в Севастопольскую кампанию.
Дома в два и три этажа попадались как исключение; большая часть домов были одноэтажные небольшие особняки. На Нахимовском проспекте от Б. Морской до нынешнего Приморского бульвара, была прилично застроена только южная сторона улицы, прилегающая к горе; северная же часть улицы, примыкающая к стороне моря, была застроена жалкими домишками, за которыми, вплоть до Северной бухты, тянулся пустырь, на котором был раскинут базар с лотками и небольшими лавочками.
Приморского бульвара не существовало; был грязный и обширный пустырь, покрытый бурьяном, и имелось несколько небольших домиков, скорее лачуг.
Около Графской пристани возвышалось лучшее по тому времени здание в городе - гостиница Киста (старая гостиница, около которой впоследствии была построена новая, ныне существующая гостиница Киста). Затем тут же на Графской площади было здание морского ведомства (управление порта) и управление (контора) Русского общества пароходства и торговли.
На Екатерининской улице, начинавшейся от площади у Графской пристани и огибавшей центральную часть города с восточной стороны, было только десятка два приличных домов; из них лучшими были: гостиница Ветцеля, здание почты, дом градоначальника, Морской собор, так называемый Тотлебенский дом и не больше десятка частных домов в один и два этажа. Все остальное пространство представляло груду сплошных развалин. Здание таможни тогда только строилось рядом с небольшим домиком, где помещалась старая таможня.
Была застроена небольшими, но хорошими домами Тотлебенская набережная (от Таможни), на которой находился и наш дом.
Дорога от Екатерининской улицы до вокзала тянулась по сплошному пустырю; попадались только отдельные домики, принадлежавшие портовым рабочим и отставным матросам. Площадь, соединяющая Б. Морскую и Екатерининскую улицы, была под сенным базаром; на ней был только один дом в три этажа, совершенно казарменного вида, принадлежавший богатому хлеботорговцу и спекулянту по торговле землей в Крыму - Дуранте. Исторического бульвара еще не существовало.
Вся средняя часть Севастополя (гористая) была в сплошных развалинах. Наверху только возвышался собор, и вокруг него несколько казенных и городских зданий (между прочим реальное училище и несколько домов морского ведомства)? Частных зданий в средней части Севастополя было мало, и они были разбросаны среди развалин.
К западу от Б. Морской (по направлению к Херсонесу и примыкая к морю) было небольшое предместие, застроенное небольшими домиками, принадлежавшими большей частью семьям старых матросов.
Корабельная и Северная стороны имели свои небольшие поселки, населенные рабочим людом.
Водопровода в городе не было; воду по домам развозили в бочках. Более состоятельные люди имели своих лошадей для привоза воды, ибо водовозы брали за воду сравнительно дорого (по 1 копейке за ведро). Канализации, конечно, не было. Освещение улиц (да и то только главных) было крайне мизерное. Только на главных улицах были жалкие остатки мостовой (вряд ли ремонтировавшейся со времен Севастопольской кампании), и все улицы были покрыты густым и толстым слоем известковой пыли.
Интеллигентная часть населения города состояла из военных (чины частей местного гарнизона), небольшой группы инженеров и архитекторов, поселившихся в Севастополе после проведения Лозово-Севастопольской железной дороги, небольшого чиновничьего кружка, учительского персонала двух учебных заведений (мужского и женского), нескольких врачей, довольно значительной группы старых отставных моряков (было несколько видных защитников Севастополя 1854 г.), небольшого кружка старых Севастопольских аборигенов (преимущественно занимавших места по городскому управлению) и нескольких дельцов по хлебной торговле и спекуляции с покупкой и перепродажей земли. Жизнь была очень патриархальная. Все друг друга знали, друг у друга бывали, играли в карты, устраивали любительские спектакли и живые картины.
Весенние, летние и осенние вечера большинство не занятых какой-либо работой проводило на Мичманском бульваре, где в ротонде танцевали, играли в карты и ужинали... Жили так, как текла жизнь и в других захолустных небольших городах России.
После Севастопольской кампании 1854-1855 гг. Севастополь совершенно захирел. Флота у России не было. Новых жителей в Севастополе не появилось. Подвоза к Севастополю каких-либо товаров не было, а следовательно, бездействовал и торговый порт. Денег на восстановление разрушенных домов не было, и Севастополь постепенно умирал. Оживление началось только после постройки Лозово-Севастопольской железной дороги, но до Турецкой войны 1877-1878 годов еще не было заметных результатов.
В Херсонесе еще не начались раскопки старого города. Был только небольшой Херсонесский монастырь, испытывавший страшную нужду. Георгиевский монастырь также был страшно беден, и монастырская братья с трудом существовала. Балаклава представляла из себя небольшую, жалкую рыбацкую деревушку. Инкерманский монастырь также едва существовал.
Вокруг Севастополя было много хуторов, процветавших до Крымской войны, но к описываемому времени только два-три из них вновь превратились в цветущие сады и имели хорошие виноградники. Остальные же носили еще свежие следы разрушения за время Крымской войны и были в самом жалком виде. Все ближайшие окрестности Севастополя были еще покрыты полузасыпавшимися траншеями и редутами, и всюду были следы лагерей неприятельских войск...".

(Воспоминания А.С. Лукомского "Русская армия в Великой войне. Очерки из моей жизни").
Улыбка2008

Вот так и начинается

Захотелось поглядеть апокалиптичного. Но не эпидемию или Зака с его зомби бегучими-прыгучими. В общем, лучше не американского и лучше не комедию.
Смотрю.
Дело такое: полиция после погони задерживает нарушителя - араба. С неоправданной жестокостью, пережимая горло.
Теперь это дело рассматривается собственной безопасностью. И двоих уже отстранили от службы. А остальных, наоборот, вызвали даже в выходной - очень неспокойно на улицах в городе, где есть целые районы мигрантов из Пакистана, Ирака, Сирии и т.д.
И вот к оставшемуся в одиночку "старослужащему", негласному лидеру, присоединяют не так давно тут появившегося чуть помоложе. Не пацана, но нормального такого мужика.
И вот первый всю дорогу кричит о цыганах и черных, что жить нельзя, и что надо один за одного. А второй отмалчивается, в споры не лезет. Прихватывают по дороге арабского же пацана - кидал молочный коктейль в полицейский автомобиль. И въезжают - вот незадача - в район, в который им не рекомендовали заезжать.
И тут по телевидению сообщают, что тот задержанный умер в госпитале.
Молодежные банды повалили на улицу. Полицию закидывают камнями, бутылками с горючкой. Начинаются грабежи магазинов, где не успели их закрыть наглухо бронированными ставнями. Разбивают и автомобиль главных персонажей. Они по переулкам, по подвалам пытаются выбраться, заодно таща с собой задержанного - нельзя отпускать! Он кидал! Он знает других!
А помощи нет. Машин - нет. Другие патрули тоже под атакой.
Полицейские, взломав прачечную в высотке, переодеваются в гражданское...
В общем, говорил я всегда, поглядев американские фильмы: "Как страшно жить в Америке!".
А тут скажу: Как страшно жить в Дании!
"Патруль. По законам улиц" - так называется кино.
Добрый

По случаю жары

Жарко, а потому думаю заранее в сторону такой еды, чтобы она как бы и была, как бы и не слишком калорийно, и можно не разогревать, и пить под него любые напитки.
И тут возникли два слова: "соте" и "аджапсандали".
Вот теперь думаю в эту сторону. Чтобы никакой воды, чтобы с перчиком, чтобы баклажаны и кабачки, перцы разные, лук, чеснок, морковь, помидоры (ободрав с них шкуру)... Все это тушить-тушить, тушить-тушить...
Дня через два еще раз подумаю в эту сторону.
Как раз начнется бюджет нового месяца :-)
Шляпа и очки

Пока раздумывал

Пока проверял на балконе, насколько там горячее, чем в комнате, пока то, пока сё - пришло время обеда.
С балкона тянет жаром, как из открытой печки.
Никуда не пойду! У меня есть холодное вино, холодная минералка, холодные персики, сливы и яблоки.
Да ну?

История десятилетней давности

Просто наблюдаю вокруг все время то же самое:

Жил был офис. И был в офисе системный администратор. Он был очень хороший системный администратор. Поэтому в офисе все работало и никогда ничто не ломалось. Сервер не падал, сети не рвались, программы не улетали в неизвестность. Синих окон смерти, кстати, тоже не было ни одного пользователя.
И однажды финансовое управление этого офиса, рассмотрев все затраты, пришло к выводу, что системный администратор им, в принципе, не так уж и нужен. Сидит там у себя в комнате мужик какой-то. Получает зарплату и даже премии на уровне с другими. А толку?
Системный администратор был уволен, штатная единица сокращена, расходов стало меньше.
Через месяц сервер начал падать, сети отваливаться, программы зависать, а на мониторы пользователей регулярно вылетать синий экран смерти.
И вот тут всем стало понятно...
Все стало понятно!
Это гадкий ленивый бездельный бывший системный администратор, уходя, наколдовал так, что все стало ломаться! Это слишком поздно они его уволили! Давно надо было с ним расставаться! Мерзкий тип, мерзкий...
Теперь в том офисе работает целый айти-отдел из пяти человек. Все они, работники отдела, очень загружены работой. Настолько, что откладывают срочные вызовы на дни и даже недели. И все видят, как много трудов у настоящих сисадминов. Не то, что у этого, самого хитрого, которого слишком поздно раскусили.
фиолетовый

(no subject)

Пообещали, что к вечеру будет дождь.
Воздух горячий, трясущийся, как желе.
Тополь стоит за окном, лопотлив и тощ,
пух от него разлетается по земле.

Если поймать пушинку, придет письмо.
Там, где болит — приложи подорожник, пройдет само.
Если оса, то скажи ей: «соль, соль, вода».
Плавятся за спиной мои города.

Беленькая пушинка, лети, лети,
через границы стран и ж/д пути,
через минные и маковые поля,
туда, где меня забыла моя земля.

К вечеру будет дождь. На веревках висели
простыни, но убрали. По небу течет лиловое.
Трещины на асфальте: ночью было землетрясение.
Я выходила с клеем, заклеивала, честное слово.
Улыбка2008

Сходил на рынок

О ценах:
помидоры мясистые красивые по 40-50 рублей,
кукуруза по 25 за початок,
яблоки уже свежего урожая - 100,
персики крупные ароматные - 200...
В общем, как каждый год.
...
Деликатес и редкость - черная смородина -300,
Черника - 400.
...
Тушенки нет. Той, которую я хотел - просто совсем нет.
Шляпа и очки

Тушенка. Тушенка и фрукты

Александр Даценко в Фейсбуке показал вскрытую банку тушенки...
А я же каждое посещение рынка "Чайка" хожу к тому магазинчику, где брал по зиме вкусную тушенку местного крымского производства. Свинины там не было - нет такого в тех хозяйствах! Была говядина, конина и баранина с ребрышками (такие ребрышки, такие ребрышки - ах! сахарные и мягкие и маленькие).
И вот я все лето подхожу к этому магазинчику и смотрю на витрину. И сначала там была только баранина. А ее я думал взять исключительно для отличия от остального, главное же говядина и конина. Но не было их.
А в последний заход не было и баранины.
Видно, не сезон...
Вот сейчас соберусь, поеду, прогуляюсь по центру, выпотею килограмм или больше жидкости, полегчаю, зайду на рынок и проверю. А вдруг уже сезон? Вдруг есть тушенка? А нет - так и нет.
До нового бюджета осталось четыре дня, считая сегодня.
Я вот тогда лучше в том татарском киоске возле дома накуплю яблок, груш, винограда, персиков, слив - этим и буду ужинать.