August 8th, 2017

Митин рисунок

Я видел!

Они существуют!
На остановке в тени огромной белой акации стоял севастопольский хипстер. У него была ухоженная густая борода. Усы ровные и тоже густые с загнутыми вверх кончиками. Он был в красивой белой рубашке с короткими рукавами. В модных широких шортах - светлых с карманами. Ноги его были покрыты ровным красивым черноморским загаром.
И они были гладкими.
То есть, совсем.
А вы думали - легко быть хипстером?
Добрый

Может, на фоне кучи нечитабельного

Может, просто на контрасте - но мне понравилось.
Но опять НФ с Запада! Опять переводное! А у нас - сплошные попаданцы в метро...
Тут, значит, будущее. Ученые на одной из планет пытаются хоть как-то изучить местных жителей, не показываясь им. Такое условие поставила более развитая цивилизация.
Местные - это такие огромные омары, не имеющие зрения. Там темно, на дне океана. А высокоразвитые - это такие шестилапые разумные огромные выдры. Ну, или хорьки. Но огромные.
И вот тут человеческие отношения в глубоководном лагере. Крабьи отношения у этих местных, которые, как оказывается, живут так уже чуть не миллионы лет. И эти выдры-хорьки, которые прошли через несколько катастроф своей цивилизации, и теперь дуют на холодную воду, опасаясь, чтобы люди не погубили уникальное разумное сообщество.
Все начинается с того, что журналист, достав где-то российский глубоководный костюм, который "не ловится" эхолотом, полез к местным поближе. А местные, оказавшиеся выездной сессией почти академии наук, ловят его и препарируют заживо, с интересом изучая реакции и вкус крови. Они же не слышат его воплей и не видят его лица. Они - другие. Ну, и немедленное вмешательство третьих, узнавших о контакте.
Ярко, красочно, с обязательным побоищем в конце и победой наших.
Наши в итоге - это люди и местные жители.
Джеймс Камбиас. Темное море.
Мне, повторяю, очень понравилось.
Возможно, по контрасту.
Но и сейчас, через сутки после прочтения, вспоминаю эпизоды с удовольствием.