November 29th, 2019

Шляпа и очки

Мы говорим не штормы, а шторма...

Нич-чего не понимаю. Где обещанный потоп с утра и до ночи? Где штормовой ветер с порывами до дофигища? Где все это?
На улице пока сухо и почти безветренно.
Продолжаю наблюдение.
Конечно, если пойдет дождь, то я не пойду. А вот если дождь не пойдет, я пойду, а тут-то он и припустит? А?
Улыбка2008

Любите ли вы театр?

Нет, не так: любите ли вы театр так, как люблю его я?
Тетушек этих, которые знают всё и всех, которые объясняют при входе и продают программки... Воздух - в театре пахнет не так, как дома, и не так, как в кино. Никакого попкорна или кока-колы! И в буфете - аккуратные бутербродики с жирной белой рыбой, красивые бокалы с коньяком, масляно колыхающемся, когда наклоняешь и смотришь напросвет. А в зале темно красный бархат, удобные кресла. Темно-красный - он очень удобен. Когда гаснет верхний свет, темно-красное становится черным. И зал становится космосом.
Для нас, смотрящих из зала, космос на сцене. И звезды - на сцене. Они двигаются, говорят. Они обязательно чуть-чуть пережимают с эмоциями и напрягают связки - это театр, а не кино. Тут надо докричаться до последнего ряда. Надо показать горе, боль, радость и счастье так, чтобы с галерки почувствовали и прочувствовали.
Вот, космос для нас.
А для них, на сцене, космос - это черный зал со звездочками лиц и глаз... А из оркестровой ямы - блюз: "Знаешь, мама, галстук душит не по-детски..."...
Я боюсь начинать перечитывать. Там же пятнадцать томов! Там космоопера, там сказка о принцессе, там жесткий фантастический боевик, там шпионские страсти - и вот, театр. Театр, в котором играют все герои предыдущих томов. Все! Они пришли попрощаться. Все закончилось. Ах, как красиво и правильно закончилось...
Г.Л.Олди, Блудный сын или Ойкумена: двадцать лет спустя.
И все же: любите ли вы театр так, как люблю его я?
Я потерплю немного, а потом перечитаю все пятнадцать книг разом.