June 11th, 2009

Улыбка2008

Вот такая закономерность

Помню, продырявились предпоследние носки. Я точно знал, что их продают черные мужчины и женщины у каждой станции метро. А вот фиг! У каждого метро стояли бабушки с носовыми платками. Пришлось ехать в магазин.
Теперь мне нужен платок. А еще лучше - дюжина платков. И что? У всех станций метро продают носки-чулки-гольфы. Куда делись бабушки с платками?
Улыбка2008

Терминология

- Они занимались толлингом...
- У нас за троллинг банят.
- Не троллингом, а толлингом!
- А разница?
- За троллинг банят и ненавидят, а за толлинг большую денежку дают.
- Ага. Или сажают на несколько лет.
Улыбка2008

Бунт

За окном казармы, если смотреть из коридора возле туалетов - зона. Колония строгого режима. Там высокие двойные заборы с дорожкой между ними, колючая проволока, проводки какие-то на железобетонных столбах.
- Дурило, это ж "Кактус",- объясняет старослужащий.- Там так шандарахнет, что сразу лежит и не двигается, если что. А еще, говорят, есть "Подснежник" - он против подкопов.
На углах зоны пятиметровые вышки с постоянно видными поверх ограждения шапками, а летом - пилотками. И стволы автоматные чернеют - тоже видно.
А по зоне ходят, стоят, сидят на корточках на солнечной стороне, подпирая стены бараков, "строгачи". Серое и черное. И везде - строем. Утром строем на завтрак. Потом строем на работу. Потом строем опять в столовую. Редкие минуты, когда не строем - и то шляться по зоне не положено. Вот и стоят, сидят, думают, на солнышко смотрят. В праздники им музыку включают громко. И нам слышно. В наши праздники, в армейские, наш оркестр веселит их. Но мы-то на них посмотреть можем, как в зоопарке на редкий вид опасных животных - с верхних этажей четырехэтажных казарм. А они видят наших только на вышках.
Collapse )
Улыбка2008

(no subject)

Лето на дворе.
А я сижу с включенным светом и настольной лампой.
Потому что темно. И свистит за окном. И барабанит. И громыхает.
Только молнии освещают черный небосвод.