ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

"Я родился в СССР"

uncle_doc:


Дядя Хока и начинающий диверсант

Мне было два с небольшим года. Родители жили в общаге Астраханского мединститута. Времена самые что ни на есть советские, в смысле правил - строгость и безоговорочное подчинение самой страшной тёте всех времен и народов - комендантше этого самого общежития. Которое, к слову, абсолютно не семейное. И детей там быть не должно по определению. Но дело молодое, противозачаточная индустрия страны победившего социализма находится в противозачаточном же состоянии, так что дети появлялись чаще, чем этого хотели их неопытные родители.

Вот и я в виде неожиданного счастья свалился на молодую (по 20 лет) студенческую пару. Пока мама была в академке, жили у бабушки, потом я подрос, несколько изменились обстоятельства, и меня просто некуда было девать, кроме как в общагу. На нелегальное положение. Там действовал принцип – «Не пойман, не вор», т.е. если комендантша не застукала с ребенком – всё нормально. Но не дай бог во время обязательного обхода (а это раз в месяц как по часам) в комнате обнаружится детёныш – пиши пропало. Вылететь из общаги можно было в два счета.

Поэтому мне постоянно прививали навыки ведения партизанской войны. Учеником я был прилежным, поэтому через некоторое время запросто мог бы играть в прятки на деньги и кормить этим своих родителей :) От комендантши меня прятали под кроватью, за деревянными деревенскими чемоданами с вещами. Хорошо помню, что кровать была очень большая (или мне так казалось в то время). Впрочем, может быть, она действительно была большая, потому что для присмотра за мной туда еще спроваживался папин друг, которого помню до сих пор – дядя Саша Белкин. Отличительная примета – очки и достаточно густая борода. Нас засовывали под кровать и обставляли вещами, дабы пытливый взгляд комендантши не заметил чего лишнего.

Чтобы я сидел тихо, добрый дядя Саша не придумал ничего лучшего, как рассказать мне историю про страшного дядю Хоку, который в этот момент бродит по темным коридорам общаги в поисках меня. Причем ищет чисто в гастрономических интересах. Можете себе представить – почти полная темнота, замкнутое пространство, бородатый дядька басом вещает ребенку про неведомо чудище, которое идет по дитячью душу. Запросто можно продавать сюжет сценаристам – хоррор не хуже, чем у доктора Кинга. Поэтому я сидел тише мыши и даже дышал через раз. И ни на одном обходе меня не попалили :)

В остальное же время я был достаточно вольным существом. И лихо рассекал по коридорам и кухням на трехколесном лисапеде. На очередной день рождения мне подарили замечательное двуствольное ружо: деревянные приклад и цевье, два металлических ствола (это важно). По идее, оно стреляло пистонами, но их у меня предусмотрительно отобрали. Так вот. Еду я, значит, на лисапеде с ружом на перевес мимо распределительного электрощита. Он, как и положено, закрыт и опечатан, но снизу – достаточно большая дырка, из которой выходят всякие кабели. Взрослым-то сверху ее не видно, а вот мне снизу – очень даже. Инстинкт исследователя-естествоиспытателя проснулся во мне со страшной силой, и мне захотелось узнать – сколь глубока нора, в которую проводки прячутся.

Рукой лезть – не достаю, маловат. Но ведь у меня теперь есть замечательное ружо – прекрасный исследовательский инструмент! Для того, чтобы дотянутся до заветной норы, пришлось взять оружие за самый низ приклада. А металлические стволы стали постепенно углубляться внутрь распределительного щитка. «А не эбанёт?» - зададите вы вопрос из классического анекдота. «Еще как эбанёт!» - отвечу я вам. Яркая вспышка, грохот, сильный удар, запах палёного. Я почему-то сижу на полу, рядом валяется ружо, оба ствола пробиты насквозь, края отверстий оплавлены и еще дымятся. Несколько огорошенный таким результатом эксперимента, я забираюсь на лисапед, перекидываю потерявшее товарный вид ружо за спину и рулю домой. Приезжаю и начинаю жаловаться маме, что вот, мол, ружо испортилось. Мама офигевает от ТТХ вновь образовавшихся на стволах отверстий, а когда начинает выяснять – откуда они взялись, то бледнеет и медленно сползает по стенке. Что было дальше – не помню, видимо опять били попу :) Это я уже сильно потом понял, что мог остаться под этим щитком насовсем, а спас только деревянный приклад, за который я держался. Да, я еще оставил всю общагу без света - щиток спекся. А я вот живу. Значит судьба ;) :)




Лягушки-путешественники

Мне почти три года, родители доучиваются в институте, поэтому я всё ещё на попечении бабушки (точнее, для меня-то она была прабабушкой). Но и у бабушек бывают дела, например, нужно съездить за покупками на базар. А меня на это время оставляют под присмотром 5-летней девочки-соседки.

