February 10th, 2018

Добрый

Ура!

Сегодня - ровно год!
В прошлом году этого самого числа утречком приехал я на работу, написал заявление и отнес к руководству, не обращая внимания на просьбы, жалобы и уговоры. И стал свободным человеком.
Добрый

Тараканчики!

И как это я раньше не посмотрел?
Сегодня к обеду захотелось ужасного. Что может быть ужаснее, кроме крыс и тараканов? Вот и нашлось...
В Нью-Йорке эпидемия. Заболевают дети. Умирают. А кто не умер, тот остается в параличе, а потом все равно умирает.
Биологиня учиня находит распространителя болезни - таракан! С помощью генной модификации создается "иуда". Еще больший таракан, который справляется с этими, мелкими. Раз уж простая химия с тараканами не справляется. Знаете ведь, что тараканы привыкают к любой химии?
И вот уже полгода. Вот уже два года, три года нет болезни. Дети снова гуляют и играют на улице.
Правда, пропадают люди. Бомжи в метро. Дети из бедных кварталов, чистильщик ботинок, ассистент ученого, полицай из метро...
Но ведь "иуда" должен был умереть! У них измененная ДНК, и они стерильны!
Оказалось, не стерильны. И не умирают за полгода. И растут. Природа - такая зараза.
Огромные ужасные таракнищи, похожие на людей в плащах!
А еще они летают!
Гильермо дель Торо - я же люблю его треш-жутики!
"Постарайся не потеть - они реагируют на запах".
Мутанты. Это 1997 год. Это темнота, жуткие звуки и музыка. Обязательно нагнетающая жуть музыка.
Как же я раньше-то не видел?
Хорошая НФ!
Улыбка2008

Хорошо

Поймал себя на том, что уже в какой-то несчетный раз произношу шепотом:
- Хорошо. Хо-ро-шо! Хорошо!
Посуду мою -шепчу. Еду ем - повторяю. Пью из высокого стакана...
Потому что - хорошо.
У меня праздник. Год свободы от всех и всего. У меня плов - горячий, ароматный, рассыпчатый и вкусный. У меня местное вино. Оно тоже ароматное и вкусное!
Я сижу в своей комнате, закрывшись от всех. Я никого не слышу - тишина в квартире. Я ем вкусно, пью вкусно, читаю... э-э-э... тоже вкусно, что ли. В общем, просто офигеть, как хорошо.
Я сижу у окна... Ой, это Бродский же!

Я сижу у окна в темноте; как скорый,
море гремит за волнистой шторой.

А вот нет. Море чуть дальше, я его не слышу. Но оно есть, оно близко, оно практически рядом. И это добавляет и, как говорится, доставляет.
Хорошо.