April 12th, 2009

Улыбка2008

Хоум, свит хоум!

В смысле, добрался я до дома. До того места, где живу. Где на диване выпуклости и впуклости - как раз по моему размеру. Где веселые соседи, от порога кричащие "ура" и предлагающие тут же борща тарелочку...
Нет, не сейчас.
Три дня я готовил в Перми пищу. Еду разную готовил. Хотя, какое там - разную! Мясо, мясо, мясо... Водка, водка, водка...
В последний день ни есть ни пить уже был не в силах. С трудом пил пиво. Каждый глоток сначала согревал, а потом мне становилось все холоднее и холоднее. Температуры не было. Никакой. Вся кровь сосредоточилась вокруг желудка, который усиленно пережевывал и переваривал мясо, мясо и опять мясо.
Замерзнув окончательно, оделся. И тут меня повезли на вокзал по продуваемым морозным ветром пермским улицам. Возле вокзала было холодно. И на вокзале было холодно. Когда пришел поезд, и я занял свое место, то внимательно посмотрел на табло в конце вагона, извещающее, что температура воздуха - 30 градусов. Хорошая температура. Но мне же все равно холодно!
Быстро постелил, лег, накрылся простынкой. Холодно.
Достал лохматое колючее одеяло, кинул его сверху, кряхтя завернулся - и улетел.
Поезд стучал колесами, дергал, разгонялся и снова где-то тормозил, а я млел от теплоты. Потом стало даже жарко. Но я только доставал очередную бутылку сока, выпивал - и снова спать.
Сны были фантастически интересны. То я объяснял какому-то писателю, как бороться с зомби. Просыпался, пил, засыпал. То с другим писателем мы копали окопы и рассуждали, что трехлинейка на плоскости - это лучшее, пожалуй, если нет пулемета. Просыпался, пил, засыпал. То с кем-то еще спасал людей, выводя их из какой-то опасной зоны. Просыпался, пил, засыпал. То сам сочинял рассказы, повести и совершенно гениальные романы. Просыпался, пил, засыпал...
За сутки я выспался, отдохнул по-настоящему, а теперь пойду в ванную, отмокну в горячей воде, кину стираться черное и синее, а потом налью тарелку борща и буду медленно листать френдленту.
Послушаем-послушаем

(no subject)

В Перми морозно. Яркое синее небо и такое же яркое солнце. Никаких туманов или дымок. Под вечер, когда солнце садится, весь запад не красный, не розовый, а какой-то пурпурный металлик. И тишина.
А зато в Москве уже настоящая весна. И девушки начали стричься коротко и показывать друг другу, спрашивая "ну как?". Можно долго ехать на метро и смотреть на эти затылочки и тонкие шейки. И еще они стали одеваться по-весеннему. А некоторые - даже по-летнему.
В общем, по девушкам Москва сегодня побеждает.
Улыбка2008

Попутчики

Вот вы тут мне говорите: купе, купе... В крайнем случае - люкс двухместный. Но плохо-хорошо совсем не от наличия стенок и двери, а исключительно от попутчиков. И тут уж, если не повезло, то никакой люкс не спасет. Курящий будет бегать в тамбур, чтобы отдышаться и успокоиться, а некурящий вынужден смотреть и слушать.
Он был в черной кожаной куртке, футболке непонятного цвета под ней. Коротко стрижен. Уважительно глянул на мою сверкающую голову и продолжил говорить в телефон:
- Ну, привет... Узнал, да? Ага, я. Не, я в поезде. Пиво тут херачу. Скоро поедем. Ну, я тебе позвоню еще.
Он смотрит на телефон, нажимает "Отбой", потом выбирает в списке другого абонента:
- Алё! Узнала? Ну, чо-как? Я в поезде сижу, пиво тут у меня... А ты как? Не, еще не едем. Я потом позвоню.
Из кармана достает другой мобильник - такой же старенький Сименс с полуслепым экранчиком. Сосредоточенно перегоняет с одного на другой какие-то номера, потом снова набирает кого-то:
- Ну, ты как? Ага, я. Я в поезде. Пиво пью...
Видимо, эта информация была важна, потому что он звонил еще несколько раз, сообщая всем, что он в поезде и пьет пиво. Но наступила очередь и пива.
Попутчик встал, поднял полку, достал из сумки две бутылки, опустил полку, сел, открыл бутылку, сделал глоток. Подумал, глядя на выложенные на стол телефоны. Встал, поднял полку, достал чипсы, опустил полку, сел. Отпил. Похрустел. Подумал. Снял кожАн, повесил его на крючок. Встал, поднял полку, достал, покопавшись, другую футболку, опустил полку, переоделся. Отхлебнул пиво. Посмотрел на телефоны. Встал, поднял полку, убрал снятую футболку, опустил полку, сел.
Тут поезд тронулся.
Попутчик тут же оживился и стал названивать по двум телефонам, сообщая всем, что он, ага, в поезде, точно, двинулись, вот, а он пиво тут пьет.
...
Ночной поезд. Нахожу свое место, получаю постель, начинаю устраиваться. Сбоку слышно раскатистое:
- Р-р-р-р-р-р-р-р-р...
Оглядываюсь. С подушки на нижнем месте не меня смотрит пристально маленькая коричневая собачка с гордым профилем победителя чудовищ. Она не лает. Она просто обозначает свое присутствие. Мол, я тут, поэтому будь аккуратен и не нарушай чужого пространства.
- Р-р-р-р-р-р...
Хозяйка берет ее в руки и поднимает на верхнюю полку. Собака сразу успокаивается, а внизу начинается неспешный разговор:
- Это пинчер у вас?
- Ага.
- Ну, эти-то - они такие. За хозяина смерть примут. На кого угодно кинутся.
- Точно, точно!
- Вы и билеты на нее покупали?
- Ну, не билет, но платили. А как же?
Сверху раздается всхлип.
- Ох, мы же забыли про тебя! Вот же, прямо как наказание вышло!
Ее стаскивают вниз и уносят погулять.
За сутки поездки собака ни разу не залаяла на проходящих мимо. Только предупредительно рычала на тех, кто останавливался около. Защищала хозяев и имущество.