November 13th, 2017

1991

Тысячники и многотысячники

Все знают, как влияет на человека имя, данное ему при рождении. Если ты Виктор, так не огорчай родителей, побеждай. Если назвали гордо Александром, значит, все андросы, то есть мужчины, под твоей защитой. ну, а если вдруг Алексеем, так и вовсе - всех подряд защитник. Надежда - значит, надеяться на тебя будут всю жизнь. Слава - понятно, как и что. Вот и Любовь... Ну, казалось бы, что может быть непонятного в имени Любовь? Это же чуть ли не самое лучшее имя, выходит. Тут и выдумывать специально ничего не надо.

Маленький рассказ "И по имени Любовь" прочитали на Самиздате в тысячный раз. И никакой там фантастики!

А "Третью мировую" - пять тысяч раз!

- Слушай, Иван Петрович, а ты мирное-то время помнишь еще?
   - Это, смотря как рассуждать. С одной стороны, вроде и мир был, как помню, а с другой - все равно все время воевали. Если не мы и не с нами, то все равно где-то была война. Или террор - это ведь тоже война, если вдуматься.
   - Но вот такого же не было, как сейчас?
   - Такого? Такого не было. Да кто же мог подумать о таком? Знаешь, сколько у нас на складах тогда лежало только простого стрелкового оружия? В двадцать раз больше мобилизационной потребности! В двадцать раз! Официальные данные, между прочим. Это все равно, что каждому в армии по двадцать автоматов.
   - Н-да... Вот бы нам сейчас тот автомат... Или двадцать.
Улыбка2008

Мои планы сильнее меня!

Это значит: встаешь утром по будильнику, здороваешься с молодой соседкой, собирающейся в колледж, потом делаешь зарядку, потом кофе и йогурт... И тут ты думаешь: а не остаться ли дома? Встал вовремя, зарядка выполнена, умывание и прочее... А не остаться ли дома? Мало ли, что там прогнозисты прогнозируют? Может, и погоды никакой не будет? Как вчера - с дождем проливным и листопадом.
Но тут включается план, и ты, подпрыгивая на месте, влезаешь в прогулочные джинсы, задерживаешься на минуту перед шкафом, выбирая... А что там выбирать? Обещают тепло! Значит, блайзер. Сумка - потому что в ней фотоаппарат. Бумажник и деньги. Потому что гулять и не купить ничего - это трудно весьма.
8.39 - это старт троллейбуса от Инкермана. Того троллейбуса, что идет по кругу, через центр Севастополя.
Рано? Мне, вставшему по будильнику ровно в шесть? Да с запасом!
Поехали!
И вот этот, который предлагал посидеть дома, куда-то вдруг подевался. Исчез почти.
А я уже стою в красивом новом троллейбусе, здороваюсь со знакомым контролером и показываю издали свою пенсионную книжку. А сам - в другую книжку: я заканчиваю ознакомление с одним интересным автором.
Ну, а потом - все просто. Выбираешь время и место. Например, выйти на Кожанова. Подняться вверх к 4-й Бастионной. Пройти, вдыхая и выдыхая. Посмотреть на легковушку, мигающую стопами, обнявшую твердое дерево. Прогуляться по Историческому. Присмотреться к площади Ушакова, решая: налево, направо или все же посередине. Гулять медленно и с удовольствием. Улыбаться.
Да я улыбаюсь каждое утро, потому что вот там - Черное море, а вот тут - я. А еще - Севастополь.
И вот я гуляю.
Вот бухта. Вот набережная. Вот Приморский бульвар.
Сколько времени? Пора?
Вот магазин.
- Здравствуйте! Неделя прошла - у меня снова все кончилось!
- Что сегодня? - спрашивает пожилой продавец и объясняет, что сам - почти никакой. Вчера они с другом на Фиоленте пили чачу. Не разбавленную, правильную. Но потом, как нормальные русские, пошли догоняться пивом. И поэтому он - никакой.
- Мне - крепкого, сладкого и кислого.
Крепкое мыв решили - коньяк. Сладкое - Пино Гри классическое массандровское. А кислое...
- Ну, вот. По цене и качеству если.
- О! Какая цена! Дайте две!
А потом проход по Большой Морской. Я люблю Большую Морскую! Я там никуда не тороплюсь! Иду медленно, смотрю по сторонам, замечаю всякие мелочи и крупности.
Но вот и моя остановка. Вот и мой троллейбус, который везет из центра Севастополя ко мне в Инкерман.
А в Инкермане - темный магазин. Совсем темный. Они открывают двери, чтобы было хоть что-то видно...
- Вот того мне кусочек. Нет, не этого, а снизу. Да. Весю кусок. И еще охотничьих колбасок. Вот столько. И вот этих, сыровяленных. А что у вас темно-то?
- Да вот, свет выключили вдруг. И воду тоже.
Выхожу на улицу, а там сплошной треск подключенных генераторов. Магазинам надо работать. Местные все включили дизельные генераторы. А вот в том месте - фрукты-овощи. Там касса не нужна. Там свет не нужен.
- Семеренко - пару килограммов. Ну, пусть будет два с половиной - на двести рублей.
И уже дома понимаешь, что свет выключен не в магазинах, а у всех. То есть, совсем у всех. Твой агрегат попискивает, но все еще держит систему. Успеваешь нажать кнопки и отключиться до того, как он начинает пищать все быстрее и быстрее.
Но ведь пора обедать!
А греть... Я же все делаю на электричестве!
Значит так: сало печеное с лаврушкой и перцами, колбаски охотничьи, горчица русская. И бутылка Совиньона. Это будет обед.
А на ужин - оглядываюсь - на ужин у меня полно всего.
И тут включили свет. И все стало хорошо.