ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

"Я родился в СССР"

catstail:


ПРИГЛАШЕНИЕ В КРЕМЛЬ

Прожив почти всю сознательную жизнь в Москве, я дважды бывала в Кремле. Не там, куда при Хрущеве начали допускать туристов и устраивать экскурсии, а в старинных Кремлевских палатах, где гуляют на свободе народные избранники и проводятся дипломатические приемы.

В первый раз я попала Кремль на новогоднюю елку школьницей пятого или шестого класса. Это было неслыханное счастье и великий почет. Почти как получить Героя Советского Союза. Во всяком случае, в масштабах школы. На школу было «выделено» всего три или четыре билета и то только потому, что район занял какое-то место в социалистическом соревновании. Чтобы получить билет, мало было быть отличником, надо было «прославиться» еще в какой-нибудь области – в спорте, победить на олимпиаде и тому подобное. На мое счастье, совпало так, что я оказалась одновременно победителем районной олимпиады по английскому языку и еще чего-то там по шахматам. Короче, один билет достался мне. На счастливчиков приходили посмотреть даже страшеклассники.

Мероприятие было настолько серьезным, что на елку нас провожали не родители, а отвозили на специальном «шефском» автобусе, собрав по всем школам района. Это был праздник, запомнившийся на долгие годы. Во-первых, экскурсия по Кремлевским залам, где жили цари и сохранилась часть убранства и обстановки.

Что это было по сравнению с нашими коммуналками, где жило большинство моих соучеников! Сама елка в Георгиевском зале Кремля – высотой до потолка, увешанная необыкновенными игрушками. Праздник – с Дедом Морозом, Снегурочкой и всякими зверями – проходил вокруг елки. И это не был спектакль или концерт. Вернее, это, конечно, был спектакль, но все мы были не зрителями, а его участниками. А в соседнем зале были невиданные аттракционы, кроме качелей и каруселей, были и такие, которым мы в то время и названий-то не знали. Вдоль стен стояли избушки, в них сидели женщины в разных костюмах, одна была Бабой Ягой, и выдавали подарки. К симпатичным «продавщицам» ребята выстраивались в очередь, а около киоска Бабы Яги никого не было. Подарки тоже были необыкновенные. Какие-то особые конфеты и шоколадки, которых я никогда ни до, ни после не видела, все в обертках с изображением Кремля, и все это было в металлическом чемоданчике с замочком, на котором тоже был изображен Кремль и панорама Москвы.

Все это надолго потрясло воображение, и я много лет хранила и чемоданчик, и глянцевый пригласительный билет. Больше всего поражало, что мое имя на билете было не вписано от руки, а напечатано типографским способом.
Второй раз я была в тех же палатах совсем по другому поводу, в другом возрасте и настроении.

Уже на подходе к своему НИИ - стайкой, бегом с трамвая – мы заметили, что происходит что-то необычное. Какая-то суета у входа, две черные «Волги» на институтской стоянке среди профессорских «Москвичей» и кандидатских «Запорожцев», подтянутые мальчики около этих «Волг». На райкомовскую проверку трудовой дисциплины не похоже. Тем более, что про проверки мы всегда знали заранее.

Оказалось, что в Институт приехал не более, не менее как Сам Комендант Кремля в чине генерала. Какая-то у них возникла проблема со стеклами в связи с ремонтом Кремлевских палат. От Института командировали специалиста, обязательно члена партии, и вся компания отбыла обратно. На следующий день ко мне подошла знакомая аспирантка из соседней лаборатории и спросила: «Хочешь в Кремль съездить?»
-«Издеваешься? Что мне-то там делать?» - отреагировала я. «Наша завлабша назначена главой комиссии по определению причин разрушения их изделий, она сказала коменданту, что работа займет несколько дней и ей нужны помощники. Под это дело можно Кремль посмотреть, куда простых смертных не пускают. Хочешь? Тогда сейчас и поехали. Только поможешь приборы тащить.» Еще бы я не хотела!

Таких желающих набралось четверо вместе с руководительницей. На самом деле, желающих, конечно, оказалось больше, но больше в один день взять было нельзя. И добрая завлабша пообещала остальных взять завтра. Нас вместе с нашими полярископами погрузили в две «Волги» с красной бархатной обивкой. Мы весело галдели, предвкушая незапланированную экскурсию в рабочее время и обещанный кремлевский буфет. Шофер презрительно кривился и беспокоился за обивку сидений. При въезде в Кремль через Боровицкие ворота охрана отдавала «Волгам» честь.

А проблема оказалась серьезной. Особенно для коменданта, которого я, кстати, так и не увидела. Для ремонта Кремлевских палат все старинные хрустальные люстры были сняты, разобраны и упакованы в ящики со стружками. Ящики поставили в неотапливаемый склад. Ремонт продолжался несколько месяцев. Когда же он закончился, и люстры собрались повесить, многие детали оказались разбитыми. Как водится, первым делом начали искать виноватых. Потом комендант спохватился, что виноватым в любом случае окажется он – в желающих занять его место недостатка не было – и бросился искать причину. Вот так мы и оказались в Кремле.

