ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Стройотряд

Опять конспективно, просто чтобы тему не забыть.

Первый курс прошел вполне успешно. Даже грипп в январе и пересдача по этой причине одного экзамена не привели к лишению стипендии. А со стипендией студентом было быть совсем по-другому, чем без нее.

Сорок рублей в месяц Сашка отдавал матери, потом беря только на автобус и на обеды в столовой. Правда, обедал он там не регулярно. Чаще просто брал пирожки с рисом и мясом или пончики с повидлом, которые вообще стоили всего пять копеек. Ну, и попить компот какой-нибудь.

Ребята, которые жили в общежитии, устраивали складчину и по очереди кашеварили на общей кухне. Большинство из них уже отслужили в армии, повидали всякого и почти спокойно перебивались на небогатых студенческих хлебах. С наступлением лета и летней сессии они засуетились в поисках работы. Подработать тогда было затруднительно, потому что - ну, кому нужен студент, да еще на полтора месяца или даже на месяц? После сессии сразу начиналась геологическая практика, потом еще геодезическая - когда тут работать? А с другой стороны, как не работая купить хотя бы новые штаны? Или рубашку свежую?

Староста Вагиз - красивый чернявый татарин - бегал в комитет комсомола, собирал какие-то подписи, ходил в деканат. С ним всегда были двое-трое "старичков". И вот однажды он пришел с разрешением на создание строительного отряда.

Студенческий строительный отряд был узаконенной "шабашкой". Там, где всегда не хватало рабочих рук, летом с удовольствием нанимали студенческие бригады. Небольшие отчисления шли в областной штаб, а сами студенты зато получали не оклад, а "аккорд" - установленную сумму за конкретный объект. Сделали быстрее? Получите всю сумму. И тут же - на новый объект. Из уст в уста передавались рассказы, как какой-то из отрядов с политеха работал на проведении электричества в дальние деревни. Суммы выходили трехзначные. Правда, были и такие отряды, кому не повезло - их посылали на сельские работы, где много не заработаешь. И еще было ограничение: стройотряд должен работать два месяца - иначе он никому не нужен, и стройотрядовец может быть только после второго курса - когда он уже студент с головой, когда уже пошла специализация.

Кроме денег была еще и романтика ССО. Эти побелевшие штормовки с надписями на спине, нарукавными шевронами, блестящими значками с годами работы на груди, которые выстраивались в ряд один под другим - глянешь и уважаешь старшекурсника с четырьмя подряд поездками.

- Нам пошли навстречу,- рассказывал Вагиз, а отслужившие в армии "старички" важно кивали головами.- Наш стройотряд будет работать только месяц и-за практики, и впервые в нем будут после первого курса. Ну, мы же не пацаны уже... Берем мужиков. Не шумите, не шумите! Работа тяжелая, поэтому девушек - только на кухню. Человек двух. Или трех максимум.

Обычно ССО получал красивое имя "Энергия" или "Антей", или по географическому признаку "Кама" или "Пермяк", или по деятельности "Дорожник", например. А тут сразу Вагиз сказал, что уже зарегистрировали название, и спорить тут вовсе нечего, потому что вон, с мужиками уже обсудили, и название красивое и правильное: "Фортуна".

Сашка еще подумал, что какое-то название совсем не романтичное, больше к казино, что ли, относится или просто к "повезет-не повезет". ССО "Фортуна"... Ну, правда разве это романтика? Это голый практицизм. Хотя, парни так и говорили, что времени совсем мало, а потому главное - успеть хорошенько заработать перед первым сентября. А то совсем хреново без денег. Они же не пацаны какие - за мамкину юбку держаться.

"Пацаны" не обижались, а записывались в список у Вагиза. В течение дня отряд был сформирован. На следующий день все получили нашивки со словом "Фортуна", чтобы на рукав пришить. Но студенческую строотрядовскую штормовку им не дали. Сказали, что отряд временный, всего на месяц или даже меньше - и нечего тут. Зато дали значок металлический и покрытый эмалью, на котором был мастерок и надпись "ССО-1973".

Сессия пролетела незаметно. Вернее, Сашка-то ее заметил, потому что не сдал то ли сопромат, то ли термех - для него они слились в один непонятный предмет. Тем более, и преподаватель был один.

Практика оказалась нисколько не трудной. Даже веселой была практика. Особенно та, которая геологическая, которая на Чусовой, как в походе, когда жили в палатках и готовили на костре, а умываться бегали к реке. После геодезической, по традиции проводимой напротив центра города в сосновом бору, все собрались в общежитии, набившись в одну комнату. Из рук в руки передавали бутылку водки и вторую бутылку - с кефиром. Ни на что больше просто денег уже не было у студентов. Глоток того, глоток этого - и по домам, потому что завтра в стройотряд.

А потом был стройотряд в дальнем районе области. Студенты пригодились дорожно-строительному управлению. Там и так-то ни деревень, ни сел - леса и реки вокруг. Откуда брать работников? Из центра возить, что ли? Вот наш отряд оказался очень вовремя в нужном месте. Прямую узкую нитку дороги вели строители со своими большими машинами А выкладывать канавы и откосы бетонной плиткой по сорок килограммов весом, засыпать вручную везде где положено гравием и щебенкой, бетонировать площадки перед бетонными же трубами в рост человека под насыпью - это все нам.

С утра бригады развозили грузовиками по точкам и собирали к вечеру. Отрываться от работы было нельзя. Ничего, кроме работы! Потому что поехали сюда мужики не пиво пить (хотя пару раз и сходили в ближайший городок по пиву), а деньги зарабатывать. Помощниками к девчонкам на кухне приставляли только "контуженных", с растяжениями рук и ног.

Жара, вода из ручьев и прудов, черная черемуха на ближайших деревьях, после которой синие рты и не отмываются руки, стоящая колом одежда, пропитанная цементной пылью и потом, вечно больные связки, потому что все руками и все бегом (когда бежишь с носилками, на которых лежат два бетонных блока, кажется, что руки вытягиваются до колен), сбитые сучковатыми древками лопат ладони, когда вручную в день по десять машин в темпе, в темпе, ее быстрее...

То ли они работали так хорошо, толи просто кончились деньги у заказчика, но через двадцать дней подъехавшее начальство объявило: завтра можете уезжать. Работы приняты с оценкой "хорошо" и "отлично", деньги начислены, только их можно будет получить утром в бухгалтерии, а сегодня вам на сборы и подготовку к отъезду.

Еды на ужин уже не было. И на завтрак - тоже. Пошептавшись со всеми по очереди и собрав оставшиеся деньги, Вагиз с кем-то из "стариков" на попутках слетал в город и привез ящик водки, ящик кабачковой икры в стеклянных банках и по буханке черного на каждых двоих. Летний вечер у костра, когда водка ударяет в голодный желудок, а черняшка с икрой совсем не тянет на правильную закуску. Растаскивание бойцов по койкам. Последняя ночь.

Утром, злые и голодные, все стояли под дверями бухгалтерии. Еще пара часов и Вагиз вышел с мешком под мышкой.

- В автобус! Там уже поделим!

Он сидел сзади, разговаривал с бригадирами, что-то рассчитывал на листе бумаги, а автобус ехал по той самой дороге, на которой они работали. Узкой, всего в две полосы, прямой, как стрела, прорезающей леса и холмы.

Сзади, от Вагиза, начали передавать деньги. Всем поровну. И девчонкам у кухни, и командиру, и бригадирам. Всем - поровну.

Сашка к вечеру добрался до дома. Гордо вывернул карман и выложил пачку десяток и пятерок. За двадцать дней он получил только чуть меньше, чем отец за целый месяц.

- А-а-а... Фортуна? Что, подфартило вам, говорят?- встретил заместитель декана первого сентября.- Шучу, шучу. Весь курс поехал на картошку, а вам, мужики, как специалистам-строителям, отдельное задание.

И они поехали на правый берег строить новый институтский городок.
Tags: Вспоминалки, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments