December 29th, 2009

Да ну?

(no subject)

В кабинете не дует, не метет. Только на голову сверху давит столб воздуха, и глаза смотреть отказываются. Не хотят смотреть, заразы! А до конца рабочегодня еще почти четыре часа...
Улыбка2008

Апельсины

Апельсины привозили только на Новый год. До Нового года основным фруктом были яблоки. Сливы, абрикосов, вишни и прочей вкусной ягоды можно было наесться впрок, когда летом уезжал к бабушкам и дедушкам в Волгоград. Но и в Волгограде апельсины не росли, хотя он был очень южным городом, и у него была своя река, степь до горизонта и заброшенные вишневые сады в балках.
Мандарины мы не любили. Мандарины привозили в наши места зеленые и кислые. Мандарины росли в мандариновом крае - в Абхазии и Аджарии. А они были в Грузии. У них было море и былотепло круглый год. Но мандарины росли кислые, как лимоны, и лимоны тоже росли, но небольшие.
Апельсины привозили из Африки. У них была толстая кожура, а сами апельсины были размером в два кулака. Допраздников один апельсин полагался в день на двоих - на нас с братом. Апельсин резали ровно пополам, и каждому давали половинку. С этими половинками мы и ходили.
Надо было сжать его, выдавить сок, и выпить через край такой получившейся лодочки, губами по остропахнущему горькому срезу толстой кожуры. И вот так походишь, надавишь, отопьешь. Надавишь, отопьешь. Потом уже сок не давился, а лезла мякоть, растрепанная и ароматная. Ее можно было выкусывать потихоньку. Когда давить уже было нечего, а половинка апельсина, тяжелая и плотная поначалу, становилась похожа на пустую половинку резинового мяча, ее можно было вывернуть наизнанку, и медленно с удовольствием обгрызть всю оставшуюся мякоть.
Потом уже с сожалением, что все кончилось, объесть белый слой, что между мякотью и горькой оранжевой кожурой.
После такого руки, лицо - все пахнет апельсином, и ходишь, нюхая пальцы время от времени.
А мандарины - это уже здесь, в Москве...
Улыбка2008

Отличное завершение долгого дня

...И вот еду я по заснеженной дороге медленно и печально. Народ толкается, но не ругается, потому что все равно бесполезно. И думаю сам себе: а как это я завтра, практически перед праздником, за фруктами пойду? И будет ли у меня как раз завтра настроение на это?
И пошел сейчас же, сойдя с автобуса.
Народа на нашем рынке - никого. Ну, один-два, но не более трех народов...
- Что хотим, молодой человек?- высунулась в окошко по пояс маленькая и конопатая девушка.
- Все!- обвожу рукой рынок.- Все и сейчас!
- Так это вы правильно подошли! У меня как раз все есть!
- Как - все?- прищуриваюсь на витрину.- А гранаты?
- Вот!
И я купил все у нее.
Два огромных спелых граната. Один небольшой спелый ананас. Два килограмма испанских сладких мандаринов. Четыре апельсина, весящих больше всех этих мандаринов. Четыре красных больших яблока. И она, подмигнув, кинула красивый лаково блестящий лимон на дно сумки.
Все.
К походу с полными сумками к borh, naja_naja и oberna - готов!
А когда еле доперся сквозь сугробы до дома, то оказалось, что Интернет от Корбины уже пулей летает по беспроводным сетям, и я могу теперь таскаться с ноутбуком по всей квартире.
А еще мне сказали - бери щи! Щи бери!
Так что сейчас нарежу грудинки и смажу ее горчицей, отрежу ломоть черного, подогрею щей в горшочке, почищу чесночину или две - и с пивом!