July 22nd, 2007

Улыбка2008

А мне с утра подсунули пост от hrivelote, и я теперь весь романтично-мечтательный...

Позвоните любовницам
Нашим мальчикам за тридцать. Нашим мальчикам под сорок. Наши мальчики женаты не на нас. Наши лучшие кольца точно впору им на мизинец, но они не носят колец, будто именно кольца прибавят им проблем. А проблем и так выше крыши: ремонт у мамы в доме, алименты, ребенка в школу, жене на лекарство, да еще вот это вечное ощущение, что жизнь проходит мимо, что из двух зол выбрал не то; да и тем, что выбрал, не сумел распорядиться. Они в тоске и тревоге, наши мальчики, и думают, что от нас можно это скрыть. Они пьют и болеют и боятся не успеть. Они пьют с нами и спят с нами и смеются с нами, но они - не с нами, наши мальчики. Они радуются тому, что растут их дети, растут быстро, похожими, разумными, невинными, озорными. А в каждом из них, из детей, вшита капсула с тоской и тревогой, со страхом не успеть, с нежеланием продолжать, с антителами к счастью, - персональный набор, единственная фамильная драгоценность. И когда поплывет желатин, и первая капля яда разбежится под кожей, дитя подумает: мы все умрем, и разрыдается неутешно; и еще оттого, что не лежать ему больше безмятежно в коляске, глядя в голубое небо, опекаемым всеми, как он это мог какие-то пять лет назад.

Мальчики, вы ведь давно усвоили, что родителям нужно звонить.
А теперь - позвоните любовницам. Они ждут. Они не держат на вас зла.


Вот ведь... Как они нас чувствуют...
Улыбка2008

Работать в выходной? Можно. Но сложно

В понедельник приходил начальник штаба и спрашивал строго:
- Ну, докладывай, что ты сделал за выходные дни!
И я мялся, гнулся, нукал и мекал, пытаясь донести до него мысль, что выходные - они же не для работы...
...
И вот в прошедшую пятницу я понял, что работать не получается, а потому оставил эту работу на выходные - авось, в выходные полегчает.
Мысли о работе приходили регулярно. Но я их успешно давил в зародыше. Потом, вроде, какая-то из мыслей прорвалась, заняла мозг, заставила включить рабочую программу... Но тут начался футбол, и рабочее настроение благополучно ушло в дальний угол.
Сегодня с утра тоже какая-то мысль о "надо бы поработать" промелькнула. Промелькнула, блеснула, да и в тот же угол ушла. А я смотрю: уже двенадцать, а я еще ни в одном глазу!
Поработать, что ли?
Или все же послушаться Никиту Сергеевича, который утверждал, что выходной - он для отдыха, а если не успеваешь в рабочее время, то просто плохо работаешь?
Улыбка2008

Андрей Басирин. Грааль никому не служит

Так хорошо начиналось читаться. Тут тебе и другие измерения, в которых отражается наш мир, и которые отражаются в нашем. И герой, влюбленный в принцессу мальчик со шпагой, ставший воином и срединником, могущим объединить десяток душ. И космические полеты и сражения. И случайные встречи, оказывающиеся далеко не случайными. И происки врагов, и постоянная опасность за спиной. И ловушки, выхода из которых казалось бы нет, но вот он - выход, там, где его не было мгновение назад. Очень все красиво. И как-то очень знакомо. Вот это - знакомо. И вот то - тоже. И уже под конец книги, когда срединник нашел почти всех своих окраинников, меня как стукнуло: да это ж почти Лукьяненко! Стал перечитывать отдельные места: красиво, хороший язык, космос, одиночка, спасающий весь мир от войны. Да. Очень похоже. Ну, и что? С другой стороны, вся фантастика похожы друг на друга. И если похоже на хорошее - это чаще признак другого хорошего.
И все бы хорошо, но попадающиеся в тексте ошибки... Не грамматические, нет. А просто не вычитал автор собственное произведение: вот в одном эпизоде оставляет герой на другой планете одного из своих попутчиков, потому что мест нет на космическом корабле. Оставляет того, кого уже вызвал на бой сильнейший. А эпизодом позже "оставленный" оказывается с ними в одном экипаже и дуэль состоялась...
Еще пару раз возникает де жа вю, когда прочитанный было кусок текста в пару абзацев появляется еще раз - но уже позже, причем, казалось бы, не нарушая логики повествования: просто дословно одинаково описываются события.
Но если внимания на это не обращать, сильно не придираться, то - хорошая книжка. Те, кому нравился "космический" Лукьяненко, прочитают с удовольствием и эту книгу.