December 5th, 2017

Ну_и_ну!

Местное градостроительное

У нас тут в Инкермане шухер. Народ активно кричит против одного из утвержденных проектов.
Давным-давно, в начале 2000-х, украинском МВД передали развалины бывшего ПТУ и территорию вокруг. И они вознамерились строить что-то, прозванное местным народом "тюрьмой". Тут все как поднялись! Как закричали, что от "тюрьмы" вши, чахотка и наркотики. Что криминогенная обстановка и вообще. На крики наплевали, конечно, проект нарисовали. Но тут кончились деньги. И идея протухла.
Но вот в новые времена, когда территория по наследству отошла МВД России, деньги оказались в наличии.
И снова ор: "жители Инкермана против СИЗО"!
Я вот как раз житель Инкермана. Но я еще и повидал многое в жизни. И скажу я вам, что там, где СИЗО - там нет хулиганов, бомжей с кострами, россыпи шприцев и странных ничего не понимающих молодых людей. СИЗО - это место, которое очень хорошо охраняется . Для которого выстраивается инфраструктура вплоть до дорог и разветвлений. У которого есть свои дома для личного состава, свои гаражи, своя обслуга. СИЗО - место, где люди живут годами, пока идет следствие. К СИЗО приезжают на свидания и раскупают всё в местных магазинах. Кстати, и магазинчик в СИЗО имеется. В общем, куча рабочих мест, охрана-оборона, круглосуточное освещение, дисциплина и порядок, и высокая стена, за которой ничего не видно. Вот, что такое СИЗО. И я, как житель Инкермана, нисколько не против, чтобы его построили на том повороте к Инкерманскому винному заводу. От такого строительства вижу только пользу.
Но если бы было так...
Орущие активистки пенсионного возраста просто путают термины и назначение. Строить собираются ИВС. В принципе, ИВС должен быть при любом горотделе - в Инкермане его до сих пор нет.
ИВС - это изолятор временного содержания. Это те, кого задержали на двое суток "до выяснения". Или на трое, если есть специальное на то решение. ИВС - это "пятнадцатисуточники". Это никаких автоматов и высоких стен с протянутой поверху сигнальной и останавливающей электротехники. ИВС - это места пересыпа для особо оголтелых. Там чел отогревается, чуток подкармливается, а потом его выпинывают на крыльцо - двигай отсюда. Ножками, ножками! И не попадайся!
И вот именно ИВС меня не устраивает.
А СИЗО - со всем моим согласием!
Но будем посмотреть дальше.
Тем более, ИВС в Инкермане все равно быть просто обязан. По всем нормативам. Просто место для него неудачное - в конце центральной улицы, а не рядом с отделом полиции.
А вот высокий бетонный забор СИЗО там был бы на месте.
Таково мое скромное частное мнение по свежему шумному инкерманскому вопросу.
Тут шуметь "против" бесполезно. Просто надо понять, что ИВС в Инкермане должен быть. Будут туда свозить пойманных непонятных и невменяемых личностей. Просто не то место. А вот СИЗО может быть построен и не в ИНкермане. Но в Инкермане учреждение принесет пользу городу и его развитию. Пусть даже и на том самом месте - на повороте к винному заводу.
1991

Актуальный политический рассказ

"Деидеологизация" прочитали на Самиздате в тысячный раз.

А вы думаете, если бы победили они - нас бы пощадили? Вот то-то. Это у нас еще мягкая мера. Не массовые казни, к которым призывали нас некоторые. Не высылка за границу с запретом возвращаться. Не массовые же посадки и не концлагеря по всей стране. Хотя, знаете, разбирая дела, иногда очень хочется - чтобы как раз в концлагеря. Чтобы отделить от народа этих преступников, мерзавцев, коррупционеров, изменников. Ведь они именно такие и есть, вы понимаете? Вот вы сами как бы назвали тех, кто разваливал свою же страну? Вот и мы - так. То есть, мы с вами, выходит, на одной стороне. А они - на другой, на противоположной.
Добрый

Легенда о труселях

У них черные бороды и черные волосы, но руки, ноги и мускулистая грудь их тщательно выбриты. У них есть высокие сапоги, а самое главное - блестящие короткие в обтяжку кожаные труселя. И бронзовые дырявые тазики. И кожаные ремни. Они бьются, прикрывая друг другу задницу, о чем говорят между боями.
Они - настоящие боевые... спартанцы.
Но графика хороша. Некоторые кадры - просто гравюры или красно- и чернолаковые рисунки на старинных глиняных сосудах.
И слова, которые должны были быть произнесены - были произнесены.
"300" от Зака Снайдера.