August 21st, 2007

Улыбка2008

(no subject)

Жара-духота выбила меня из рабочего ритма. Смотрю на календарь, а август-то уже того, тю-тю... Придется сегодня поработать.
Хоть и не хочется.
Улыбка2008

Черт побери! И почему я такой неисправимый оптимист?

Оптимист - он всегда верит в хорошее. Вот даже когда ясно же, что обманывают или льстят просто в глаза - все равно верит. А когда говорят правду, но о неприятном - он не верит, старается как-то так объяснить это неприятное и нехорошее, что вроде выходит, что и не такое оно и нехорошее, не такое уж и неприятное. И если совсем уж плохо, оптимист говорит о зебре и ее полосках, утверждая, что "это даже хорошо, что пока нам плохо!" (с), что уж теперь-то, после такой-то жопы, наверняка, станет лучше.
Пессимист - совсем наоборот. Не верит в хорошее, даже если ему правдиво и чуть ли не на пальцах это хорошее показывают. Отворачивается. Закрывает глаза. В плохое, даже если видно, что брехня это или чистая фантастика, верит сразу и безоговорочно. А все хорошее, даже доказанно-хорошее пытается объяснить уныло, что, в принципе, да, но... И "зебра" у него тоже есть, только полоски расположены по-другому.
И если оптимист говорит, что раз сейчас плохо - будет хорошо, то пессимист хихикает: вам плохо? Это как раз белая полоска! Будет - хуже.
...
Улыбка2008

Еще раз про любовь

Сгущавшуюся на кухне тишину нарушало только редкое позвякивание ложечки о край чашки. Редкое, потому что звяканье это, нарушающее тишину, сразу прекращалось, и сахар он продолжал размешивать плавными медленными движениями, с полной концетрацией на процессе, с аккуратными движениями пальцев, с упорным неотрывным взглядом куда-то вглубь чашки.
Он еще пил, стараясь бесшумно втягивать горячий чай, а она уже встала у окна спиной к кухне, открыла зачем-то и снова прикрыла форточку. И, наконец, первой не выдержала напряженного молчания:
- У нас что-то случилось?
- Что? - старательно сделал он удивленное лицо, приподняв повыше брови, но сердце ухнуло куда-то и вдруг зачастило, зачастило...
- Я же вижу, чувствую, что что-то не так... Ты стал совсем другой.
Что он мог сказать? Сказать, что надоело все? Сказать, что уходит? Сказать, что двадцать лет рядом - это слишком много?
- М-м-м-м... Ты понимаешь... В общем... Я, кажется, влюбился! - как в холодную воду, рывком. - Только это все пустяки. Она молодая, красивая, а я не красив, не богат - кому я такой нужен?
- Дурачок, разве в этом дело? Красота, богатство - это не главное,- она прижала его голову к своей груди и не видела, как слезы сами покатились из его глаз от сладкого облегчения: вот, сумел, сказал.
- Ты отпустишь меня?
- Значит, ты меня бросаешь? Я всегда знала. Всегда! - с ударением начла она.- Я знала, что ты обязательно меня бросишь.
- И как же ты жила, зная это? Как ты жила со мной все это время? - с обидой чуть не закричал он.
- Так вот и жила. Все эти двадцать с лишним лет. А ты променял меня на молодую, красивую... Ты променял меня на дырку между ног! Когда-то я тебе была нужна. А теперь, выходит...
Collapse )
Улыбка2008

(no subject)

Что-то делал и как-то работал с девяти до пятнадцати. Душно и жарко здесь у меня, на последнем этаже.
Завтра приглашают съездить за деньгами, а это означает, что можно будет какое-то время поухаживать за девушками :-))))))))))))))
В общем, ну ее нафиг, эту работу. Перегрелся. Пойду на улицу остужаться.
Улыбка2008

(no subject)

Я же пошел гулять! Мне же сказали идти гулять и девушек смотреть!
А там оказалось хуже, чем у меня под железной раскаленной крышей!
Гораздо хуже: +34, ветра нет, воздуха нет, тени нет - там такие же горячие стены и тротуар. Есть что-то серое, которое с трудом вдыхаешь и таким же серым выдыхаешь.
В спаме предложения реального сека - стираю, нафиг! Не по такой погоде!
Еще спасибо, что на полпути пригласили в гости и дали полчасика посидеть в присутствии кондиционера. Кондиционер был белый, блестящий. В его присутствии было прохладно и воздушно.
Итого маршрут: Зубовский бульвар, Зубовская площадь, дальше по Садовому мимо МИДа, с заходом к avoid_it (а здоровья ей и не болеть за доброту!), далее на Новый Арбат, вниз к реке, по набережным до Белого дома, вверх до Краснопресненской - и домой, домой, домой, под вентилятор!