May 23rd, 2009

Улыбка2008

(no subject)

- Я люблю животных,- сказала она.- У меня две кошки и собака.
А потом, подумав, добавила:
- И еще люблю путешествовать...
Вот тут, думаю, она где-то врет. Или с животными, или с путешествиями.
Улыбка2008

"Этот спектакль играется в любую погоду..." Марк Розовский

Только бы не дождь, только бы не дождь, повторяли мы, распивая кофе-какао в соседнем заведении. В заведении было странно пусто. Пятница, вечер, кофейня - и пустота. Один столик занят - это мы сидим и пьем кофе-какао, потому что до спектакля еще почти час.
- Что это шумит там?
- Да это машины! Там же переход такой, что все шумят!
Ага. Машины. Как же! Это стоял, упершись струями в асфальт, настоящий весенний дождь. Прямой, сильный, многоводный.
- Ну, ничего! В зале проведут спектакль,- сказал Лев.
- Ты что?- удивился я.- Как такое - в зале?
Мы пошли к театру, прячась под зонтиками. В театр уже пускали, народ медлено поднимался на крыльцо, сворачивая мокрые зонты. А за крыльцом всех поворачивали и вели наверх. Как сказали - переждать в фойе, под которым понимался длинный коридор с фотографиями из спектаклей. Народ набился, закупил шампанского, целовался в углах, шмыгал покурить на улицу, расталкивая толпу, жаловался на духоту гламурными голосами... Тут же среди народа бродили знакомые артисты. И это было здорово. Их узнавали завсегдатаи, обнимали, распрашивали. Слышалось:
- А как там дальше?
- Да вот подождем, может дождь кончится...
- А если - нет?
- А нет, так плащи всем выдадим.
Какая-то пара, привыкшая к Большим и Малым театрам, в рассерженных чувствах продиралась сквозь народ к выходу, шипя сквозь зубы, что за свои деньги - и такое...
Но тут позвали получать плащи. Плащи были красные, синие и желтые. С капюшонами. Кто получил, сразу накидывал на себя и постепенно весь народ вылез на залитый водой двор. И даже расселся по лавочкам и начал аплодировать и свистеть. Работники театра гоняли воду в подворотни, выставляли реквизит, поглядывая вверх, клали какие-то доски над самыми большими лужами.
И тут включили свет и вышел Марк Розовский.
Ну, что там рассказывать об этом спектакле? Я о нем уже не раз писал: я подпевал, толкал соседа в бок, показывая, на кого надо смотреть, еще подпевал, топал в такт ногами, аплодировал до боли в ладонях и снова подпевал.
Дождь то прекращался, то начинал лить еще сильнее.
Не первый раз я на этом спектакле, но в таких условиях - впервые. И это будет памятью на всю жизнь. Цветной двор - весь в капюшонах, как гномики, в красно-сине-желтое расцвеченный. А перед нами, под дождем, несмотря на дождь, наплевав на дождь, артисты пели, играли, смеялись, веселили и радовали публику, которая не расходилась, нет. Все сидели... То есть не все. Подзамерзшие девушки вылезли из рядов и устроили танцы под музыку в проходах и сзади.
Цветы и цветы и еще цветы. Аплодисменты и хоровое пение.
Ну, и конечно:
"Колокольчики-бубенчики звенят, наши кони мчались три часа подряд. Притомились наши кони - дальний путь... Не пора ли нам по рюмочке махнуть?"
- По-ра!- кричим мы.
- Не слышу! Повторить!
А потом девушки с подносами, и водка гостям и копченая колбаска на черняшке. И так не раз и не два за спектакль - поэтому никто не заболел и не простудился.
А артисты, мокрые, но счастливые, потому что есть зритель, а артист без зрителя - ничто, начинают новую песню и новый номер. И зрители, выпив и закусив, тут же вливаются в действие и подпевают, притопывают, хлопают.
- Мы играем и поем для вас!- кричит Розовский в промокшей черной футболке и запотевших очках.
Публика взрывается аплодисментами.
- Мы будем это делать, пока есть вы!
- А-а-а-а! Ура-а-а-а! Мо-лод-цы!
...
А на выходе, когда толпа медленно, с оглядкой, с улыбками и уступаниями друг другу, протискивалась в двери, я увидел девушку, рассматривающую пристально меня. Заметив, что и я увидел ее, она сделал большие и задумчивые глаза. Я сделал большие и вопрошающие. Она наклонила голову к плечу. Я - к другому. Когда толпа сблизила нас, она спросила неуверенно:
- Э-э-э... Мы где-то виделись?
- А как же! На Росконе! Фотографии все еще лежат у меня,- улыбнулся я.
- Точно! - обрадовалась она.- А я тут работаю, в театре.
- Ну, значит, будем видеться!
Улыбка2008

Не рекомендую

Юрий Иванович, перечитав свою эпопею о Кремоне Невменяемом, а также поглядев на критику (ну, мне так показалось), продолжил ее еще двумя томами.
По-прежнему "грязноватый" плохо вычитанный текст с ляпами и неверным использованием слов (например, он назвал верных и самых близких слуг местного короля "поденщиками"). По-прежнему какие-то непонятно зачем появляющиеся сюжетные линии, которые ничего не добавляют к рассказываемой истории, кроме общего объема текста. И наконец, видна усталось автора, которому, похоже все они, его герои, надоели. Он убивает одну, сделав намек, что убил не насовсем, так как она все еще видится кое-кому во снах и обещает вернуться. Выдает замуж - насовсем! - другую. Наконец, убивает, разорвав в клочки, главного героя. Но все как-то так неуверенно, что создается впечатление, что он себе пути для продолжений оставил.
Не читайте, не стоит. Это хуже первых книг.
И еще В.Конюшевский "Попытка возврата". Хоть название перекликается с "Попыткой к бегству", но никакого сходства. Тут наш крутой и все умеющий оказывается в прошлом, в сороковых, и там он тоже крут.
Не рекомендую. Язык, сюжет, главный герой - все это настолько не интересно...
Послушаем-послушаем

О победе

- Ты думаешь, победа - это когда все стоят вдоль твоего пути, кидают вверх шляпы и кепки, рукоплещут и орут "ура"? Когда цветы устилают твой путь? Когда все враги тебя боятся, а все друзья боготворят?
- А что, не так, что ли?
- Не так. Победа - это когда после твоей смерти плачут враги, потому что боьше им такого противника не встретить. Победа - это когда после твоей смерти плачут твои друзья. Потому что один ты был такой, и они тебя любили. Победа - когда к тебе на могилу приходят женщины, кладут цветы и плачут, потому что они мечтали о тебе. Победа - когда мужчины плачут, заслышав о тебе. Они опоздали, не успели побыть с тобой, помочь тебе, стать кем-то, кто близок тебе...
- Так, что, я не понял - победа, когда умрешь, что ли?
- А вот пока ты жив, ты и сам не сможешь догадаться, что у тебя действительно победа, а что - поражение. И все может быть совсем наоборот, и твоя будто бы победа на самом деле самое большое поражение в жизни. А вот когда и враги и друзья плачут по тебе после твоей смерти, когда нет тебя рядом, когда не надо притворяться - вот победа!