ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Во что мы играли

anakity:

Наши игры и развлечения
Недавно я писала, что мы ели:)
А сейчас попробую вспомнить – во что же мы играли.
Время – 1967-1975. Что было «до» - помню плохо, а после – были уже другие игры…
В 1966-67 мне было четыре года.



Летом я жила у бабушки в Прокопьевске, на Красной Горке – это шахтерский район. Двор дома, где жила бабушка, был огромный (во всяком случае, мне так казалось), и ребятни там было очень много.
Чаще всего играли в прятки, старшие – в «чижика» или в «ножички». Очень любили собираться рядом с будкой общедворовой собаки Найды и рассказывать разные истории. Малышей, типа меня, никто не гонял. Мы были хоть и маленькими, но вполне равноправными членами дворовой компании. И когда в клубе показывали, например, «Фантомаса» нас тоже брали в кино. До сих пор помню, как я отсиживалась под креслом почти весь сеанс – было ужасно страшно. А потом писали записки: «Мне нужен труп, я выбрал вас, до скорой встречи. Фантомас». Я тоже писала печатными буквами. И подсовывала бабушке. Поскольку я не знала, что такое «труп», я писала, как слышала: «Мне нужен друг, я выбрал вас… и т.д.»

Дома, на Запсибе, я с удовольствием собирала всякое из конструктора, мы с мамой каждый год после лета делали гербарий, пробовали лепить из глины. Много читала, в том числе и в компании моих приятелей вслух.


Мои приятели

Со своей двоюродной сестренкой Леной мы часто играли в больницу – её мама, моя любимая тётя Аля, работала санитаркой в больнице, и у Лены был настоящий, хоть и треснутый шприц!! Мы ставили столько уколов несчастному бордовому плюшевому медведю, что опилки внутри него намокали, и он, бедняга, самопроизвольно писался, что очень нас смешило.


Мои двоюродные сестры Элла и Лена с тем самым многострадальным медведем

В общем, я была домашней девочкой, но подружки во дворе у меня тоже были. Примерно в то же время я стала обладательницей трехколесного велосипеда, на котором, естественно, катался весь двор. В песочнице и в укромных уголках двора зарывались секретики – кладешь под цветное стеклышко красивый фантик или засушенный цветок, или просто осколок фарфоровой чашки, и все это засыпаешь песком или землей и ставишь метку, понятную только тебе одной. Показывали «секретики» только самым задушевным подругам. Играли в «классики». Многие девчонки собирали фантики, и это было целое дело разглядывать и обнюхивать умопомрачительно красивые фантики от невиданных конфет.

Нередко на пустыре мы играли «в дом». Это, как я теперь понимаю «иная торговая марка» игры в «дочки-матери». Расстилалось одеяло, распределялись роли. В игре могли участвовать и куклы... Можно было притащить из дома хлеба или даже печенья, это было здорово!
Играли «в магазин» - на кирпич укладывалась доска – «весы», использовались камешки – «гири»… И продавали все, что попадалось на глаза: песок («сахар»), веточки («макроны»), толстые ветки («колбасу»), битые кирпичи («мясо»). Вместо денег рассчитывались тополиными и березовыми листочками.
Почти всегда я гуляла вместе с братом – я же старшая, и даже не предполагалось, что я могу «пойти во двор» одна.


Мы с Ромкой выгуливаем черепаху

Мяч, скакалка и обруч активно использовались, когда я стала чуток постарше и пошла в школу. Играли в «футбол», в «девятый-десятый», в «из круга вышибалы», в «съедобное-несъедобное» в «картошку», в «штандер» в «чемпиона», в «я знаю пять имен…» Вообще, мяч, особенно большой, очень ценился во дворе. На скакалке самые шустрые девчонки прыгали в «нагонялы» - скакалка крутилась без остановок, а попрыгуньи скакали без передышки сто и сто пятьдесят и даже двести раз . Я им завидовала. На скакалке я прыгала плохо, топала, как слон, быстро задыхалась, закашливалась… Меня дразнили. Ну, что поделать…

Но если вдруг не оказывалось ни мяча, ни скакалки, ни даже мелка, чтоб расчертить вечные «классики», мы не скучали: «глухой телефон», опять прятки-стукалки («Раз-два-три-четыре-пять, я иду искать, кто не спрятался я не виноват!», «садовник», «красочки». У мальчишек неизменная «войнушка».

