ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Ксенос и фобос. Часть вторая. Весенняя

Первая часть, зимняя - здесь.
А здесь - начало этой части, 27.03.2009
Продолжение - 29.03.2009
Продолжение - 13.04.2009



- Ты пей, пей, а то мне одному как-то уже стремно… Пей и слушай, что тебе говорят. Ты человек здесь пока новый, а всем нашим я уже надоел, наверное. Всем надоел… А молчать все равно не могу. Я болею тогда, если один – и молчу. Пить начинаю… Я же здесь давно уже. Весь срок – здесь. Сначала, когда только открылись, поступал учиться, а потом что-то как-то не пошло у меня. То ли математика, то ли физика – черт его знает. В общем, погнали меня с третьего курса. А я и не упирался слишком, потому что в армию бы уже все равно не загребли. А тут я уже не мог. Шагистика эта, как пацанов гоняли. Вот. А тут – она вдруг. Ну, сам знаешь, как оно бывает. Раз – и любовь. Так накатило, так накатило… Не знаю, что она там во мне нашла, но никогда не попрекала образованием или деньгами. И тем, что у родителей живем, и что за границу не ездим, и что машины нет. Никогда ни слова. Я же из-за нее тут и остался. И контракт подписал – чтобы только с ней рядом быть. А потом у нас родилась дочка. У тебя есть дочка? Тогда ты не поймешь. Это такое чудо маленькое носатое. Лежит смирно, пеленкой примотанное, смотрит из-под косынки, глазами черными водит. Я ее носил, знаешь, укачивал ночами, нянькался. Молока жене хватало, так что откормили девчонку. Она такая толстенькая бегала, живая такая. Топ-топ по квартире. Потом детсад, школа – все, как положено, ну ты понимаешь, да. А потом однажды я вдруг понял, что больше мыть ее мне уже нельзя. И у меня в квартире образовалось две красивые и любимые женщины. Умные, веселые, смешливые такие. Дружные. Знаешь, как я их любил? Нет, скажи, знаешь? А, да… Ты новенький у нас. Я ж для них… А потом случилось: я пришел как-то домой – дочка на танцульках была. И - нет дома никого. Совсем никого нет. Я даже подумал, что ушла просто жена моя. Просто надоел я ей, скучный серый прапор. Вот так я подумал тогда, дурак. А после в шкаф посмотрел, в стол заглянул… Везде, в общем, пошарился - а ведь не в чем ей было уходить. Разве только в том, что на себе. Это зимой-то. Поспрашивал соседей – и машин никаких не было, и шума они не слышали. То есть, ну, ты понял, да? Пропала она у меня. Просто вот из квартиры, в чем была – пропала. И стали мы тогда жить с дочкой. Только страшно мне стало, и я даже отпуск взял, все караулил ее. Но потом-то все равно пришлось на службу идти. Ну, вот, значит… Служил. И боялся всё, что приду как-нибудь, а дома – никого. А может, так и проще было бы? Что говоришь? А-а-а… Ну, ты ж новенький у нас. В общем, когда на Заречье быдло из центра поперло в марте, нас тут подняли по боевой, по машинам распихали и вперед. И оружие выдали для защиты гражданского населения. Кому не хватило или кто не успевал, так лопатки саперные дали, кинули в кузова. Приехали, тут же рядом все, но хоть и торопились, да уже поздно было. Народ-то мы погоняли конечно, вверх постреляли, кого-то зацепили даже… Ну, не зацепили, конечно, а очень даже конкретно приложили. Потому что видели, что и как… А дом мой, с краю, из первых, уже весь черный, в копоти. И дочка в квартире одна оставалась. Лучше бы пропала, думаю теперь. Так хоть какая надежда. Я вот так, значит, вбегаю в дверь выбитую, а в квартире все почти сгорело. Все - черное. И она посередине. На спине. Ты пей, пей. Когда пьешь – не так страшно.

***

Все происходило на самом деле, а не в страшном кошмарном сне и не в кино, где жанр страшилки стал популярен в последнее время.
Какая-то черная толпа у здания управления. Кто-то лупит в стеклянные двери, но они пока выдерживают. Суета за стеклом. Крики «бей ментов!». Крики «менты в людей стреляли!». Но никто не стреляет из-за стеклянных дверей. Да и мало там защитников по утреннему времени. Работники управления. Охраны немного. Технические службы.
И этот бой, который внезапно завязался у здания управления в центре города – тоже как из кино или из кошмарного сна. Кто начал стрельбу? В кого? Почему? Никто сейчас не мог бы этого объяснить. Кто-то даже говорил впоследствии, что первые выстрелы раздались вроде бы со стороны площади, из дальних домов, в спину тем, кто подходил к ступенькам. И после тех выстрелов стали падать на землю первые раненые в черно-сером камуфляже. И толпа качнулась, было, но не разбежались в стороны мужики, а кинулись чуть не с голыми руками на оперативников. На спецназ – с монтировками и ломами, с ружьями – и картечью в упор.
Вот тогда, говорили, и началось: очереди по два-три снаряда из башенных пушек, пулеметный и автоматный огонь. Сначала ответный – так, все-таки, ответный был? - пистолетный огонь с вахты – чуть ли не в белый свет, как в копеечку, лишь бы задержать нападающих, а потом и ответная стрельба со всех этажей и из всех почти окон. А пуля стандартного «длинного» АКМ, которые, похоже, раздали работникам управления – это вам не макаровская и даже не стечкинская. В ближнем бою легкий бронежилет ее совершенно не задерживает…
Скоротечный бой вышел на два фронта. И от толпы отбивались, и в здание надо было пробиваться. А пули летят и летят, толпа эта с криками, с утробным хэканием… Хватают за руки, за стволы, вырывают из строя. Приходится отстреливаться. Сначала в воздух, а потом, когда ясно стало, что так и профукать операцию можно, в наушниках прозвучало: «Огонь на поражение».
А ведь первоначально предполагалось всего только задержать до выяснения обстоятельств и завершения следственных мероприятий руководство управления и установить охрану на всех ключевых точках для того, чтобы не пропали документы и техника. И еще чтобы аппарат, вся система внутренних дел продолжала работать, поддерживая в городе правопорядок. Так и инструктировали личный состав перед выездом. Кто же знал, что у местных на той стороне площади оборудованы позиции снайперов? Кстати, не подтверждает ли это косвенно их вину?
Вот и пришлось спецназу прорываться с боем, с кровавыми потерями, во внутренние помещения. Гранаты, взрывы, бросок вперед под прикрытием непрерывного автоматного огня. Снова гранаты и взрывы. А в спину стреляют снайперы, вылавливая в свои хитрые прицелы движущиеся фигуры в сплошном дыму, уже валящем из разбитых окон управления. А по снайперам и по толпе отыгрывают БТР, вставшие у подъезда. И подкреплений ведь не позвать, потому что неоткуда, потому что сами себе подкрепление и сами себе последний резерв.
Свои – это те, кто вокруг и рядом. Чужие – те, кто впереди. И те, кто сзади стреляет и бьет своих. Свои в камуфляже. Чужие – в серой и зеленой форме. Или в гражданке. В гражданке – тоже чужие. Своих надо оберегать и защищать. Чужих надо убивать. Иначе они убьют своих. Все так просто, когда начинается бой. Никаких тебе лишних разговоров: бросок вперед, гранаты, взрывы, автоматы, прикрытие, два шага, граната, лежать, сосредоточенный огонь по коридору, гранаты, опять вперед… Ответный огонь. Надо упасть в угол, под самую стену, и оттуда длинной очередью в полмагазина резать вдоль коридора, не позволяя высовываться вражеским автоматчикам. Потом прикроют тебя, а ты сумеешь сделать три-четыре шага и кинуть, катнуть аккуратно гранату – простую РГД, потому что в помещении.
БТР стояли на углах и у входа и нервно подергивали стволами пушек, выцеливая противника. Трупы валялись на площади. Догорал верхний этаж, до которого так и не сумели добраться спецназовцы. В разбитом и продуваемом насквозь холле первого этажа бойцы, набирая патроны прямо из вскрытых только что жестянок, набивали магазины, а командир одновременно второпях разговаривал с теми, кого вытащили из подвала, из местного изолятора временного содержания. Разговаривал, постепенно приходя к мысли о какой-то совершенно глупой ошибке руководства. Ну, какая тут коррупция? Откуда? Какие тут наркоторговцы и рабовладельцы? Все было совсем не так, если верить этим двум майорам, с зимы анализирующим обстановку в городе.
Но если так, то почему же в них стреляли? И кто стрелял? Что там, на том краю площади? Простое жилье, говорите? Откуда тогда там снайперы? И вообще, что происходит в этом городе?
Снайперы? А, может, это эфэсбешники? Или армейские откуда-то? Но точно – не милиция. А точно стреляли именно в вас? Проверено? Может, провокация это? Может, все специально подстроено?
И правда ведь, похоже на провокацию. Докладывают уже после осмотра поля боя, что найдены тела пулеметчиков с дырками в голове. Снайперы, выходит, поддерживали штурм? Что за снайперы? Чьи? Откуда? Почему нас не предупредили? И кто тогда стрелял в спину? Ведь есть же двухсотые и есть трехсотые… Что? Да, две командировки…
Эх, москвичи, мать вашу… Аналитики…
Что там за опять шум на площади? К бою, орлы!
Отобьемся, не впервой, а ночью пойдем на прорыв.
Tags: Графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments