December 7th, 2009

Улыбка2008

День второй

В два часа ночи кошка Мася вспомнила, что хозяев нет. Она с шумом спрыгнула с дивана и пробежала, топоча мохнатыми лапами, по коридору - туда, сюда, снова туда и снова сюда. Правда, нет! Тогда она стала их звать. Она стонала и плакала. Она кричала в голос:
- Где вы? На кого вы нас оставили? Как же нам теперь жить?
Кошка Кася презрительно щурилась из глубины комнаты: во-первых, думала она, не "нас", а "тебя", дурочка. Кошка Кася знала, что главное - это сохранение покоя. Покоя в мыслях и покоя в организме в целом. Поэтому, поужинав, она ложилась и лежала, закрыв глаза. Может быть, спала, а может быть, медитировала.
Кошка Мася прыгала на тумбочку, потом с нее. Она залезала с шумом на шкаф, летела верху, стукаясь о пол башкой, и орала, орала, орала:
- А-а-а,- кричала она.- Ну, как же? Почему же? Где все?
Не горят огни мониторов, никто не сидит за компьютером до утра. Как жить?
Она попыталась биться головой о дверь, но дверь была тяжелая и стальная. Она оказалась крепче. Тогда кошка Мася легла на пол и попыталась когтями расширить щелку под дверью. Когти не брали сталь.
Она снова поорала, снова поносилась от дивана на кухне до дивана в комнате: ты-дых, ты-дых, ты-дых.
Потом совсем уж жалобно стала блеять овечкой:
- Ме-е-е, ме-е-е, ме-е-е...
Иногда она замолкала, кидалась к двери, втягивала воздух розовым носом, шевелила ушами: идут? Возвращаются? Но никто не шел в уже три часа ночи, и она снова начинала свои заунывные песни:
- Ой, как же жить-то... Ой, на кого же вы меня оставили... Ой, что же теперь делать...
Что делать, что делать.
Сейчас вот как дам тапком, думал я в четыре часа.
В четыре сорок семь она устала и пошла, повякивая на ходу, в комнату. И легла на диван. А я попытался еще раз заснуть.
Но стоило прогреметь будильнику, а мне зашевелиться, кошка Мася - тут как тут!
- Ага!- кричала она.- Кто-то тут есть! Почему не отзывался? Открой дверь!
Ничего-ничего. Сейчас открою, навалю еды, и уйду на работу.
Спорим, когда приду, обе будут спать?
Улыбка2008

Снег

- Смотрите, какой снег!- сказал папа.- А ну-ка, пошли гулять!
Коля и Надя тут же подхватили:
- Гулять, гулять!
Снег шел влажный, и его было много. Первый ком просто слеплялся руками, облеплялся поверх еще и еще набранными по сторонам горстями снега, охлопывался, сжимался, чтобы был покрепче. Потом его катнуть - и он сам начинает расти, собирая, как настоящая снегоуборочная машина, все снежинки аж до сухих осенних листьев, а то и их подбирая. Один комок стал катать Коля. Другой - Надя. Папа тоже сделал себе такой шар и стал его наворачивать, выращивая все больше и больше, пока он не стал таким большим, что уже былотрудно провернуть.
- Снежную бабу!- сказала Надя.
- Крепость!- сказал Коля.
Папа подумал немного, утирая пот, и сказал, что для бабы надо морковку, метлу и ведро на голову. А для крепости - еще надо шаров!
Они вместе подумали, и Надя сказала, что за морковкой можно сбегать домой.
- А метлу? А ведро?- резонно возразил Коля. Он был очень рассудительным мальчиком.
- Ну, значит, крепость,- сказал папа и стал делать еще три заготовки для снежных шаров.
Потом их катали по круга, уминая с боков, чтобы не были похожи на рулоны сена. Потом собирали вместе, слепляли, и забивали все щели влажным тяжелым снегом. Потом делали зубцы сверху и амбразуру снизу, чтобы смотреть. Поом наготовили снежков.
Надя скрылась в крепости, чтобы в нее было трудно попасть, а Коля с папой стали ее обстреливать. Иногда Надя высовывалась и кидала снежок в ответ - у нее было много наготовлено заранее. В Колю она не попала ни разу, потому что он был маленький. А в папу - два раза. Но и ее всю засыпали снежками, а стены крепости оказались украшены снежной шрапнелью.
- Уф!- сказал папа, кинув последний снежок и оглядываясь в поисках чистого снега.- А пойдем домой?
- Нет!- сказал Коля. Он еще хотел играть и кидать снежками.
- Да!- сказала Надя. Она замерзла в своей крепости, и ей уже наскучило сидеть там и отбиваться.
- Два-один,- сказал папа. А потом посмотрел на Колю, у которого задрожала нижняя губа, и добавил:
- Но потом еще пойдем.
- Да,- солидно сказал Коля.- Потом опять пойдем.
И они пошли домой.
- Ой!- закричала мама, встречая их у порога.- Какие вы все мокрые и холодные! Быстро все на батареи, а сами - греться!
После горячей ванной был горячий гороховый суп и сладкий кисель, а потом нагулявшиеся Коля и Надя прилегли "на минутку, только на минутку, чтобы отдохнуть" в своей комнате и заснули.
А папа сел с мамой пить водку и рассказывать, как здорово они сегодня гуляли, и что обязательно опять пойдут.
Очки

Что-то даже и не смешно. Так Минобороны или Никита?

Послушаем-послушаем

М. и С.Дяченко

Да, это хорошее окончание долгой и страшной истории про Алену и Аспирина.

И ничего не бойтесь... Ничего не надо бояться.

Все-таки Крысолов скорее добрый, чем злой. Даже не нейтральный. Ему интересны люди. Иногда.