ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

А у вас в ванной стоят весы?

Обратил внимание, что в последнее время, к кому бы ни заглянул, куда бы ни зашел - везде стоят весы. А раньше-то, помнится, только за пятачок у вокзалов да в парках. В полной одежде.
Выходит, народ следит за собой? Взвешивается регулярно? Цокает огорченно языком, качает головой, неохотно дает себе слово взяться за физические упражнения и бросить, наконец, жрать в три горла... И так до очередного воскресенья. Новое взвешивание, новое качание головой и задирание бровей. Можно еще смишулить: сначала взвешиваться в одежде, а потом раздеться донага и увидеть резкое уменьшение веса...

Прошло еще несколько лет. Старцев еще больше пополнел, ожирел, тяжело
дышит и уже ходит, откинув назад голову. Когда он, пухлый, красный, едет
на тройке с бубенчиками и Пантелеймон, тоже пухлый и красный, с мясистым
затылком, сидит на козлах, протянув вперед прямые, точно деревянные руки,
и кричит встречным «Прррава держи!», то картина бывает внушительная, и
кажется, что едет не человек, а языческий бог. У него в городе громадная
практика, некогда вздохнуть, и уже есть имение и два дома в городе, и он
облюбовывает себе еще третий, повыгоднее, и когда ему в Обществе взаимного
кредита говорят про какой-нибудь дом, назначенный к торгам, то он без
церемонии идет в этот дом и, проходя через все комнаты, не обращая
внимания на неодетых женщин и детей, которые глядят на него с изумлением и
страхом, тычет во все двери палкой и говорит:
— Это кабинет? Это спальня? А тут что?
И при этом тяжело дышит и вытирает со лба пот.
У него много хлопот, но всё же он не бросает земского места; жадность
одолела, хочется поспеть и здесь и там. В Дялиже и в городе его зовут уже
просто Ионычем. — «Куда это Ионыч едет?» или: «Не пригласить ли на
консилиум Ионыча?»
Вероятно оттого, что горло заплыло жиром, голос у него изменился,
стал тонким и резким. Характер у него тоже изменился: стал тяжелым,
раздражительным. Принимая больных, он обыкновенно сердится, нетерпеливо
стучит палкой о пол и кричит своим неприятным голосом:
— Извольте отвечать только на вопросы! Не разговаривать!
Он одинок. Живется ему скучно, ничто его не интересует.


Страшно читать. Но с нами-то, с современными, такого не будет. Нет, у нас весы в ванной!
Tags: Вспоминалки, Наблюдения, Про книжки, Раздумчивое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments