May 29th, 2017

Шляпа и очки

Значит, так сегодня

Портовая улица - Красный спуск - площадь Ушакова - улица Шмидта - Новороссийская - Адмирала Октябрьского - Частника - Демидова - Ломоносова - Генарала Петрова - Очаковцев - Комсомольский парк - Патриса Лумумбы - Большая Морская - площадь Лазарева - проспект Нахимова - Приморский бульвар - набережная Корнилова - площадь Нахимова - улица Ленина - площадь Ушакова.
И домой.
Итого пешком - под семь километров.
Жарко. Хорошо. Ярко. Солнечно.
На Хрустальном пляже уже отдыхает народ. Даже в понедельник.
Митин рисунок

И о кабаках

На набережной Корнилова, где раньше был винный бар от Ессе, восстанавливают "инфрастуктуру". расставляют столы и стулья, ставят прилавки, вывешивают объявления.
Тут теперь будет "Крафт и копчения". Рыба, птица и мясо собственной коптильни. И напитки, естественно.
Значит, у меня в очереди:
1. Eat me, что на Ленина - настоятельно рекомендуют посетить. Друзья врать не будут! Значит, посещу.
2. Вот этот Крафт и копчения.
Получу пенсию, рассчитаю затраты - и посещу.
Улыбка2008

Совершил валютную операцию

Когда-то давно, в те еще времена, когда хозяйки в Крыму брали долларами и еврами, если они были, я наменял этих самых долларов перед поездкой на романный семинар в Партенит. И вот все денежки сгодились, а "полтинник" как-то залежался в конверте. Был конверт, куда я откладывал рублевую наличность. И был конверт с валютой. Там лежало пятьдесят долларов.
Вот сегодня, вспомнив вдруг о них, проходя мимо Генбанка, что на Ленина в Севастополе, я поменял зеленую бумажку, совершенно мне не нужную, на наши российские рубли.
Наличка - это на рынке со свежей зеленью. Это транспорт опять же. Ну, и в маленьких разных местах - только она.
Теперь у меня нет в дальнем кармане бумажника хрустящей зеленой бумажки.
Зато есть деньги на пиво и зелень.
Шляпа и очки

О местных

Я стоял и смотрел на карьер. Вчера я играл в Фоллаут - там точно такие же карьеры. И в одном - вот такое же озеро было. Только тут еще зелень яркая и вон машинки маленькие внизу - кто-то приехал отдохнуть у воды.
Сзади возле стоящей черной машины затормозил грязно-белый автомобиль. Вышел загорелый седой мужик в спортивной куртке. Спросил:
- Семечки будете?
Я не понял сначала, обернулся к нему:
- Что?
- Ну, семечки, говорю, будете?
- А давайте.
Он насыпал мне щедро - с горкой. И сам стал рядом, смотря сверху на карьер.
- Я сюда постоянно езжу. Тут тихо и хорошо. А вы того парня не видели?
- Которого?
- Ну, вон, чья машина стоит. Там номер украинский. Спросить хотел - не продает ли? Обычно, если номер не поменял, так значит, продать хочет.
- А может, приехал?
- Может и так. Но номер-то наш, крымский.
Мы постояли, грызя семечки и сплевывая шелуху в траву. Я повернулся к машине, подошел поближе, посмотрел, вернулся.
- Дорогая, наверное. Кабриолет.
- БМВ. Хорошая машина. Я бы купил. Но он спустился - и нет его. Может, рыбу сел ловить, может еще что...
- Миллиона два, наверное.
- Два - это новая. Эта - за миллион. Я бы взял.
Мы еще погрызли семечек.
- Вот же зараза! - сказал мужик. - Возьмите еще.
И насыпал еще с горкой.
- У меня соседи с продуктовым магазином. Так этих семечек... Вот, в гараже у меня лежала упаковка. Надо уж доесть и бросить.
И снова щелкали, смотрели на небо, смотрели на воду, дышали.
- Не буду я его ждать. Надо было сразу спрашивать. Теперь уж чего. Но я бы купил.
Он стряхнул оставшиеся семечки в кусты и пошел к своей машине.
- Я сейчас в Балаклаву. Если надо - подвезу.
- Да мне ходить надо. Норму выполнять. А то стану толстым и ленивым.
- Ходить - это правильно. Это хорошо, - кивнул он, помахал рукой на прощание и уехал.
Я догрыз семечки и пошел вокруг карьера. Норму набирать