October 12th, 2009

Очки

Осеннее обострение

Осень - время душевных болезней. Природа увядает и как будто тащит за собой человека. Темнота утром и темнота вечером. Постоянный искусственный свет. Духота на рабочих местах и сквозняки от открытых форточек. Толкучка в транспорте. Угрюмые серые невыспавшиеся лица.
Зачем я? Кто я? Кому я нужен? Кому нужно все то, что я делаю?
Обостряются признаки шизофрении. Еще недавно вполне вменяемые люди становятся примером классической паранойи. И сами передают эту паранойю по кругу.
Кто сказал, что душевные болезни не передаются воздушно-капельным путем? А почему тогда, если на тебя чихнут в электричке или дыхнут мерзко в метро, сразу ухудшается настроение и чувствуешь, как достало все, что вокруг? И хочется полного одиночества. Такого, чтобы выйти на улицу, а там - никого. И в магазине никого. И на работе никого. И дома. Дома обязательно чтобы никого не было.
Женщинам легче. Они запираются в ванной и плачут там под шум душа. Просто так плачут, без причин. Долго плачут, а потом выходят, как ни в чем не бывало, и кормят своих мужиков. Или котов. Или тех и других вместе.
Мужчинам плакать не положено. Они скрипят зубами, выпивают сто граммов водки или две бутылки пива, матерятся вполголоса, отмалчиваются, не отвечают на вопросы, или просто посылают всех подальше.
Пишутся мрачные посты. "Убиваются" журналы в ЖЖ. Стираются аккаунты в разных Одноклассниках, ВКонтакте и т.п.
Одиночества!- требуют наши сердца...
Пусть даже виртуального.
Чем темнее - тем хуже.
А к весне, с удлинением дня, с солнышком по утрам, с ручьями и расцветом природы начнется весеннее обострение - но там уже по другим причинам.
Улыбка2008

Макс Брукс. Мировая война Z

Вот откуда ноги растут у всех наших романов про зомби, захвативших города и кусающих всех подряд!
Все началось в Китае, а оттуда зараза распространилась по всему миру. Зомби кусались, и все укушенные тоже становились зомби. Население земного шара сократилось в десятки раз. Миллиарды людей погибли, все города - потеряны. Армия не смогла остановить толпы зомби. Привычные виды оружия оказались малоэффективными - и показательное уничтожение толпы зомби перед камерами журналистов превратилось в показательный проигрыш армии, вызвавший панику и волну самоубийств.
Книга описывает события в Китае, Японии, США, касается страшной России... В общем, там у них полный апокалипсец. Первыми нашли выход израильтяне, потом ЮАР и наконец США с японцами. В общем, мир спасен, хоть и с потерями, флаги подняты, все вспоминают, как оно там было.
Вполне читабельно.
Улыбка2008

Осень

Когда на улице солнечно, когда лето на дворе, перед музейским зданием, выстраиваются в очередь автобусы, полные потных распаренных экскурсантов. И тогда, летним днем, который зиму кормит, все мечутся, хватают группу за группой, ведут, говорят до хрипоты, до басовых нот в голосе. Минутная передышка, в которую курящее большинство тут же окутывается дымом, молчание, потому что говорить нео чем - работа! И снова клич от кассы:
- Гру-у-уппа!
- Возьми их, а? Ты ж не куришь...
Но и тем, кто курит:
- Еще группа! И два автобуса на подходе!
Только один день в неделю - санитарный для музея и свободный для экскурсоводов. В этот день можно почитать, что-то записать для памяти, походить вокруг и около, поговорить, посмеяться, вспоминая смешные моменты на экскурсиях. Можно сходить в фонды, порыться там в старых книгах, находя внезапно настоящие жемчужины.
А когда наступает осень - черная, грязная, дождливая, туманная - поток автобусов сразу иссякает, становится сначала тоненьким ручейком, а потом и вовсе - по одной группе на экскурсовода за весь рабочий день.
Все сидят наверху, в кабинете, в тепле. И на крик снизу, что мол, группа пришла, начинается короткое выяснение отношений:
- Я вчера был первым.
- А я сегодня уже провела!
- А-а-а... А ты вообще мне должен - вчера тебя пораньше отпустили!
Экскурсия по плану обязана начинаться на улице, объездом Бродинского поля, показом на месте, где и что было. Дождь заливает окна. Ничего не видно, поэтому приходится шутить, рассказывать исторические анекдоты, напоминать, наконец, что в день Бородинского сражения погода была холодная и дождливая - ну, прямо вот как сейчас.
- Выходить к памятникам будем?
- Нет-нет! Мы и отсюда видим!
Под рассказ и монотонный стук дождя некоторые засыпают, получают локтем в бок, вскидывают голову, щурясь на экскурсовода, непонимающе смотря по сторонам: где это мы?
Но вот, наконец, заканчивается "уличная" часть. Под зонтиками все быстро перебегают в первый зал. Там сразу становится влажно, как в предбаннике. По окнам стекает вода. Снаружи - дождевая, изнутри - конденсат. Говорят, что картины портятся от такой влажности. А что делать?
В залах тишина, смотрительницы собираются парами, незаметно щелкая семечки. Пасмурно и серо. В такую погоду отчетливо видишь, что слова твои никому не нужны. И экскурсия эта - тоже никому не нужна. Но вот вывезли народ, организовал профсоюз, значит, надо слушать.
- Вопросы?
Тишина. Нет вопросов. Спит мозг. И только радостные улыбки, когда прощаешься с экскурсантами - ура, можно ехать домой!
- Гру-у-уппа!
- Я свою отвел. Буду чай пить и методичку читать. А вы хоть и на спичках разыгрывайте...
- Эй, наверху, не слышите? Группа!
Улыбка2008

"Красная профессорша"?