Когда переехали в Инской (это 1971 год) я узнала новые игры: «Бояре», «Казаки-разбойники», «Море волнуется». Кроме того, прямо под окнами дома, где мы жили, был невысокий забор, огораживающий школу-интернат. А там во дворе были роскошные качели-лодочки, и много других сооружений, на которых так здорово было лазать. Но это «доставалось» нам только после восьми вечера, когда «интернатские» отправлялись на ужин.

Летом было раздолье на «море». Так называли в Инском Беловское водохранилище. Туда, разумеется, мы ходили сами, гурьбой, на целый день, без всякого сопровождения, иной раз прихватывая родительский паспорт и двадцать копеек, чтоб взять напрокат маску для ныряния. Купались до посинения. Потом отогревались в песке – зарывая друг друга так, что торчали только носы. Второй-третий класс, не забывайте… Вся еда – беляш за 16 копеек, когда уже желудок сводит от голода. Иногда бабушка успевала сунуть мне пару кусков хлеба с маслом и вареньем, но это съедалось всей компанией еще по дороге на пляж



Летними вечерами собирались «за домом» или на пустыре, жгли костры, пекли картошку, рассказывали «истории». Старшие хвалились знанием созвездий. Так я узнала «медведиц», Кассиопею и Орион, задолго до уроков астрономии в школе.

Отдельной затеей было лазать по подвалу дома или по чердаку. Иногда с чердака выбирались на крышу, сползали по жести на край, цеплялись за ограждения и храбрясь свешивали ноги. Сердце замирало: хоть дом всего трехэтажный, но ежели навернешься – костей не соберешь…
Подвал – тоже экстрим. Сперва ходили толпой из подъезда в подъезд со свечкой. Потом со спичками. Потом количество спичек дозировалось, и, наконец, оставалась одна, на самый крайний случай. Потом то же, но в одиночку. Страшно:).

Зимой катались на лыжах, на коньках на катке.
Делали в сугробах «норы» и лазали там до полного промерзания, а потом отогревались в подъезде у батареи, чтоб зайдя домой «предъявить» тёплые руки и ноги. На площади, возле ДК, в декабре делали высокие горки… Санки с этих горок летали так, что сейчас, вспоминая это, я холодею от ужаса: как никто не свернул голову? Там катались и взрослые и дети.


Мама, дядя Шура - её брат, и я после катания с горок

У мальчишек в фаворитах был хоккей. Хоккейные коробки росли, как грибы. Весной лед таял, и неудержимые юные хоккеисты играли в хоккей по щиколотку в апрельских лужах. Однажды мой младший братец, было ему лет пять, неловко шлепнулся в такую полыньищу и не мог подняться, потому что сразу намокла тяжелая шуба и вообще вся одежда, и было скользко. Мы его едва вытащили и волокли домой всем двором…

В сильные морозы собирались у кого-нибудь дома и кроме «приличных» занятий (шахматы, шашки, уголки, диафильмы, «жмурки», опять прятки) играли в домино, в карты – в «Акулину», в «Пьяницу», в «Веришь-не-веришь», в «дурака»(о! сколько там было вариаций!). Очень любили играть в «города». Это когда лист бумаги расчерчивался каждым играющим на столбики, и каждый столбик назывался: город, река, животное, растение, страна, писатель, художник… могли быть вариации. И потом по очереди, зажмурившись, тыкали карандашом в газету – в какую букву попадешь, та и должна быть первая в каждом названии или фамилии. За «оригинальность» давалось десять очков, если у кого-то было такое же – пять, если не смог написать – ноль. Еще в «города» была другая убойная игра, я играла в нее с удовольствием лет до тридцати, да и сейчас… «Москва – Антверпен – Норильск – Кемерово – Омск –Киров – Воркута…» Главное – в любой компании, в любом состоянии, для любого возраста…

В Калтане (это с 1974) к обычным играм добавилась «резиночка», «пионербол», плавно превращавшийся в волейбол…Были игры с «поцелуями» по фантам. Я ужасно смущалась, когда какой-нибудь «нахал» выбирал на мой фант «розовый» цвет: это значило поцеловать владелицу фанта в щечку. «Красный» (поцелуй в губы) не выбирал на моей памяти никто.


1975 Во дворе

К седьмому классу, однако, появились иные развлечения: многие мои сверстники целые вечера проводили на скамейке возле дома в компании с гитарой или магнитофоном. Кто-то начал серьезно заниматься в секциях или кружках. Я ушла по уши в общественную работу. Но все-таки оставались лыжи и коньки, настольный теннис и плаванье в Кондоме, велосипед и туркружок…





А здесь все рассказы из серии "Я родился в СССР"
Tags: Я родился в СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments