ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Еще сюжет

Стук в дверь раздался в самый неподходящий момент.
- Чего надо?- сипло крикнул Иван, выбираясь из-под скомканных и скрученных простыней.
- Откройте, пожалуйста. РПН!
Бормоча вполголоса ругательства, Иван накинул простынку на разлегшуюся разгоряченную девушку, прижал палец к губам - мол, никшни и не отсвечивай - и, поправив рубаху и застегнув брюки, вышел в тесный тамбур. Как только он щелкнул задвижкой, дверь вырвалась из его рук, а в номер, подталкивая его перед собой - "чего вы толкаетесь?", ввалились сразу пятеро полицейских в черном.
- В чем дело, собственно?- попытался показать, кто здесь хозяин Иван.
- Мы получили информацию, что в вашем номере - гостья. А время,- один из "черных" акцентированно четко поднял руку и посмотрел на часы,- уже полночь. Прошу дать разъяснения.
- Какие разъяснения? Мы взрослые люди!- начал было качать права Иван.
Но тут двое больших и крепких в черном подошли к нему, довольно невежливо оттеснили к креслу, толчком усадили. Тут же на обоих плечах оказались чужие тяжелые ладони, предупреждающие, что встать так просто не удастся.
- Сначала от девушки...
Загорелое лицо высунулось из-под простыни, тонкая рука молча протянула паспорт.
- Так... Сандра... Ишь, имен больше нет как будто... Возраст - совершеннолетняя. Ага. Семейное... Вдова. Вероисповедание... Ага. Девушка, одевайтесь, распишитесь в протоколе и можете быть свободны. НУ, а теперь - ваши документы.
Паспорт Иван бросил на столик у зеркала, как вошел. И теперь документ поднесли к его глазам:
- Ваш паспорт?
- Мой.
- Запишите: принадлежность документа подтверждает лично. Так...,- привычные пальцы быстро перелистывали страницы.- Совершеннолетний. Православный. Наш клиент, я же говорил... Состоит в браке... Оп-па... И как же это?
- Там, под обложкой, свидетельство о расторжении брака, нотариально заверенное!
- Под обложкой, под обложкой... Что тут у нас? Записывайте, записывайте: два презерватива импортных, карточка "Виза" - номер потом спишете, три визитные карточки разных людей, две черно-белые фотографии размера три на четыре, записка на обрывке листа в клетку... Все.
- Как - все?- рванулся Иван, но тут же осел обратно, придавленный тяжелыми ладонями.
- А так - все,- старший из "черных" отодвинулся от стола, на котором раскладывал все найденное. Он показал буквально вывернутую обложку, повел рукой над выложенными на стол предметами.- Всё. Итак, ваши объяснения?
- Может, выпало где-то в коридоре?
- Тут - ничего!- тут же отозвался кто-то из тамбура, продолжая шуршать вещами.
- И тут- ничего. Ну-с?- склонил голову набок старший.- Как же так? А еще - православный...
Укоризна в голосе была неподдельной.
- Я прошу позвонить моему адвокату.
- Отказываю.
- Почему?
- Вы не поняли? Мы - не милиция, у нас законы другие. Мы - религиозная полиция нравов!
- А если бы я был атеистом?
- Вот тогда с вами бы разбирались другие люди и по другим законам. Но у вас в документе сказано: православный. Вон и крест на груди вижу... Грешить изволите? Давно ли Библию читали?- и уже отворачиваясь, бросил своим.- Пакуйте.
Тут же на голову Ивана набросили черный мешок, руки связали сзади пластиковыми наручниками, его подняли тычками из кресла и повели, поддерживая с двух сторон. И уже на выходе, на последнем шаге, услышал Иван тихий голос:
- Спасибо, Сандрочка, тебе это зачтется.
- А-а-а-а! Сука!
Но мешок глушил все звуки, и за руки его держали крепко.
Эти своего не упускают.
Впереди было только плохое. Жизнь, как ее знал Иван, закончилась.
Tags: Графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments