July 3rd, 2009

Улыбка2008

Татьяна только что из Крыма, рассказывает:

Улыбка2008

Телефона молчит, однако...

Значит, сегодня у меня будет суббота. Завтра, следовательно, воскресенье. А послезавтра поеду-ка я в город-герой Волгоград. С тем, чтобы вернуться к очередному туру футбольного чемпионата.
То есть, если я кому нужен в ближайшие дни - то исключительно сегодня-завтра смогу.
А потом уж только в следующие выходные.
Послушаем-послушаем

Предновогодний вечер

В узкой прихожей толпились, стуча мокрыми сапогами, санитары. Черный пластиковый мешок уже был уложен на носилки и пристегнут ремнями, но очень уж узким был выход. Корнилов поднырнул под поднятые повыше носилки, прошел в комнату. Стандартная однокомнатная квартира. Мебель, правда, хорошая. Шкафы богатые. И черная запекшаяся морщинистой пленкой кровь на паркете.
- Ну?
- Привет, Корнилов!
- Ну?- повторил он угрюмо.
Collapse )
Улыбка2008

Четвертая история про Петровича

Петрович сидел на лавочке в парке, что как раз через дорогу, наискосок, и консультировал.
- Скажи нам, Петрович,- негромко спрашивали его два солидных человека с красивыми кожаными портфелями под крокодила.- Что нам делать? Как нам деньги держать? Евро, доллар или все же рубль? Или все в товар? Нам страшно, Петрович, потому что кризис.
Collapse )
Улыбка2008

Про коррупцию

Кто не помнит, как начиналась Горбушка! Это же просто праздник был. У меня тогда машина была, "Волга", длинная такая, как акула. Я с утра ехал в цех, затаривался коробками, а потом по точкам развозил диски. Компьютеризация шагала широко, и за дисками народ ехал со всей Москвы и со всей области. У меня тогда три точки было, парни там стояли нормальные, так что и себе зарабатывали и мне доход был. Тут главное было - вовремя познакомиться с людьми. С теми, кто тебе потом место на аллее в парке покажет, где стоять можно. С теми, кто сводит тебя в цех и там предъявит - типа, характеристику даст. Мол, этому можно. Цех? Ну, заводик такой? Да подвал простой в жилом доме со стальной дверью. Дверь - броня. И камера, и кнопка. И никаких тебе вывесок и объявлений. Ну, пираты, натурально. Мы еще подрабатывали в общаге переводами и озвучкой. Игрушку возьмешь, распотрошишь, текстовку подложишь новую, а потом сидим ночью и голоса пишем втроем-вчетвером за все персонажи. Я потом игрушки встречал со своим голосом. Нет, какой, нафиг, эльф? Я всегда за плохих, потому что "итз гуд ту би бэд", ага.
Но это же такое золотое дно было - диски писать. О-о-о... Знаешь, какая себестоимость? Да пятерка! А диск продавался по тридцатнику-сороковнику. Ну? Считать умеешь? Деньги сумасшедшие. Вон, говорят, цех в Подмосковье прикрыли, так с полмиллиона дисков за раз уничтожили. Ты себе представить можешь такие суммы? Полмиллиона! Пятьсот тысяч дисков! Миллионами парни ворочали.
Ну, естественно, "крыша" была.
Я раз так вот утром заехал, заказ отдал, мне коробки комплектуют, а по подвалу какие-то незнакомые мужики шарятся, а потом - оп-па! Всем лежать! Кто же их пустил-то? Оказалось, менты с одного из районов, где рынок такой был. Всех к стенке поставили и давай переписывать диски, аппаратуру...
Но наши успели позвонить, просигналить. Через пять минут в двери врывается "крыша". В черном все, в масках, с автоматами. Ментов положили. Нет, не пинали. Потом встать разрешили и долго друг другу корочками перед носом трясли. Но утрясли: "крыша" сказала, что раз район наш, то и цех наш. А тем, кто из других районов нечего тут делать.
Те так и уехали, расплевавшись.
А эти, в черном, себе дисков набрали, раз уж пришли-то. И тоже свалили. Большие тысячи им платили наши ребята. И не зря платили. На том месте еще долго цех стоял. Я там, пока на Горбушке торговал - все время отоваривался.