October 18th, 2014

Улыбка2008

Кто налил?

Мимас - небольшой спутник Сатурна диаметром всего 396 километров - похоже, полый внутри. И в эту полость налита вода. Словно бы в огромную бочку. К такому выводу пришли американские астрономы из Корнельского университета (Cornell University in the US).
Исследователи собрали многочисленные снимки Мимаса, сделанные зондом "Кассини" (NASA's Cassini mission), который вот уже 10 лет обследует окрестности Сатурна - фотографирует и саму планету, ее спутники и знаменитые кольца. Из снимков создали своего рода анимацию. И выяснилось, что Мимас дрожит. Его весьма основательно мотает из стороны в сторону. А амплитуда этих колебаний такая, какой быть не должно - в два раза больше ожидаемой при условии, что спутник однородный. Вот ученые и предположили, подтвердив свою гипотезу расчетами, что внутри его вода. Она находится в некой полости, расположенной примерно в 30 километрах от дна гигантского кратера - кратера Гершеля, который делает Мимас похожим на "Звезду смерти" из "Звездный войн".
Добрый

Братья и сестры

Сначала над ними подшучивали. Над этими биологами, которые по генам сравнивали людей. Надо е, почти доказали, что никаких викингов не было, и что татаро-монгольское нашествие – это такая страшная сказка для маленьких. Потом нашли про евреев. Потом всю историю стали переписывать, стали рисовать на карте совсем другие очертания совсем других стран. Фантастика!
А потом пошли дальше, еще дальше. Ну, что все люди от одной «Евы» - это давно было. А они стали доказывать, что не от одной. Что было несколько ветвей развития человека, и ветви эти скрещивались, перекрещивались, вот и получилось то, что получилось.
Но глубже, глубже…
Откопали метеорит в Антарктиде. Стали уже говорить, что многие тут у нас имеют гены, сходные с теми, что остались у бактерий на том метеорите. Не сами бактерии, конечно – тут же миллионы лет. Биологические остатки – так сказали.
В общем, интересная это наука.
А народу-то как интересно! Пооткрывали киоски, в которых брали кровь, а потом говорили тебе, к какой гаплогруппе относишься, кто в предках, откуда вообще сюда пришел. Ну, откуда, откуда… Из Африки, вестимо. Хотя, интересно.
Вот у меня, скажем, нашли остатки тех марсианских генов. И еще кое у кого. И выходит, мы с ними родня. Хоть и отдаленная, но все же родня. А ззначит, анализы эти и наука эта – весьма полезные вещи. Когда бы я мог войти к главному архитектору района и сказать по-простому, по-нашему:
- Здравствуй, брат. Помощь нужна, брат.
А всего-то – построить домик надо. Нно так, чтобы все подписи быстро поставили. Ничего же не нарушаешь. Просто – чуть быстрее. Потому что родня. Потому что брат брату всегда поможет. Вот и я ему помогу. Если ему, скажем, в неурочное время понадобится бухло какое для гостей, так он мне позвонит и скажет:
- Привет, брателло! Помощь нужна…
И я помогу. А как же! Брат ведь. Хоть и миллионоюродный. Или даже – миллиардо…
Каждый нашел себе родню. Кто – дальше, кто – ближе. Вот Васька – это брат по другой линии, по земной, не по марсианской – он даже в Америку летал к родне. Рассказывал, как принимали, как там вообще жизнь. Ругал их еду. Они там борщ с салом и водку практически не употребляют. Сало – это вообще яд для них. Не выдерживают их желудки такой полезной пищи.
В общем, наука позволила всем почувствовать себя родственниками. То есть, сплотилось население. Стало, то есть, лучше.
И вот теперь я шел к начальнику узла связи, чтобы договориться об использовании их коробов и шкафов для своих нужд – кабель потяну телевизионный. Буду за телевидение бабки сшибать с тех, кто ящик любит.
Секретарша посмотрела странно, но пропустила. Я вхожу, как обычно. Улыбаюсь широко. Говорю:
- Здравствуй, брат!
А он, прикинь, хмурый сидит, и весь, как не свой какой-то. Потом нехотя привстал, да как заорет:
- Не брат я тебе, гнида марсианская! Анализы новые привезли. Мы – с Арктура! Так что вали отсюда и не нарывайся! Ишь, заполонили всю Землю. Пролезли везде. Уж мне эти марсиане.
И секретарше крикнул, чтобы больше – ни одного марсианина. Потому что и так много власти забрали и ко всем в родню понабивались. А мы, объяснил он матерно, прилетели на пять миллионов лет раньше. И наш метеорит, сказал он, не в Антарктиде какой-то – а в Тихом океане. То есть, напрямую влиял на эту, как ее… На эволюцию!
Ну, я и пошел.
А что делать? Как вот с ним объясняться теперь? Ведь и правда – не брат он мне. Какие братья – арктурианин с марсианином?
Придется теперь искать другие пути.
Или кровь снова на анализ сдавать. Теперь техника еще новее стала, может, все же найдется что-то полезное в моих генах.