Ага. Нашли с кем оставить ;) Через некоторое время нам стало скучно. И мы решили пойти встречать бабушку. Если вдруг есть кто из Астрахани – то мы попёрлись с хлебозавода (на ул.50 лет ВЛКСМ) до Татар-базара . Пешком. Два ребенка – 3 и 5 лет. Через улицы, по которым ездят машины.

Безо всяких проблем мы добрались до базара. Конечно же, никакой бабушки мы там не нашли (она, как позже выяснилось, уже практически доехала до дома). Зато с удовольствием напробовались всего, что продавали на рынке – и дыни, и арбузы, и прочие фрукты-ягоды, благо детям никто не отказывал, а наоборот, все старались угостить. Так что проблема насчет пообедать отпала сама собой. Отлично помню, что мы еще и газировки надулись нахаляву – помните в таких стеклянных перевернутых конусах продавалась.

Самое интересное, что всех вполне устраивал наш ответ на вопрос – что это дети тут одни шляются, мы отвечали – ищем бабушку, она здесь. И всё. Никакой паники, обычное дело. Впрочем про панику-то я загнул. День клонился к вечеру, а на юге темнеет очень быстро. И паника как раз присутствовала. В начальной точке нашего путешествия.

Бабушка пришла домой и обнаружила, что там пусто. Сначала подумала, что мы спрятались и честно искала. Потом «сдалась». Потом «точно сдалась». Потом «ну-всё-я-с-вами-больше-не-играю». А потом пришла она. Паника. А с ней – мои родители с занятий. Что там началось – бррр. Подняли на уши милицию, начали обыскивать окрестности. А на дворе сгущалась тьма.

Далее рассказ со слов моей мамы – этот момент я помню плохо (не уверен, но, скорее всего, опять били попу). Короче, стоят они около подъезда. И тут в темноте появляются два белых пятна – одно побольше, второе поменьше, идут себе, треплются о чем-то о своём. А это мы с соседкой на 11-м троллейбусе (i.e. ножками) добрались. И не заблудились, ничего с нами не случилось, мы были сытые и довольные, хотя немножко раздосадованные тем, что бабушку на базаре не встретили.

В итоге отсутствовали мы 6 часов. Сколько мильонов нервных клеток у наших родителей за это время загнулось в страшных муках – лучше не представлять. Одно помню хорошо – больше на базар меня не тянуло. Хотя способности к ориентированию на местности остались – даже в не очень знакомом городе я не теряюсь ;) Опыт, знаете ли. Заложенный с детства.



Путешествие из Бранденбурга в Читу
Продолжаю мемуарничать :) Сегодня я расскажу о первом крупном потрясении в моей жизни - переезде из Германии в Читу. Собственно, потрясением было не само перемещение из пункта А в пункт В, а столкновение с суровой советской реальностью. В то время говорили, что СССР отличается от ГДР так же, как ГДР от ФРГ. В ФРГ тогда побывать не удалось, но вот случай сравнить ГДР и СССР мне представился. Германско-демократический социализм, при всех его перекосах, имел куда более человеческое лицо, хоть оно и изъяснялось по-немецки. И за 5 лет жизни в ГДР я привык ко многим вещам, от которых потом приходилось отвыкать, а я все никак не мог понять - почему.

Впрочем, давайте по порядку. В те далекие времена существовал непреложный закон: после службы в хороших местах военнослужащего обязательно ссылали направляли в какую-нибудь задницу. ГСВГ считалась очень хорошим местом, после которого должны были посылать куда-нибудь в Тикси или на Кушку. Но нам, можно сказать, повезло - отца перевели в Забайкальский военный округ, да еще и в его столицу - город Читу, в распоряжение командующего.

Мне только исполнилось 9 лет (на дворе - 1979-ый год), и все сборы, упаковка вещей, погрузка контейнера, поездка на "таблетке" (санитарный УАЗ-452) из Бранденбурга в Вюнсдорф, откуда ходили поезда в Союз - всё это было увлекательно и даже прикольно. Одно мне было не очень понятно - чего это родители такие грустные. До Москвы на поезде мы добрались без проблем, в Польше купили целый блок жвачки Donald с вкладышами, что для меня, как вы понимаете, было главным запомнившимся событием - я тогда эти вкладыши коллекционировал. И не подозревал, что в Союзе жевательная резинка была чуть более частым гостем, чем инопланетяне.

Приключения начались позже.


Военнослужащим выдавали на руки так называемые требования (проездные документы). Это были не билеты, а своеобразные сертификаты, которые нужно было обменивать в кассе на собственно билеты. На самолеты по маршруту Москва-Омск-Новосибирск-Иркутск-Чита. Вот, знающие люди уже смеются. Проездные проездными, но они не гарантируют наличие билетов. Я хорошо помню, как мама раскладывала огромные "гроссовские" чемоданы под ироничным названием "прощай, Германия", на одной половине спал я, на второй - моя 3-летняя сестра, мать пристраивалась рядом, на сумках. А отец, по-моему, так и спал в очередях. В итоге до Читы мы добирались почти неделю. Самолетом.

Остановиться пришлось в гостинице. С жильем тогда было проблематично, даже для военных, в гостиницу-то попасть удалось только по личной протекции начмеда ЗабВО, который сам в свое время оказывался в аналогичной ситуации. Единственное, что никто тогда не собирался нам компенсировать затраты на гостиницу, жили на те сбережения, которые остались после Германии.

Учебный год был в самом разгаре, и я пошел в школу, которая была ближе всего от гостиницы. И вот тут-то начались настоящие потрясения. Дело в том, что читинская школа отличалась от гэсэвэгэшной гарнизонной как... ну... вот даже не знаю, какое сравнение подобрать.

Не знаю, как остальные школы в ГСВГ, но наша отличалась достаточно либеральными взглядами. Например, школьная форма была желательна, но не обязательна. В военторг ее завозили, да и во время отпуска в ее можно было купить в Союзе. Но по сути требовалось одно - чтобы ребенок был опрятно одет и на нем была светлая однотонная рубашка. На форму и длину волос никаких ограничений не было, поэтому моя стрижка "под битлов" (см.фотку - я с сестрой после окончания 2-го класса, кликабельно) никого не удивляла и не напрягала, так ходили многие дети. Как и мой костюм. И объемный ранец с катафотами. И многое другое.

А еще во время ответа не нужно было вставать. А еще "поднять руку" - это не значит, что локоть должен обязательно стоять на парте, ее можно вытягивать на всю длину. И даже подпрыгивать на стуле от нетерпения, если ты знаешь правильный ответ.

Надо ли говорить, что мой внешний вид и мои манеры повергли в шок молодую читинскую учительницу. В первый же день после уроков меня послали за мамой. Учительница отвела ее к директору, а потом долго объясняла мне, как должен вести себя советский ученик. Вот тогда я впервые ощутил, что такое "когнитивный диссонанс". Особенно после заявления учительницы, что носить октябрятскую звездочку на немецком костюме - невиданное святотатство и кощунство.

А еще учительница отдельно предупредила о "жувачке". "Это там вам было можно, а здесь нельзя". И пояснила, что с ученика, жующего на территории школы, запросто могут снять октябрятскую звездочку. Ибо недостоин.

Мама вышла из кабинета директора заплаканная, молча взяла меня за руку и повела сначала в парикмахерскую, где меня "оболванили" почти под ноль, а потом в "Детский мир", где купили страшно неудобную и жуткую на вид синюю школьную форму и несколько колючих рубашек, воротник которых не выдавался за пределы пиджака. В состоянии застегнутости на все пуговицы (как это требовалось), рубашка напоминала удавку.

Мой любимый немецкий пенал из коричневого кожзама с желтой молнией был убран в коробку, его место заняло пластмассовое уёбище изделие, состоящее из двух половинок, одну из которых надлежало ставить на парту. Фломастеры также были изъяты, как и прикольные фигурные ручки. Вместо них был куплен стандартный набор шариковых ручек - синяя, черная и зеленая, которые немилосердно мазали. Кроме того, мой любимый желто-красно-зеленый ранец с плотными стенками, который очень удобно сидел на спине, да еще и сверкал катафотами сзади и на боках, тоже был убран в коробку. Его место занял мягкий какашно-коричневый советский ранец, жутко неудобный и невместительный.

Короче, когда на следующее утро я оделся, собрался и глянул в зеркало, то увидел там настолько удручающую картину, что расплакался. На попытки выяснить, за что мне такая радость, мама только вздыхала и отвечала: "Так надо". Этот вопрос я задавал еще неоднократно - и когда физрук велел заменить удобные кроссовки на пахнущие какой-то жуткой химией кеды, бегать в которых было сродни пытке. И когда учительница всеми силами внушала, что главное - быть как все, не выделяться на общем фоне ни знаниями, ни внешним видом.

Впрочем, у меня возникали и другие вопросы. Например, почему в ГДР можно было в любой день пойти в любой магазин и купить молоко, масло, всякие вкусности на завтрак, и единственная сложность была в определении срока годности молока. Дело в том, что на крышечках из фольги отпечатывали не дату, а день недели, на немецком. Проблема была решена за несколько дней, и я до сих пор помню не только как произносятся, но и как пишутся дни недели по-немецки. В Чите молоко в соседний магазин привозили дай бог, чтобы пару раз в неделю. Причем я почему-то не помню там бутылочного молока, только разливное. Я ходил с бидончиком, выстаивал огромные очереди, причем мама просила меня бежать в магазин как можно раньше, сразу же после прихода из школы. Потому что ближе к концу дня молоко разводили настолько, что оно не оставляло белых следов в стакане. А разливная сметана по консистенции начинала напоминать молоко. С остальными продуктами было ничуть не лучше, например, меня очень удивляло масло, которое не мазалось, а крошилось, причем на его поверхности всегда блестели капельки воды. И за всем - очереди, очереди, очереди... Почему там всё было, а тут нифига нет, если СССР - лучшая в мире страна, а ГДР - лишь наш союзник, младшая сестра-дебил? На эти вопросы мне тоже никто не мог ничего толком ответить.

А еще я не мог взять в толк, почему у нас стало меньше вещей, когда наконец-то Читы добрались контейнеры. И почему на дверках полированного немецкого шкафа были длинные трещины. Позже мне родители объяснили, что произошло. Контейнеры пришли глубокой зимой, когда в Чите уже трещали 40-градусные морозы. Ну а так как пришли они из Германии, то должны были проходить таможню. Таможенники перетряхивали на открытой площадке каждую книгу, каждую тарелку, вскрывали абсолютно все коробки, снимая все упаковки. Вот полировка мебели и не выдержала, треснула. Кроме того, очень много чего забрали. Например, в ГДР были очень популярны цилиндрические ночники с крутящимся внутри цилиндрами меньшего размера. На внешнем цилиндре была обычно какая-нибудь фотка, внутренний цилиндр вращался под действием тепла лампочки, а по внешнему цилиндру и стенам комнаты бегали прикольные тени. Так вот, один светильник таможенники забрали, потому что на фотке была индейского вида тетка с полуприкрытой грудью (!) Всё, порнография, конЬфиксуем. А уж когда дошли до подарочных охотничьих ножей в кожаных ножнах с компасами, с косульими ножками в качестве ручки (их отцу подарил начмед соседней немецкой части), таможенники завизжали - "холодное оружие" - и отцу пришлось отдать им на выбор, всё, что они захотят, лишь бы заткнулись и наконец-то закончили разбрасывать по смотровой площадке наши вещи. Злобная зависть к тем, кто был чуть лучше других хоть в чем-нибудь - потом с этим приходилось сталкиваться неоднократно. И этого я тоже не понимал.

Впрочем, в Чите было и хорошее, хотя бы потому, что детство - это всегда хорошо, независимо от условий окружающей среды. Но об этом я расскажу как-нибудь в следующий раз.


Tags: Я родился в СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments