March 1st, 2017

Тень

Вчера начитавшись про очередной конвент

Заснул - и конвент увидел.
Был он в каком-то южном городе, на горке. Просторные залы, мраморные полы, много народа. Очень много. Много незнакомых. И много знакомых.
Наконец, потянулись вниз под горку, на банкет. Банкет в каком-то кафе на берегу моря. Там большая веранда и можно смотреть на звезды.
Но тут меня за рукав подергал какой-то смутно-знакомый мужик и позвал с собой. После долгих раздумий и сопоставлений я пришел к выводу, что это какой-то местный полуолигарх Олег Блохин. Ну, вот так его зовут. Он сказал, что узкий круг сейчас сидит в его магазинчике. Открыл магазинчик - а там огромная комната, две кровати, застланные синими байковыми одеялами, много кресел и стульев. И действительно - наши! Симпатичные и знакомые и полузнакомые лица. "Да тут жить можно!" - думал я, пока разливали по очередной. Он повел меня показывать, как и что. Вот там туалет и душевая. А вот тут - только для своих. Открыл дверь - а там огромный бассейн с подогретой водой, в которой - раз-два-три... Четверо парней и четыре девушки. Смеются, руками машут, зовут. Вернулись к тем, что были. Вернулись и те, что в бассейне - завернувшиеся в халаты. Выпили еще. Вот теперь можно идти ко всем. Но ты имей в виду, мол, что тебе здесь всегда рады, и заходи, если что.
Подошел молодой смутно знакомый фэн и попросил официально представить хозяину. Подходим.
- Олег, - представляю я.
Паренек залился краской и прошептал:
- А я его всю дорогу Вовой звал...
Тут я понимаю, что его имени не помню - вот такое вот неудобство. И тогда разыгрываю сценку:
- Ах, ты его Вовой звал? Тогда быть тебе до конца конвента Константином. Вот, Олег - это вот Костя! - и хлопаю его по плечу.
А паренек начинает сгибать колени и как бы проваливаться сквозь землю.
Весело посмеялись и пошли к основной массе.
1991

Февраль прошел

С его темнотой, снегопадами и дождями, настроениями и увольнением с работы - прошел.
А что там читали у меня на Самиздате больше и лучше всего в последнем и самом коротком календарном зимнем месяце?

На самом деле - 722. Большой сборник рассказов о том, что в действительности все не так, как в реальности.
Заплати и спи спокойно - 153. Про налогообложение в маленьком городке.
Сын приехал - 113. Вот так ждешь, ждешь сына... Не едет.
Учитель - 113. Что-то апокалиптическое про школьный бунт. Хотя, кажется мне, не обычная это школа. Да и время и место... Фантастика!
Муж на час - 103. Лирика в чистом виде. И про феминизм. Второй месяц в лидерах.
Улыбка2008

Колфан-24 стартует

Оригинал взят у megana в И, наверное, последнее на сегодня: Колфан-24 стартует!
Темы этого захода задает журнал "Химия и жизнь".

Тема 1. Сумма ошибок с положительным сальдо.

Тема 2. Мешок тьмы на дне чёрной бездны.


Рассказ может быть написан на любую из них или на обе сразу - на ваш выбор. Принимается не более двух рассказов от одного участника, включая соавторский, и не более одного соавторского рассказа на участника. Объем рассказа - от 5000 до 40 000 знаков, включая пробелы. Правила те же, что и в предыдущем заходе.

Тексты принимаются на адрес newkolfan@gmail.com до 23.59 22 марта.
В теле письма указывать имя или псевдоним автора, название рассказа и свое имя жж-юзера.

Играем традиционно в два тура + финал. Первый тур - до 23.59 29 марта. Второй тур - до 23.59 5 апреля. Финал - до 23.59 12 апреля. Объявление победителей рано утром 13 апреля.

Площадка для обсуждения - жж-коммьюнити kolfan.

Жюри финала

Елена Клещенко, писатель, журнал "Химия и жизнь"
Евгений Прошкин, писатель
Анна Гурова, писатель
Ольга Закис, художник-иллюстратор
Иван Медведев (aka Зеленый Медведь), критик-рецензент
Елена Петрова, переводчик фантастики, лауреат премии "Странник"
Ирина Круглова, музыкант, группа "Айрэ и Саруман"
Наталья Федина (Жаклин), писатель, конкурсант со стажем
Евгения Руссиян, квалифицированный читатель, любитель фантастики
Илья Суханов, администратор портала "Лаборатория фантастики"


Рассказы-финалисты будут рассмотрены на предмет возможной публикации в журнале "Химия и жизнь".

Распространение информации всячески приветствуется!
Всех - с началом весны! )

Жгёшь

Литература

- И все-таки вы не понимаете, - человек в мундире огорченно покачал головой, сделал странное движение рукой, будто сгонял кого-то со стола, потом устало-вопросительно посмотрел на Петра Ивановича.
- Я не понимаю, - начал тот, но тут же был прерван.
- Вот! Я же и говорю: вы не понимаете! А должны бы понимать. Все же интеллигентный человек. С высшим образованием.
- С двумя, - поправил Петр Иванович, любивший точность.
- Что?
- У меня два высших. Вон у вас копии дипломов.
- Это что-то означает? В анкете есть высшее и незаконченное высшее. Двойных-тройных не существует для закона. Так что у вас, сколько бы вы дипломов ни накопили - высшее. Но не об этом речь.
Человек в мундире хмыкнул, потер нос. Зачем-то надел фуражку, лежавшую до того на крае стола. Поправил ее, будто собираясь уже уходить. Потом снова снял, кинул на стол. Поморщил лоб. Помассировал пальцами виски.
- Вот как вы не понимаете, что совершаете, по существу, акт кражи?
- Как это? - удивился Петр Иванович. - Это мое собственное произведение - что хочу, то и делаю, хоть даже совсем уничтожу.
- Вот, кстати, уничтожить - это мысль. И не сидели бы мы с вами тогда в этом кабинете, не обсуждали судьбы отечественной литературы...
- Мы? - снова удивился Петр Иванович, чуть даже привставая с привинченного к полу табурета.
- Да-да. Мы с вами. Вот вы как считаете, литература - это что?
- Ну, книги, наверное. Журналы там разные...
- Вот именно! Так давайте разберемся: вы написали роман.
- Не совсем роман. Это просто большая повесть.
- Не понял. Размер, мне тут справку написали - как раз романный. Значит роман. Но не в том суть. Итак, вы написали. Теперь выстраиваем цепочку. Это еще не литература. Это еще может быть уничтожено, стерто из памяти компьютера, никому не показано. Значит, не литература, так?
- Ну-у-у, - неуверенно начал Петр Иванович.
- Так, так. Вы не спорьте, вы следуйте логике. Итак, пока это еще не литература. Но вот вы приносите файл в издательство, и там начинается работа. Сначала редактор. А может, и не один. Потом - корректор. Далее - верстальщик... Вы считайте, считайте! Потом - печатник. Далее цех, в котором собирают книгу и делают ее книгой. Там много специальных станков и много специалистов. Но вот итог полежал под прессом, получил суперобложку и оказался на складе. Литература?
- По логике если, так - нет, вроде.
- Именно! Именно - не литература! Далее грузчики грузят пачки книг в автомобили. Автомобили развозят их по книжным магазинам. Имейте в виду - я тут для упрощения пропускаю оптовика, а еще ведь и оптовики существуют. Ночью студенты за небольшие деньги клеят рекламу по всему городу. Там ваш портрет, обложка книги и краткая аннотация, которую тоже писал отдельный специально обученный человек. Кстати, рекламные плакаты - это уже другая типография, другие люди и другие машины. Улавливаете? Наконец, рано утром выстраиваются очереди к дверям книжных. Вот они распахиваются, и толпа сметает с полок вашу новую книгу. В Интернете поднимается настоящая буря. Люди обсуждают не вас, не издателей, не грузчиков. Они говорят о литературе. Теперь - литература?
- Да, - уверенно сказал Петр Иванович. - Теперь, конечно, литература.
- Вот. А вы что сделали?
- Ну, я же не называю себя писателем. Я просто любитель. Я написал и выложил в сеть.
- Вот! А теперь посчитайте, сколько человек лишились работы! Да пусть даже вы ни копейки бы не получили, но в процесс было бы вовлечено целое общество! А вы, просто выкидывая на навозную кучу Интернета вашу книгу... Кстати, много уже отзывов?
- Да пока нет.
- Вот! Вы работали - не спорьте, писательство - это труд. Вы могли дать работу многим и многим - вплоть до простого продавца в книжном магазине. Вы могли стать очередным литературным событием. То есть, не вы, конечно, сидите, сидите, а ваша книга. И что вы сделали? Вы ее...
Человек в мундире пошевелил губами, будто пытаясь сплюнуть какую-то гадость. Прищурился, как от противного вкуса:
- Вы ее - отдали.
- Но это же моя книга!
- Нет! Она ваша, пока она на вашем компьютере. Но как только вы пытаетесь дать ее общественности - да хоть другу почитать - так сразу она становится общественным достоянием. А уж сколько людей из-за вашего поступка лишились работы. Вы считали за мной? Учтите, это еще не все! Их гораздо больше. И что вы имеете сказать в свое оправдание?
- Я искуплю. Я возмещу...
- Ну и хорошо. Вот тут и тут распишитесь. А тут - график выплат. В случае опоздания или отказа от собственных слов - рост тарифов и рост штрафных санкций.
- Но за что?
- Поймите, наконец! Не вы решаете судьбы литературы! Это она решает вашу судьбу. Вот прямо сейчас литература в моем лице - решает. Так что подписывайте. И больше не нарушайте.
Очки

Прогулка

Мы гуляли с Максом Черепановым и Яковом Будницким по Тверской. Было тепло по погоде и жарко от съеденного и выпитого. Я показывал пальцем в переулки:
- Тут вот ирландский паб неплохой. Вот там - рыбный ресторан. Дорого, но вкусно. Сюда и чуть вниз - "Челси". Там пиво и мясо и болеют за "Спартак".
И тут я вдруг вспомнил, как мы обсуждали последнее читанное "олдёвое" интервью и разговаривали о книгах. И вспомнил Олега с Димой, конечно.
- О! - сказал я, остановившись и преградив дорогу. - А давайте сходим вот сюда. Покажу тут одно интересное место. Там маленький ресторан "У башмачника". Армянский. И там первый лист меню - сплошной арцах!
- Что такое арцах? - спросил Макс.
- Это такое, такое..., - помахал я в воздухе рукой. - Это водка армянская из разных ягод и плодов. От 40 и до 60 градусов. Вкусная и разная!
И мы пошли проверять. Прошлись по переулку с старым именем - Брюсову. Дошли почти до конца... Вот же здес! Вот тут! Но не было вывески. И хоть за окнами играла музыка и сидели люди за столами, но металлическая табличка возле дверей говорила, что это "кафе".
Мы зашли, и к нам тут же кинулся симпатичный молодой человек:
- Вы втроем? Можно за столик. А можно к бару...
- Извините, - строго сказал я. - А вот ресторан "Башмачник" такой был...
- О-о-о! Это очень давно! Очень. Никто уже и не помнит.
- То есть, арцаха у вас нет?
- Нет. Но есть виски!
Мы были разочарованы отсутствием арцаха и ушли пить виски поближе к метро. Есть там местечко, которое давно хотел посетить, но все как-то мимо и мимо. Паб "Британская королева", что на Дмитровке. Там нас встретили, как долгожданных и любимых родственников. Столик? Не хотите? Можно и у бара. Раздеваться не хотите? Можно и не раздеваться. А можно вот прямо у стойки повесить. И все там было правильно. И музыка, и минимум два стаута, и Лагавулин 16-летний. Я, было, заспорил с барменом, что пил 18-летним. И уже после возвращения домой понял, что был глубоко не прав, и что теперь обязательно туда надо сходить и обязательно перед парнем извиниться.
Но главное-то, главное: дорогой Генри Лайон, не смогу выполнить обещание и напоить арцахом под неспешные разговоры. Потому что нет того места. Просто совсем нет.
Надо думать.