Все ящики с деталями люстр, целыми и разбитыми, стащили в одну комнату, там же мы и расположились со своими приборами. У дверей стояла охрана как у Мавзолея.

Причина была найдена быстро. Старинные люстры были изготовлены в Германии более 200 лет назад и подарены русскому царствующему дому по поводу очередного юбилея. Старинный хрусталь содержал большое количество свинца, и из-за этого его коэффициент термического расширения был очень высоким. Кроме того, в те времена еще не было приборов, определявших внутренние напряжения в стекле, образующиеся при неравномерном или слишком быстром охлаждении. Каждый мастер определял готовность изделия «на глазок». Во всех деталях люстр эти напряжения были очень высокими, то есть стекло находилось в нестабильном состоянии. Пока люстры висели в помещениях с постоянной температурой, с ними ничего не происходило. Но как только их вынесли их теплого здания на мороз, резкий перепад температур в комбинации с собственными внутренними напряжениями просто «разорвал» часть наиболее массивных деталей на куски.

Мы с чистой совестью объяснили это представителю коменданта. И пообещали проверить все детали на напряжения. А как иначе всем желающим побывать в Кремле? Завлабша пообещала заказать на заводе новые детали взамен разрушенных и еще в запас. Сам комендант этого делать почему-то не захотел.
В благодарность нам устроили экскурсию по Кремлю. Мы увидели спальню императрицы с ванной из настоящего серебра и кранами в виде лебедей. Люстра и торшер были изготовлены из цветного фарфора в форме райского дерева, увитого виноградными лозами и увешанного сказочными фруктами. (Теперь я думаю, уж не авокадо ли это были?) Пол был из наборного паркета, а ковер на полу повторял узор пола. На малахитовым камине стояли старинные бронзовые часы. Каждые четверть часа они звонили, и золотые фигурки танцевали менуэт.

Кабинет царя нас разочаровал. В нем не было ничего, кроме книжных шкафов, заполненных старинными фолиантами на незнакомых языках и дубового письменного стола. Зато сопровождающий рассказал, что стены кабинета под дубовыми панелями обиты листовой медью. Так раньше защищались от подслушивания.

В зале приемов тоже был наборный паркет сложного рисунка. Такой же рисунок был на инкрустированных столиках из мрамора, уральских камней и дерева. Но в каком все это было виде! На столиках – следы от сигарет и несмывающиеся пятна от стаканов, на полу – выбоины. Завлабша, свято верящая, что это все наше народное добро, тут же выговорила сопровождающему за плохое содержание музейных вещей. Он от неожиданности и возмущения даже не нашелся, что ответить, кроме как: «Это зал для приемов, тут даже космонавты бывают!»

Обедать нас сопроводили в буфет для «обслуги». Ничего особенно экзотического мы там не увидели. Правда, сосиски были совсем другого вкуса, чем те, что мы «доставали» в магазинах, и апельсины были без очереди. Мы очень старались вести себя прилично, даже постеснялись купить в буфете килограмма по 2-3 сосисок. Купили по пол-кило.

Но вот чего не удалось избежать, так это казуса с посещением туалета. Сами мы, понятно, ходить по залам свободно не могли. Спросить не у кого, часовой у двери молчит как сфинкс. Может, туда немых набирали? Меня как младшую послали на разведку. Часовых было двое. Один остался у двери, а второй молча пошел за мной. Так я и шла под конвоем. Все залы, по которым мы проходили, были пусты. Только кое-где женщины в синих халатах , не поднимая головы, терли бронзовые завитушки лестниц. У одной из них я и спросила об искомом. Она испуганно взглянула на моего конвоира и молча махнула рукой на одну из дубовых дверей. Я вошла, конвоир остался за дверью. Сначала я решила, что я ее неправильно поняла. Я никогда в жизни не видела трех-комнатных туалетов. Тем более все надо было рассмотреть.В первой комнате стоял стол, накрытый скатертью, на нем ваза с живыми цветами и пепельницы музейного вида. На стенах – картины, по стенам – шкафы. Каюсь, заглянула внутрь: мыло, полотенца, салфетки, еще что-то в том же роде. В следующей комнате – умывальники, сушилки для рук, фен на стене. Включила все по-очереди – работает! Дальше – уже собственно туалет. Цветы – везде. Не хватило мне инженерного образования, чтобы найти и освоить механизм спуска воды. Оказалось – автоматический. Ага, для склеротиков!

Не знаю, сколько времени я там провела, но когда вышла, наконец, мой страж по-прежнему стоял у двери и сопроводил меня обратно в комнату к коллегам.
На следующий день в Кремль поехала другая компания сотрудников. Но за ними прислали уже не «Волгу», а «ГАЗик».
Tags: Я родился в СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments