ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Про любовь

Ну, что... Из того короткого сна вышел небольшой рассказ.

Он любил ее. Она любила его. Не обнаженная остро пахнущая животная страсть и слияние в экстазе половой связи, а настоящая нежная и тонкая любовь, которую они берегли и растили.
Окружающие по-доброму смеялись. Его друзья и ее подруги помогали, как могли. Потому что без помощи тут бы ничего не вышло.
Космос – тяжелая работа. Смены, которые никак не привязаны к свету или к тьме. Сон тогда, когда надо, а не когда хочется. А когда хочется спать – мониторы внешних камер, кнопки управления огромной конструкцией. Даже моргнуть некогда, отвлечься чуть-чуть.
Когда получалось встретиться - а обычно они жили в своих отсеках-общежитиях, где во время сна отключали гравитацию для экономии ресурсов – она смотрела сияющими глазами и называла его своим солнцем или солнышком. А он говорил – «звезда моя». И еще – «звездочка».
Работа в космосе – это так романтично!
Она работала в оранжереях, снабжая весь огромный коллектив свежими фруктами и овощами. Мясо тоже производилось из полученной в оранжереях клетчатки. Так что все питание, можно было сказать, зависело от нее. От нее и еще сотен и сотен молодых девушек в темно-зеленых мундирах с золотым швом.
А он был как раз в той группе, на которую работали все остальные службы. Его место по расчету было под огромным прозрачным куполом главного центра управления. Там, где независимо от времени суток, вычисленному по времени планеты-матери, трудились десятки и сотни добровольцев с математическим складом ума и навыками работы с вычислительными машинами. У них была черная форма с серебром. На такой форме особенно красиво смотрелись знаки отличия и награды.
Когда выпадало немного свободного времени, они уходили по длинным светлым коридорам далеко-далеко… Там и правда можно было далеко уйти. Коридоры по кругу обходили весь гигантский космический корабль. На стенах его были нарисованы пейзажи родно планеты в разное время года. И пройдя по кругу можно было увидеть и лето, и зиму, и обе весны.
Как раз между зимой и весной находился аварийный монитор внешнего обзора. Маленький, притворяющийся окошком в черноту Вселенной. Там они останавливались и смотрели на звезды и медленно двигающиеся звездные скопления. Молчали. Просто стояли, обнявшись. Потом звучала сирена.
- До встречи, звездочка!- улыбался он, уходя налево по коридору.
- Осторожнее там, солнце мое!- отвечала она, поворачивая направо, к оранжереям.
Работа есть работа. Служба – служба. Он уже был капитаном, она все еще лейтенантом. И никто не обращался к ним иначе, чем по званию. Космос требовал некоторой сухости и жесткости в обращении.

- Земля же была безвидна и пуста… Слушай, ужас какой – безвидна и пуста. Это если в кино снимать, так можно показать, что весь зал плакать будет.
Машка была увлекающейся натурой. То она начинала заниматься йогой и показывала, как может завязаться в узел. То вдруг ей приспичило кататься на велосипеде. Вот не было в детстве велосипеда, а теперь – надо. И покупался велосипед, потом были ободранные коленки и мозоли на руках от руля. А потом она рассекала на велосипеде по проспектам и паркам, успевая везде и всегда.
Теперь она взялась за историю религий. Плотно взялась. Обложилась толстыми томами, делала выписки, сравнивала, списывалась со специалистами, читала художественную литературу – там иногда все это душевнее подавалось…
А Юрка – что… Юрка Машку любил. Поэтому, как она, так и он. Вот и с книжками тоже. Тут ведь главное не в том, чтобы книжку прочитать, а в том, чтобы прочитать вместе. А потом вместе поужинать, обсуждая прочтенное, а потом заспорить и полезть снова в книжку, а потом…
- Маш,- говорил он мечтательно и проникновенно одновременно.- Маш, слушай, а ведь я тебя люблю.
- Дурак ты, Юрка!- прыгала она к нему на колени.- Это я тебя люблю!
- Ага,- соглашался он.- Как есть – дурак.
Им было хорошо.
А ночью в их окно на пятнадцатом этаже заглядывали звезды…

Сирена отмечала начало и конец смены. Все смены были одной длины, потому что в космосе нет ни дня, ни ночи. Есть время для работы и есть время для отдыха. И отдельно – время для сна. Сон обязателен, потому что иначе теряется сосредоточенность и аккуратность. Теряется разумность действий. Поэтому, что делают люди в свободное время, командование не проверяло. Но время сна перед сменой – это было жестко. Ротные сержанты проверяли всех, в том числе и офицеров.
А потом опять сирена, опять на свой пост. Ей – в оранжерею, где уже прошел десятый сбор урожая на семена. Ему – к пульту управления. Не к главной панели, а в тени, за колонной, но он и был пока всего лишь капитан. А по итогам рейда, как говорили, будут новые награждения и присвоение новых званий.
Все высчитывали, в чью смену получится завершить рейд. Поставить точку, так сказать. Начать обратный отсчет – к дому.
Повезло – им. Их смене.
- Руки на пульт,- командовал маршал.- Ключ на старт. Реакторы на максимум. Линзы…
Руки автоматически совершали необходимые операции. Тут нажать, тут повернуть. Тут по команде синхронно щелкнуть тумблером. Еще никто не смог заменить человека, ни один робот. Тем более в таком тонком и опасном деле, как космос.

- Первый Ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорела… Юр, это просто жуть какая-то! Вот представь себе такое. И как объяснить? Что это у них там было в древности? Бомба какая-то взорвалась, что ли?
Юрка смеялся – какая бомба? Разве только инопланетяне со своей Звездой Смерти – они как раз недавно вместе смотрели «Звездные войны».
- Вот тут ты врешь,- тут же начинала она.- Если бы прилетели инопланетяне, то они ведь страшно развитые. А раз они страшно развитые, то у них и чувства – тоже такие. Вот ты меня любишь?
- Люблю,- вздыхал Юрка.
- Вот. А у них это чувство – в сто тыщ раз больше! Потому что цивилизация, блин!- это она уже говорила скрипучим голосом Масяни из мультика.
А потом не выдерживала и кидалась на Юрку, потому что уж очень он был, как она говорила, «щупабелен и обнимабелен».
Ночью опять звезды смотрели с чистого неба на спящий город. И одна звезда была больше всех.

- Капитан! Да, да – вы! Не желаете войти в историю?
Он вскочил и вытянулся, не понимая, что требует от него старый маршал.
- Подойдите. Эх, молодежь, молодежь… И я когда-то был точь-в-точь таким же капитаном… Ну? Вот этот рычаг. Двумя руками. Специально так сделали. Чтобы случайно не нажать. Давайте вместе. Вот я кладу руку на рычаг и командую…
Маршал сделал паузу, вдохнул и закричал страшно, как сержант в лагере:
- Огонь, мать вашу! Огонь!
Рычаг поддался, клацнули контакты. Прозрачный купол сразу стал зеркальным. На такой свет смотреть просто нельзя. Загудело в недрах космического корабля. Задрожало мелко, завибрировало.
- Пошло, пошло… Так их!- кричал маршал.
Плазменный луч спустился на зеленую планету. Прошелся по темной стороне, уперся в океан – и расцвела на мониторах планета ярким цветком. Вспыхнула вдруг вся и сразу. И почти сразу погасла.
- Благодарю за службу, майор!
- Служу Отечеству!- щелкнул каблуками бывший капитан.
- Все свободны. Смена закончена. Идем домой.
Сегодня они встретились у ворот оранжереи. Ее отпустили раньше, потому что приказ о присвоении звания уже был зачитан механическим голосом через внутреннюю сеть. И это был праздник.
- Устал, солнышко мое?
- Очень устал,- честно сказал майор.- Но не для тебя. Для тебя я – в полных силах. И – майор!
Он приосанился, сверкая галуном свежей нашивки.
- А ты, звездочка наша, все приготовила?
- Да, засев начнется завтра, как чуть остынет почва. А потом – домой.
- Вместе – домой.
Они опять остановились между зимой и весной и долго смотрели на звезды. Там, среди звезд – их любимы дом. Там у них будет семья.
А на Звезде Смерти к новым планетам через глубины черного космоса теперь пойдут другие добровольцы. Очередь юных романтиков стоит у призывных пунктов – выбирай на любой вкус.
- Я люблю тебя,- сказал майор.
Это было правильно. Он должен был сказать это первым.
- Я люблю тебя, солнце!- ответила лейтенант.
И было им хорошо.
Tags: Графомания, Про любовь, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments