December 1st, 2016

Добрый

Традиция такая

Раз в месяц я сообщаю, какие из рассказов и прочего на Самиздате прочитали по сто и более раз. Сначала это был такой пиар. Потом - просто традиция. Иногда с удивлением: там же названия меняются, одни рассказы уходят вниз, другие вдруг становятся на месяц популярны.

Итак, итоги ноября.

Ссылка - 167. Про самую настоящую ссылку. А как еще сказать, когда из столичного города родители отправили в провинцию?
Русский национализм - 156. Про страшный и противный русский национализм.
Нахлебник - 144. Веселый рассказ про то, что не всегда надо помогать.
Победа - 143. Однажды наши победили не наших в короткой войне.
Спасатели, вперед! - 141. Книги живут, пока их читают. Спаси книгу - прочитай ее!
Конец света - 140. Про правильную встречу объявленного конца света.
Мороженое - 130. Байка из девяностых годов.
Армейское-регулярное - 113. Армия теперь другая. Но, наверное, есть ностальгирующие. Читают и перечитывают.
Дела семейные - 107. А вот нечего лезть в чужое. Раз уж к разводу дело - нечего лезть!
Принцесса была - 105. Сказочка про принцесс и королевишн.
Предчувствие - 102. Чистая фантастика и постапокалипсис. Но все же предчувствия иногда помогают выжить.
Армейские байки - 101. Сборник "вспоминалок" о срочной службе. В той, в давней, в советской армии.
Третья мировая - 100. Небольшой рассказ о третьей мировой войне уже с полгода торчит в моем топе. Похоже, с декабря начнет спускаться вниз.
Улыбка2008

Я путаюсь в собственном возрасте

Мне десять, двадцать пять, семьдесят. У меня мама и папа. У меня жена, дети, внуки. Квартира и школа, табуны и стада. Это время, это всё время...

Дочитал "Черное сердце".
Одни мне скажут, что это чистая фантастика и "зеркала Козырева". Другие убедят, что чистейшей воды фентези - там магия и шаманские бубны и волшебные боотуры. Третьи обзовут постмодернизмом, найдя сотни тому подтверждений. Четвертые произнесут "этнофентези". И мудро кивнут "своею головою" - да, мол, понимаем. Модно, мол. Пятые, хитро улыбаясь, скажут, что это на самом деле про писателя. Или про писателей. Все это - про них, про творцов миров. И подсказок в тексте - полно.
Но есть еще и те, что читают - просто потому что читают. Им это в удовольствие. А когда книга хорошая, так и удовольствия еще больше.
С удовольствием дочитал второй том. С сожалением понял, что второй - последний.
Г.Л.Олди "Черное сердце".
Вглядываясь

Иногда я думаю о редакторах

Или об их отсутствии.

Я заперла дверь лавки цветов, где являлась помощницей хозяйки.

Вторая фраза в книге заставила меня остановиться и внимательно посмотреть, а что там, на первой странице? Стоит ли дальше читать?

У хозяйки лавки не было детей.

Она давно не переживала по этому поводу и всю свою нерастраченную любовь отдала племянницам и племянникам - детям младшей сестры. Благо что у нашей матери их было целых четверо.

Кого четверо, племянников и племянниц? У матери?
Нет, что-то как-то все коряво и неуступчиво. Не читабельно.
Особенно после Олдей.

Убедите меня, что и первая фраза, и вот эти два предложения - они нормальны и правильны. Убедите.
А то все придираюсь и придираюсь.