ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Никаких случайностей!


Случайности решили не только итог этого дня, но и итог всей жизни. И не только его жизни.
Вчера Михаил Петрович Ромашкин купил себе новый свитер «под старину». Такой, как в фильмах шестидесятых годов. С елками и оленями по груди, нарочито грубой вязки, с высоким воротом. В этом свитере в зеркале он выглядел, как пожилой доктор каких-то умных наук – немного усталый, но очень красивый. Сам себе понравился. Еще крепкий, подтянутый – если втянуть живот, а грудь выкатить и плечи развернуть. Вот так и надо ходить.
Утром начальник уголовного возраста полковник Ромашкин мучился, пытаясь пристроить служебный пистолет, который по своему званию и положению, а также в связи с событиями разными, он носил постоянно. Под мышкой не выходило из-за свитера. Получалась некрасива опухоль. Да к тому же достать пистолет из узкой горловины свитера не получалось.
Была старая кобура от обычного мундира. Но на ремень брюк повесить ее тоже не получалось. Свитер был длинным, удобным, но некрасиво задирался сбоку над кобурой. Вся фигура получалась перекошенной. И пистолет – на виду.
Более того, даже привычный нож на клипсе пришлось оставить дома. Хороший длинный складной нож, обычно висящий на левом кармане. Свитер цеплялся насмерть за крепкую пружинную клипсу своей грубой вязкой, не только не давая выхватить складень, но и выдирая из себя нитки, стягивая вязку… Тьфу!
И тот нож, который боевой, не складной, а самый правильный, который обычно сзади между лопатками, так, чтобы можно было выхватить, заведя руку назад – его тоже пришлось оставить. Ну, просто горб выходил в таком красивом свитере. Да еще и сам свитер – это пока его задерешь, пока достанешь рукой до ножа – да тебе сто раз по лицу уже прилетит.
Большая плоская зажигалка-шокер из кармана рубашки тоже была выложена на стол. Некрасиво оттопыривалось и торчало.
Вот теперь, повертелся он перед зеркалом в прихожей, вроде, выглядело нормально. Прилично выглядело. Да что там – прилично… Просто отлично!
Он же не зря купил этот свитер. В нем – хоть куда. Хоть в ресторан дорогой, хоть в театр. Это раньше в театр надевали фраки или смокинги. Теперь – джинсы, пиджаки с кожаными локтями и свитера грубой вязки, подчеркивающие богатство и одновременно интеллигентность театрала.
С сожаление отложил компактный, но вместительный и крепкий кожаный рюкзачок. На свидание или в театр с рюкзаками не ходят. А там у него и два фонарика разного размера на всякий случай, и сухой паек на пару дней, и вода, и кроме воды – а как же без этого!
Свитер – он же был куплен с премии за последнее дело не просто так. Он был куплен по поводу. И не только по тому поводу, что были деньги, а еще и потому, что зван был в театр. А про ресторан после театра – это он уже сам догадался и предложил. Не маленький. На пенсию уже скоро.
Так как – ресторан, то приходилось ехать общественным транспортом. То есть, сначала в маршрутке, а потом в метро. В нем Михаил Петрович не был с две тысячи лохматого года, когда молодым майором лично руководил поимкой зарвавшихся карманников. Докладывали, что теперь там чисто.
В тесноте и толкучке вагона он почувствовал чужие пальцы в кармане. Не глядя, прижал, рванул, закрутил с хрустом.
- Ай, дяденька!- заныл мелкий тонким голосом.
- Я тебе дам дяденьку!
- Отпусти ребенка, сука! Не трожь ребенка!
Народ кучно сгрудился, пихая друг друга ладонями в грудь и выясняя подробности, пока вошедший на остановке мужик, прислушавшись и приглядевшись не врезал прямым в нос Михаилу Петровичу. Молча, ничего не говоря – в нос. Аж брызги красные во все стороны. И тут же словил слева от другого. Драка выкатилась на перрон, бегущий воришка сшиб кого-то на эскалаторе. Там тоже завязалось. Слабый голос черномундирного метрослужителя с дубинкой на боку был заглушен ревом толпы, выплескивающей из себя всю накопленную злость.
Михаил Петрович, разбрасывая красные капли, выскочил из клубка тел, привычно лапнул себя по боку – нет пистолета. Подмышку –нет пистолета. На него шел, пританцовывая, какой-то молодой и крепкий мужик со сломанным носом и татуировкой, выползающей из-под белого воротника рубашки. Складной – слева! Нет его. Нож за воротником… Какой воротник? Он в свитере, как интеллигент последний. И сбежать не удастся – везде народ.
А на улице, когда он, качаясь и припадая на ногу выбрался на воздух, слышна была далекая стрельба, поднимались дымы, стояли в горящих пробках автобусы и где-то далеко мерно, как море, шумела толпа.
- Началось, эх, началось, братцы,- вопил какой-то расхристанный мужичонка, тоже капающий кровью из разбитого носа.- Эх, блин, за все ответят! Эх, мы!

Михаил Петрович проснулся по будильнику. Полежал пять минут ровно, переваривая сон и вспоминая подробности. Потом убрал постель, сделал силовую зарядку, принял душ и выпил кофе. Почитал книгу, посматривая на часы. Пообедал вовремя. Ровно за два часа начал собираться.
Рука потянулась было к новому красивому свитеру. Как в кино шестидесятых про усталых и очень умных докторов всяческих наук. И про журналистов, которые объездили весь мир.
- Стоп!- сказал сам себе громко.- А пошло оно все!
И надел форменную куртку с погонами, под которую прицепил кобуру скрытого ношения. Вторую кобуру с травматическим пистолетом он повесил на брючный ремень. И ножи рассовал по местам. И рюкзак выглядел очень по делу.

В метро было пусто и тихо. Никто не задирал никого. Народ сидел, уткнувшись в экраны своих читалок, смартфонов, планшетов и ноутбуков. Мужчины и молодые пацаны исправно вскакивали, уступая место входящим женщинам и старикам. Голос в репродукторе был мягок и узнаваем – какой-то артист, не иначе. По перрону гуляли тройками патрули в сером, регулярно отзывая по каким-то своим приметам того или иного в сторону для проверки документов.
В театре на фоне народа он выглядел дурак дураком. Поэтому продолжения не последовало. Ни ресторана, ничего другого.

Вернувшись домой и раскладывая вещи на столе в привычном порядке – травмат справа, боевой слева, ножи с краю – Михаил Петрович вздохнул с облегчением.
- И ведь ничего не случилось. А все потому, что готов к случайностям. Всегда готов!
А ресторан… Ну, что – ресторан? Что он, голодный, что ли?
Tags: Графомания, Приколы, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments