August 25th, 2020

Тень

Очень странный сон

В этом сне я эмигрировал. То есть, совсем, навовсе - в Америку.
У меня была жена младше меня на двадцать с лишним лет. Еще у нее был сын школьного возраста. Из-за него она все и устроила. Мол, пусть хоть он поживет в нормальных условиях. И были ее родители, мои ровесники. Они как раз с внуком своим уже выехали, а теперь ехали мы с женой. Туда, в Америку.
Вспоминаются толстые книжки анкет, которые надо было заполнить. Куча справок, которые еще и не давали, потому что не положено.
И вот мы все же едем!
Едем на грузовиках под брезентовым тентом. Выгружают в какой-то тюремный двор, весь заасфальтированный и окруженный высокими стенами с колючей проволокой. Тут дают еще по толстой анкете - говорят, последняя проверка. Все знакомятся. Все теперь земляки. Жена отбегает к какой-то странной компании в черном. Обнимается с кем-то. Объясняет, поворачиваясь ко мне:
- Это анархо-синдикалисты.
Ну, понятно сразу. Анархо-синдикалисты. Политические. Но меня с ними не знакомят. Я отхожу листать новую анкету и раздумывать о дальнейшей жизни. И думается мне, что самое интересное будет: купить старых карт, сравнить с новыми и поездить по заброшенным городкам. Правда, думаю, как же - поездить? Я же без прав, и машины у меня нет. То ли сдавать на права... Ой, да не хочется же! То ли искать человека с машиной и такого же свободного - но тогда как-то платить надо, а я на пенсии. Начинаю раздумывать о деньгах. Вот, скажем приехали, поселились в социальном жилье. Но пенсия же! На нее жить, что ли? Или кто меня кормить будет?
Седая старушка выгуливает толстую собаку. Собаку зовут Соломон, что сразу показалось подозрительным. Она наворачивает круги по этому плацу, а потом подходит сзади и прихватывает меня за задницу. Не больно, но чувствительно.
- Ой, да что вы! - причитает старушка. - Это Соломон не кусает! Это он знакомится!
Только будильник спас.
Ура! Я дома!