February 16th, 2009

Послушаем-послушаем

Говорят, я о питании часто пишу?

- Ты сегодня ел?
- Нет.
- А хочешь?
- Нет.
- Ты не заболел?
Какие болезни? О чем это? Просто так наелся, так наелся...
О, это ежедневное трехразовое многоблюдовое питание! О, этот четвертый раз в каждый из этих дней в ночь-заполночь, потому что пить и не закусывать могут не все - это нужен специально развитый навык! О!
В пионерлагере, помнится, взвешивали в самом начале, а потом в середине и в конце. Чтобы доказать родителям, что над детьми не измывались, а даже откармливали на свежем воздухе под соснами-елками. Тут весов не было. А эффект - тот же.
Послушаем-послушаем

(no subject)

С конвента у меня рекламный буклет Старквейка, диск Буркина, две шариковые ручки, одна из которых мигает разноцветно, если нажать кнопку, книжка, зачем-то положенная в оранжевый подарочный пакет (это что-то хорошее? а почему не российское?), брошюра со списками для голосования, программа конвента и мягкая книжка, которую подарил, надписав, автор. Сам написал, ни с кем не советуясь и ничего не читая. Сам издал. Сам подарил.
Буду цитировать иногда. А потом отдам младшей дочке в качестве практики по редактуре.
...
Цитатго:

стр.6: Ангел-хранитель стоял за спиной у него. Махая крыльями, создавал уверенность в собственных силах и, дозировано, в соответствии с настоящим моментом, говорил в нем: "Я дойду до оазиса. Я буду петь без голоса. Внутреннее пение снижает скорость обмена веществ и через это охлаждает тело".
Улыбка2008

Руфина

Учительницу математики звали Руфина. Первого сентября, когда специально диктовали, все записали в дневник: Руфина Федоровна. Но кто же из школьников зовет учителей в своих разговорах по отчеству? Валентина вела русский, а математику, значит, Руфина.
Дома Сашке отец сказал, поглядев в словарь, что Руфина - значит, рыжеватая. Даже не рыжая, а рыжеватая. А она такая и была, солнечная, веселая, молодая. Весь класс в нее влюбился сразу. Ну, может не весь, но все мальчишки - точно!
Она была добрая. Такая добрая, что двоек почти не ставила. А Сашка вобще был почти отличником. Целые две четверти. Почти до самого Нового года.
В последний учебный день перед зимними каникулами Руфина вошла в класс и, улыбнувшись хитро, сказала, чтобы все сдали свои тетрадки с домашней работой. Все сразу завертелись, переговариваясь непонимающе: кто же делает домашнюю в последний день перед каникулами? Разве же можно так? Но Руфина прикрикнула, шикнула на клас, и все замолчали, как первоклашки, и староста встала и собрала тетрадки у всего класса. И положила стопкой на стол учителя.
А Руфина сказала, чтобы сидели тихо, а потом стала открывать тетрадь за тетрадью, пролистывать, ставить оценку, а потом объявлять четвертную.
...И с тех пор мальчишки ее больше не любили.