?

Log in

No account? Create an account
free counters
Free counters
"Здешний климат мне по душе. Люди здесь вполне пристойные и великодушные, и главное - они вовсе не требуют, чтобы их слушали. Всегда помните об этом, мой мальчик. В этом секрет непринужденности, с какой здесь держатся. Здесь говорят исключительно для собственного удовольствия. Ничто из сказанного этими людьми и не рассчитано на то, чтобы их слушали."
(Ивлин Во. "Незабвенная")
Что можно почитать по годам (из лучшего, для знакомства): Год 2005, Год 2006, Год 2007, Год 2008, Год 2009, Год 2010, Год 2011, Год 2012, Год 2013, Год 2014, Год 2015, Год 2016, Год 2017

А тут можно купить книжку:
"Ксенос и фобос" - что-то вроде фантастического романа. И даже, как говорят, "не хуже многих".
"Деда Мороза не бывает" - сказочная повесть про Сашку и Женьку из разных миров.
И она же по-польски "Dziadek Mróz nie istnieje"
Сборник почти фантастических рассказов "Почти фантастика" и просто "Сборник фантастических рассказов"
Фантастическая повесть "Игра"
Фэнтези-сборник "Настоящее фэнтези"
Не дневниковые записи самого настоящего директора школы - "Будни директора школы".
Повесть и несколько рассказов на одну тему: "Вся наша жизнь".
Сборник рассказов о том, что в действительности все не так, как на самом деле: "На самом деле"

Ха-ха! Ноль!

А это означает, что через час я выйду из дома и пойду на автостанцию. А еще через пятнадцать минут подойдет высокий белый автобус и отвезет меня в аэропорт.
Москвичи! Вы там с катаклизмами своими заканчивайте! Я, конечно, зонтик взял - в Питер же еду. Но чтобы днем аэропорты принимали!

Адам Робертс

"Вообще, говорить о «фэндоме» как таковом неверно — существует около семнадцати различных фэндомов, которые взаимодействуют и сложным образом пересекаются: поклонники НФ левых и правых взглядов, фанаты, которые предпочитают военную фантастику или альтернативную историю, подростковую фантастику, новеллизации или что-то другое. На мой взгляд, суть в том, что хотя не каждый, кто читает фантастику, создает ее, но каждый автор фантастики начинает как читатель — и таковым остается".

Здесь все интервью.
Щелкнул по "Рабочее". Почитал, полистал с улыбкой. И думаю в который уже раз: какой же я молодец, и как правильно все у меня!

Один!

Всего один день!
Завтра рано утром выезжаю в аэропорт - и вперед!
Сегодня - готовиться, набивать рюкзак, заряжать девайсы.

Насчет послезавтра

Однажды мы с товарищем звонили в колокола и привлекали внимание. И звали всех пойти вместе и выпить пива. Но народ как-то был занят садами-огородами. И мы уже почти вдвоем собрались. Но тут простучала одна знакомая девушка и спросила: "А можно, я тоже приду?".
Вопрос был даже смешон немного. Что значит - можно? Кто может запретить человеку ходить в ресторан?
Примерно так мы ответили. И девушка пришла.
Мы хорошо посидели, поговорили о жизни и вообще. А потом официант принес чек. Я прикинул, сколько съел и выпил, и столько положил. Плюс немного официанту. Товарищ посчитал своё - и тоже положил. И передвинул чек дальше. А потом наступила долгая театральная пауза. Одна моя знакомая девушка просто в упор не видела чека. Она смотрела в окно. Она мило улыбалась. Она проверяла часы. Она заходила в Фейсбук на смартфоне. Чек лежал, а официант издали всё смотрел - как мы там, не готовы ли расплатиться. Через долгую-долгую паузу товарищ, поглядев на меня, посмотрел в чек и добавил еще. А потом и еще, потому что я не совсем собирался платить за одну знакомую девушку. А он был, типа, джентльмен, в отличие от меня.
Это я к тому, что когда объявляю, что вот такого числа, во столько - это не значит, это я вас зову на халяву, то есть за мой счет. Я все-таки - пенсионер. Это значит, что я в это время там буду. И можно со мной чокнуться. И поговорить.
И это еще к тому, что послезавтра, 16 августа 2018 года, примерно с половины шестого вечера или с шести я собираюсь с друзьями отметить мой приезд в Москву и последующий отъезд в Питер в пивном ресторане "Пильзнер", что на площади Маяковского - практически напротив "нового" выхода из метро.
Стол на 8-10 персон заказан. Указано желание на тот зал, что над гардеробом - прямо напротив входа.
Как говорили классики, "уэлкам".
Бриться - завтра. Пусть сегодня щетина седая, пусть колючая и почти уже мягкая. Но - не сегодня.
И насчет питания, которого не хватило на последние два дня.
Я зашел в магазин, где всякие колбасы, мясо и сыр. И не нашел там сала запеченного. А нашел вдруг очередь, и тетеньку, которая уже у кассы, но регулярно отбегает к витринам и выбирает самые дешевые колбаски, сосиски, дешевые копченые куриные крышки... А все стоят и ждут.
А я ушел в другой магазин, накупил чипсов и пива - футбол же! И уже почти на выходе вспомнил, что говорил как-то о пельменях. А пельмени последний раз я ел два года назад. А теперь же у меня муьтиварка. И я готовлю всякое натуральное и вкусное. А тут - пельмени! И я взял себе кулек замороженных, перекатывающихся твердыми камнями в своем пакете, пельменей. И пообедал ими, поперчив, посолив бульон, а потом еще выпустив на гору горячих пельменей в миске острый кетчуп "Чили". И осталось на еще один обед - завтра.
А чипсы и еще пиво - это на футбол вечерний.
Я все равно болею за своих. И даже надеюсь. И где-то даже верю.

[reposted post] self made man

у тебя был день тяжёлый вчера,
трэш, угар, штурм, дранг да экстаз.
а сегодня нет плеча и бедра,
есть зато позвоночник и таз.
ну давай, вставай, поднимайся с одра,
смажь вот здесь, тут продуй, почисть там...
Самоделкин, проснувшийся в шесть утра,
собирает себя по частям.

Два!

Всего два дня!
Послезавтра я уже буду в Москве.
А сегодня по плану: купить орешков и кураги на закуску, купить чуть-чуть еды на два дня, заказать столик в пивняке на послезавтра.

За два дня прочитал

Потому что текст затягивает.
Нет, наоборот. Потому что останавливался. Откладывал, чтобы не получилось залпом. Не мог прочитать сразу и все подряд.
О болезни и борьбе с ней книг много. О раке - страшное слово "рак". А потом оно вдруг почти привычное, с ним надо жить, бороться, лечиться, наблюдаться.
Но тут же не только о этом. Тут о людях - и я многих знаю.
И о той черной твари, что прячется в темных углах и тянет свои лапы к тебе с самого детства.
В. Данихнов. Тварь размером с колесо обозрения.

А люди идут навстречу тебе, мимо тебя, смотрят и улыбаются. А ты улыбаешься в ответ и думаешь: какие хорошие люди. Наверное, увидели, что я из онкологического диспансера выхожу, и поняли по моему лицу, что все хорошо. Что теперь аж три месяца. Что я теперь свободен - на бесконечных три месяца. Какие отличные, просто замечательные люди. Какие прекрасные меня ждут три месяца. И ты идешь дальше в приподнятом настроении, шагаешь по этой улице, по этому городу, сквозь эту живую шумящую весну, мимо этих людей.
А на углу нечаянно смотришь вниз и видишь, что просто забыл снять бахилы.
Вот почему люди тебе улыбались.

Что-то случилось

- Вставай, - сказала Светка. - Давай, вставай быстрее. Что-то случилось.
- Что? - спросонок я ничего не понимал.
- Что-то случилось, - повторила она. - Там, у моря, понимаешь? Передавали в новостях. Твои же там?
Чистая фантастикаCollapse )

Три!

Вот что я должен сказать: всего три дня осталось до вылета!
А еды хватит только на сегодня, кстати. То есть, завтраки и ужины - ну, как-то есть, как-то сойдет. А обеды сегодня заканчиваются. Надо бы снова зайти в магазин и купить чего-нибудь вкусного. Или просто большую дыню - как раз на два дня хватит.
Но об этом я подумаю завтра. Потому что придумал еще и орехов разных накупить в дорогу. Это мировой закусон к правильным напиткам. И ничего не весит. Но - завтра.
А сегодня: три дня! Ура!
Посмотрел с большим удовольствием то, что было снято шесть лет назад. Помню, я тогда тоже на них ругался. Но там все гораздо лучше. И эмоций больше. И негр всего один.
А какие массовые и локальные побоища!
Мстители.

И еще раз скажу

Я против национальных образований - государств, полугосударств, почти государств и негосударственных объединений.
"...нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного..." - но всё и все люди.

Просто сон

Все было странно и как-будто во сне. В таком сне, когда ты участвуешь, что-то делаешь, куда-то ходишь, но все это бестолку, без какого-то результата. И само место, где ты находишься — тоже странное. Оно знакомое и незнакомое одновременно. То, вроде, твой родной город. И вот там, за тем углом, твой дом. А то вдруг ты понимаешь, что никак не мог оказаться там. И еси кажется, что родной город — это просто сон. А по нынешним временам, так еще и кошмарный сон.
Но во сне не могла болеть спина. И глаза не слезятся от яркого света, внезапно вспыхнувшего впереди — если во сне.
- Кто, куда, зачем, откуда? - весело и одновременно зло спросил кто-то невидимый из-за этого света в глаза.
А я и не знаю, что сказать. Потому что — как и откуда и зачем? И что происходит? И только — кто. Вот кто я, помнил и понимал.
Уже окружили тесно, тыкали твердым в бока, вели вперед. Свет этот был от прожектора. А прожектор на треноге стоял на самой настоящей баррикаде, возведенной из самого разного хлама посреди улицы. Перевернутые легковушки, магазинные большие холодильники с разбитыми стеклами. Витрины, поваленные поверх всего. Внезапно мешки с песком, аккуратно рисующие пулеметную ячейку. Канцелярские одинаковые столы, перевернутые вверх ногами.
- Ну, так что? Зачем ты — сюда?
А я и сам не знаю — зачем. Но все же:
- Так я местный, типа. Вот там — мой дом.
- Местный, говоришь? А кого знаешь?
Ну, кого я мог знать? Только тех, с кем в далеком детстве:
- Ваську Косогорова, Лёшку Нечаева…
- ВасильЮрича? И он за тебя, считаешь, впишется? За, как там у тебя в паспорте… Ага. Вон, ты кто.
- Только умер он. От рака. Давно уже.
- Вон как… Умер ВасильЮрич. А мы тут и не знали. Как-то вот.
И уже не мне, а этим, которые вокруг:
- Постерегите его пока. Да с вниманием. Темный он какой-то.
А буквально через минуту:
- Дозвонился.
- Ну, и как? Что он? - зашевелились вокруг.
- Да, говорит, был у него в детстве дружок. Вот как раз с таким именем и фамилией. Только умер давно. Погиб в армии на срочной. Грузовик там перевернулся — и все.
- Так что с ним делать, получается?
- А то и получается, раз — все. Понятно?
Стою. Понимаю, что случится сейчас нехорошее. Непоправимое случится. Но это же только сон? А во сне…
- Только отведите подальше, чтобы потом не воняло нам тут.
- Так может, пусть сам и могилку выкопает?
- И так можно. Нам спешить уже некуда. Все тут останемся. А ему хоть такая радость: пока копает — живет. Слышь, ты, типа местный! Понял, нет? Иди и копай.
Но я же точно помню, что Васька умер. И не от алкоголизма, как предсказывали, а опухоль в голове. Грузовик у нас переворачивался на срочной. Но я все-таки живой? Вот же я! И даже документы есть!
- Это ты пока — живой. И мы все тут — пока живые. Так что не питюкай тут и не задерживай. Иди вон на газон, да копай себе ямку по размерам. Чтобы не воняло нам потом. Иди, иди. А то можем и так просто.
Это просто сон. Просто сон. Сон.

Не выспался

Это я не жалуюсь. Это я констатирую.
Проснулся внезапно в пять утра. Лежал, думал - чего это я проснулся в пять утра? И понял, что повод был один-единственный. Уже, как в детстве, хочется пораньше лечь и пораньше встать, чтобы - праздник. И чтобы праздник был долгим, как долог день, в который ты встал пораньше. Но еще четыре дня. Всего четыре дня. И еду надо спасти, что в холодильнике. Спасти ее насмерть, совсем.
...
И вот еще! По прилете в Москву надо обязательно посетить магазин "Крымские вина" и купить там бутылку коньяка из свежих-последних-проверенных. Нет, из Крыма везти не выйдет. У меня самолет "безбагажный". Я же экономлю!
В общем, приехать на Павелецкий, спуститься на кольцевую, доехать до Парка Культуры, дойти до "Крымских вин", отовариться, вернуться на метро, потом пересадка на радиальную - и на Маяковку.
Вот такой план.

P.S. Западающая клавиатура (кстати, ей год всего!) упорно пишет "четыре ня, четыре ня". Ня! И полный кавай.

Ну, хоть что-то радует

Красно-белые впервые с 2002 года трижды подряд не пропустили на старте турнира. Тогда ворота москвичей защищали Максим Левицкий и Дмитрий Гончаров.
Кроме того, "Спартак" оставлял ворота в неприкосновенности в первые 270 минут чемпионата в 1992, 1997 и 1999 годах.


Отсюда.

Четыре!

Четыре дня до полета в Москву!

Евгений Ловчев

Наверное, в нашем футболе только Акинфеев так предан своему клубу. Ну, еще закончившие братья Березуцкие с Игнашевичем. Остальные типичные наемники.

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek