December 21st, 2009

Улыбка2008

Я же вчера всех предупреждал!

В такую погоду спится хорошо, а вот катается - плохо. Вернее, катается даже слишком хорошо местами, а местами - никак не катается.
В декабре неожиданно выпал снег и внезапно замело дороги...
Улыбка2008

"Титаник"

На самом деле "Титаник" не затонул. Он успел спуститься еще южнее, дрейфовал несколько дней, пока не уткнулся носом в небольшой островок, не отмеченный ни на одной карте. Климат там был не очень, чтобы очень. Вот и айсберги кружили вокруг, навевая мороз и дождь со снегом. Склады огромного теплохода, поставленные под охрану вооруженных револьверами матросов, скоро оказались захваченными наиболее активными и ничего не боящимися слоями нового населения островка. Сопротивляющихся перестреляли сами матросы. Из выданных им прошлой властью револьверов. А тех, кто не поддержал новую власть и введенную строгую карточную систему, посадили на быстро сколоченные плоты и отправили по течению, огибающему остров. Мол, убивать вас мы не убиваем, но и позволить есть нашу еду не можем. Авось, ваш бог вам поможет. Паек же получали только те, кто признал новую власть. Признал и активно участвовал в ее укреплении.
Первые годы были самые трудные. Паек все уменьшался. Дела не было. За банку тушенки разворачивались настоящие боевые дествия.
Наконец, к власти пришла наиболее радикальная группировка, не боящаяся никого и ничего. Первым шагом было открытие складов. Идите и берите, что хотите - все ваше! Однако, взять было нечего. Среди пустых полок бродили тенями голодные островитяне, перешептываясь:
- Все взяли до нас! Опоздали мы! Раньше надо было!
Но потом, когда от голода начали умирать прямо на берегу, кто-то первый сказал, что мясо - оно мясо и есть.
Его тут же публично расстреляли, после чего погрузили в котел, сварили, и островитяне получили наконец корм, спасший всех от голодной смерти.
Власти рассчитали точно, какова продолжительность жизни человека, сколько детей может родить женщина, сколько корма надо каждому, чтобы прожить и чтобы делать что-то полезное. Все, кто казался не нужным или просто выражали даже не протест, а сомнение в правильности избранного курса, заносились в длинные списки, которые регулярно обновлялись. По спискам матросы отбирали необходимое количество и расстреливали. Остальным еды хватало.
А полезное дело быстро нашлось.
- Вы понимаете,- спрашивали, глядя в глаза островитянам, представители власти,- что сделают, найдя нас? Вот подумайте: приходят корабли. Сходят на берег матросы и ученые. Заглядывают в ваши котлы... А? Вот, то-то! Теперь такое уж положение вышло, что все вокруг - враги. И у них у всех будет только одно желание: убить вас всех.
- Но мы же не виноваты,- пытались протестовать отдельные.- Это же все вы! И голод...
- Что значит - мы? Мы спасли вас от голода. Мы накормили вас. А теперь мы обороним вас!
И все взрослое население стало работать на оборону острова.
Строились баррикады вдоль всего берега. Минировались пляжи. А недовольными кормили исполнительных.
Но время шло. Те, первые, самые активные, постарели и умерли. Дети и внуки уже не понимали - а что, собственно такого? Корм - он и есть корм. И когда пришли корабли к неотмеченному на карте острову, то они спокойно вышли встречать моряков, ученых, туристов...
А те...
Они ужасались. Они везли еду, чтобы отучить от страшного. Они открыли свои школы, чтобы учить морали. Они изучали и качали головами...
Прошло еще немного времени.
И уже правнуки тех, первых, кто имел билеты на "Титаник", уплетая жареную картошку со свининой, запивая ее вином, поглощая на десерт ананасы и киви, сыто рыгая переговаривались между собой:
- Нет, неплохо, неплохо... Вон, и песок наш белый пригодился, продавать можно... Но все же - тс-с-с - говорили тут мне - тс-с-с - что при прежней-то власти порядка было больше, а то мясо было слаще... Только - тс-с-с! Мы - за порядок. Не за мясо!
Все-таки они были уже окультурены, и вслух признаваться в каннибализме им не хотелось. Не культурно как-то... Хотя...
- Но ведь с тем-то мясом мы выжили, остров поднялся из дикости, и нас, что главное, боялись!
Улыбка2008

Предновогоднее

- Ты где, на?
- Я? На работе... А кто это?
- На какой, на, работе, на?
- На этой, на, на работе, на!
- Хватит придуриваться, откуда у тебя может быть работа? Мы тут ждем, на...
- Одну минуту...
Прикрыв ладонью микрофон аппарата:
- Заканчиваем совещание. У меня срочное дело. Все свободны, коллеги. За работу, за работу! Быстренько, быстренько!
И снова в телефон:
- Так где ждете-то?
Послушаем-послушаем

Объективная субъективность

Объективный мир на самом деле для нас самих глубоко субъективен. Каждый видит не так, как видит другой. Даже в цвете, в простом определении цвета, его названия, не сходятся люди.
Вот идет пара навстречу. Он уродлив. Она страшна, как жертва Хиросимы. Но это так вижу я. А они смотрят друг на друга и улыбаются друг другу. Они счастливы, им хорошо, они видят красавца и красавицу, умника и умницу. Они красивы друг для друга. У них совсем другой мир, не такой, как у меня.
Одни читают то, что никогда не прочту я, и не понимают, как можно читать то, что у меня в руках.
Другие смотрят и восхищаются фильмами, которые я видеть не могу.
Третьи одеваются в то, что выглядит странным и ужасным - но только для меня, не для них.
У них свой мир, свое восприятие его, свое видение.
Как художник, рисующий даже с натуры не то, что стоит перед ним, а то, как он это видит.
Человек - мир. Каждый человек - мир.
Миры пересекаются, сливаются, отражаются друг в друге, затеняют друг друга, поглощают друг друга.
Вот оно - реальное многообразие миров.
И как в детстве кажется, что когда закрываешь глаза, с тобой засыпает твой личный мир, а твои игрушки, твои книжки, твои мысли продолжают жить своей собственной жизни, копошась и попискивая в твоей темноте.
И каждая смерть - это смерть целого мира. А рождение - это новый взрыв и новая бесконечность и новые и новые миры вокруг нас.
Не жди инопланетян на странных космических кораблях из далекого космоса.Закрой глаза, прислушайся: они рядом, они совсем близко, они на расстоянии протянутой руки!