June 17th, 2012

Шо?

Издевается, да?

Й.Лев, тренер сборной Германии:
- Россия играет в необычный футбол. Очень спокойно, с холодной головой. Иногда кажется, что они "засыпают", а потом вдруг следует взрыв! Российская команда очень здорово меняет темп игры — с медленного на быстрый и наоборот. В ней очень быстрые футболисты, прекрасное взаимопонимание и командная игра. Я давно не видел такой сильной России!

Отсюда: http://sport.rbc.ru/euro2012/news/russia/16/06/2012/1387/
Улыбка2008

Театр Беляковича

Я давно не был в театре имени Станиславского, что на Тверской. Раньше он был не из любимых, но из посещаемых. Место хорошее, бойкое. Метро близко. Иногда там бывали роскошные антрепризные спектакли, в которых собирались лучшие из лучших со всей Москвы. Иногда - свои, тоже хорошие. Но уже давно там новый художественный руководитель, новый главный режиссер, определяющий лицо театра, да еще тот, кого уважаю и люблю по спектаклям и по ролям... И тут мне повезло - премьера. Пока не раскрученная. Пока еще без очередей от метро с вопросом, нет ли лишнего билетика. Это уж спасибо большое zavlit_sw, которая иногда организует такие театральные походы. Это она предложила. Это мы с shepot_lesa сразу согласились.
И вот - театр.
Булгаковская "Кабала святош" шла, наверное, во всех московских театрах. Теперь она здесь, в театре имени Станиславского. Покупаем программки, вчитываемся. Расстроены, что Мольер сегодня не Белякович. Но зато с удовольствием перечитываем в правой части крупный шрифт: постановка, сценография и костюмы - народный артист России Валерий Белякович. Он не умеет делать кое-как. Он не работает в полсилы. Значит, будет интересно, красиво, увлекательно. И еще на программке привлекают внимание слова внизу под названием спектакля: "Пьеса из музыки и света".
Пока мы обсуждаем, по сцене ходят люди. Разговаривают. Смотрят в зал. Поправляют то, что надо поправить. Некоторые узнаваемы, потому что - Юго-Запад. Неподражаемый Горшков, который не потеряется, думаю, ни на одной сцене.
Сама сцена уменьшена, сжата огромными зеркалами, в которых отражается, размножается, увеличивается пространство, и которые можно крутить, поворачивать, выстраивать по-другому к разным эпизодам.
И тут начинается пьеса из музыки и света.
Если вы не смотрели ни разу спектакля по Булгаковской "Кабале святош" ни в одном театре, если не читали саму пьесу, то можно ознакомиться с кратким изложением, выложенным в Интернете. Там все понятно: есть Жан-Батист Поклен де Мольер, есть его театр, его пьесы, его роли. Есть его артисты. Есть король, архиепископ и капитан мушкетеров. Есть награды и королевское благоволение. Есть ненависть священников из-за "Тартюфа". Есть любовь и есть смерть, когда потеряно все - от сцены до любви.
Все это на фоне плясок, музыки, массовых перебежек, проходов по диагонали, круговых обходов сцены, вспышек и лучей света, дыма, артистических костюмов, блестящих золотом, париков, шляп, гимнастического трико...
К концу спектакля я смирился с Бадовым в роли Мольера. Хотя, именно Белякович должен был говорить эти слоа: о том, что он всю жизнь на сцене, что это его театр, что это его артисты, и что - марш на сцену, бездельники!
С самого начала с удовольствием смотрел на Арманду, в роли которой в этот раз была опять "наша", "юго-западная" Анастасия Ксенофонтова. Яркая, гибкая, с манящим голосом, с фигурой гимнастки.
Конечно, Горшков. Иногда он был лучшим на сцене. Он "давил харизмой". В каких только ролях я его не видел... И Жан-Жак Бутон, "тушитель свечей" - тоже его роль.
Все были на месте. Все делали одно дело. Яркое, увлекательное, музыкальное.
Король-Солнце - каждым своим движением, каждым наклоном головы напоминал, что нет никого, кроме бога на небе и его, короля, на земле.
"Помолись" волочился за девушками и готов был убить любого.
Монахи молились. Архиепископ взмахивал прозрачными красными рукавами и увещевал.
Балет... О! Тут был настоящий балет!
В общем, я был доволен. Я отдохнул. Я был в настоящем театре. Правда, это был уже не тот театр имени Станиславского, который мне знаком.. Это был "театр Беляковича". И его я тоже узнавал с первых передвижений по сцене, с музыки, со света.
...
А теперь, о том, что понятно и простимо, потому что - премьера, потому что наигрывается все.
Люди, вы же артисты! Вы же хотите реакции зала! Вы не можете не хотеть этого! Делайте паузы. Ну, делайте же паузы - мы будем аплодировать. Такие моменты, с аплодисментами, были раз пять за спектакль. И руки уже были готовы начать хлопать... Но действие стремительно и непрерывно - вот сцена и закончена. Вот все и ушли, убежали. Когда хлопать? Кому хлопать? Только в самом конце?
А конец...
Ну, не "Чайка" это, не она. Хотя, понятно, что каждому театру надо найти свою "Чайку". Это - пока не она. Если это спектакль света и музыки, то может ли он заканчиваться угасанием света и темнотой и смертью? Да, именно так у Булгакова. Да, кабала побеждает.
Да?
Но не в этом же театре!
Как я ждал чего-то вроде "Гарри, заряжай!" (с)
Ну, не может яркий, блестящий, мощный, веселый, заводной спектакль кончаться на минорной ноте. И вот сидим мы, оглушенные и слепые в упавшей вдруг темноте, вертим головами: то ли конец, то ли сейчас все вспыхнет и станет - ах! Уже хлопать? Рано? Это уже конец? И это - все?
Эх...
Хотя, народу понравилось. аплодисменты были продолжительными и слитными. Вызывали актеров. Кричали "Браво!". Стояли в проходах, толпились у сцены. И цветы были.
То есть, все было хорошо.
Но хочется, чтобы - лучше! Чтобы слезы и радость, чтобы хлопать и плакать. Чтобы смотреть на эти лица на сцене, и улыбаться, радоваться самой возможности на них смотреть.
Хочу продолжения спектакля!