December 27th, 2018

Улыбка2008

Вот вчера я был "в людях"

Ходил между ними, рядом и около. Толкался плотно. Дышал тем же, что и они. Общался
Ветер срывал с низких туч редкие ледяные крошки, которые стучали по моей броне, но повредить не могли. Я впервые за два года надел зимнюю куртку, и мне было тепло даже просто стоять на остановке и ждать своего автобуса.
И сегодня у меня - ни шмыга никакого, ни сопения, ни боли головной, ни простуды и ни гриппа.
А все - почему? А все потому что я закончил день ударной дозой витаминов - три огромных сочных оранжевых сладких хурмины чуть не с кулак величиной - и бутылочка сладкого, пахнущего изюмом и летом массандровского Бастардо. Лучшая профилактика!
Сегодня утром у меня закончился хлеб, который я только по утрам и ем. Но я в магазин не пойду. И завтра не пойду. Мне прислали посылку подарков. А там конфеты вкусные разные - очень они полезны для меня, я так считаю. И плиточки фруктово-ореховых мюсли. Ну, и зачем мне бегать лишний раз в магазин?
Вот доем, что наготовлено, и тогда уже, числа 29-30-го отправлюсь сразу за всем - и за хлебом, и за мясом, и за птицей, и за мандаринами-апельсинами. И за тортиком, может быть.
Вглядываясь

Вот же, блин!

Модест Иванович Рощин, коренастый, с широкими плечами шестидесятидевятилетний мужчина приятной наружности с благообразной сединой на густой шевелюре, статный, роста под сто восемьдесят, немного сутулый от возраста, на вид отменного здоровья лежал в декабре 1999 года на тахте в своей двухкомнатной квартире в новом доме на берегу Карповки, что на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге, и предавался воспоминаниям.

Это самое начало - первая фраза.
Она же - единственная, прочитанная мной в книге.