ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Сын

Телефон в сумке стал громко вибрировать, заставляя ее сползать со скамейки, а потом заиграл какую-то восточную мелодию.
- Ну, и где ты?- раздался в трубке веселый голос.- Я тут, значит, жму на кнопку, жму, а никого дома нет…
- Да как же это? Я же не знала, что ты приедешь!
- Все ты знала. Давай, двигай уже к дому. Жду.
Она покивала погасшему экрану, показала телефон сидящим рядом «подружкам», каждая из которых давно уже отпраздновала свое семидесятилетие.
- Вот, сын приехал. Ко мне, на день рождения. Занят ведь, а все равно приехал.
Гордо сказала. И радостно заодно.

И сразу побежала. То есть, пошла почти быстро, прихрамывая сразу на обе ноги. Суставы болели давно. Врачи рекомендовали меньше есть и больше двигаться. Но как двигаться, если суставы болят? А меньше есть… Поздно менять привычки: четыре раза в день за стол. Полноценные завтраки и обеды. Обязательный вечерний поздний ужин… Ну, да. Давление, вес, суставы. Но - поздно, поздно меняться! Вот и сын всегда ругается, но он – любя…
- Опять хромаешь? Сколько раз тебе говорить, что надо гимнастику утреннюю легкую, что питаться надо нормально… Ты за своим весом следишь? Давление меряешь? Я тебе зачем весы и тонометр купил? Кто у нас долгожителем быть обязался? А?
Вон с чего начинает. Не с объятий поцелуев, а сразу ворчать и ругать. Но – любя. Она же слышит в его голосе настоящую любовь. Кто еще так скажет, что и не обидишься, и только покиваешь седой головой…
Ой. Покраситься забыла. Надо же к дню рождения голову покрасить, чтобы выглядеть красиво и почти молодо! И обязательное - новое платье. Чтобы все подружки обзавидовались.
Да, а вот обниматься и целоваться не любит. Мужчина. Самый настоящий. Уклоняется со смехом. Никогда не обнимается и не дает себя поцеловать – а так хочется. Это же свое, родное, теплое. Я же помню его вот такусеньким…
- Но-но! Без этих телячьих нежностей! Открывай скорее, пока твои подружки не налетели!
Смеется. Не хочет со старыми разговаривать. Ну, пошли домой, сынок.

Мы в этом подъезде давно живем, уже лет десять. Так что никакого сына у нее нет. Точно, точно! Была автокатастрофа. Он где-то далеко работает, и там что-то у них случилось. Она тогда плакала так, фотографию показывала. Год в черном ходила. Да что вы! Я же помню все это отлично. Мы на первом этаже живем в ее подъезде, она – на третьем. Так что – погиб у нее сын. Давно погиб. Одна она. А это все – так, игры разума. Поведенческие шаблоны, так сказать. Если уж старая, так сын обязан быть. Вот и играет с нами. А мы вроде как подыгрываем. Лучше уж так, чем депрессия и психозы. Сама-то я работала психиатром, так что разбираюсь. Это как делирий, понимаете? Взять и отнять алкоголь у запойного. Может и умереть – сердце не выдержит. А если выдержит, так такая депрессия начнется… Вот и у курящих так. Мой-то, хоть и нельзя о покойниках плохо, курил, как паровоз. До двух пачек в день бывало. Вся квартира прокурена. У меня волосы до сих пор пахнут, хоть уже прошло столько лет. А как прижало его, как сказали врачи, что курить – смерть быстрая, а бросить, так и помучиться еще можно… Вот тогда, помню, какая депрессия у него была. Мы же с ней так и не справились до самого конца. Ну, болел еще он, да. Вот поэтому я вам скажу так: хочет человек, чтобы все верили в ее сына – так и пусть. Зато в остальном практически нормальная старушка. Да, старушка. На три года меня старше – как еще сказать?

- Может, сходим, погуляем, сынок? Ты меня проводишь до парка, я там посижу…
- Ага. Похвастаться хочешь? Нет уж. Дай мне отдохнуть. Я только тут в тишине и сижу – все время суета какая-то, шум… Нет. Иди ты одна, как обычно. Там у вас свой кружок. Там и поболтаете сами.
Конечно, похвастаться. А как же иначе? Сын приехал! Пройтись с ним под ручку. С красивым и высоким. Ему уже тоже немало лет, скоро и на пенсию уже… Это сколько же ему, получается? Это если ей уже будет… Ага. А ему тогда, выходит… Ну, точно. Скоро на пенсию. А сам такой стройный, высокий, крепкий такой и подтянутый. Красивый. Родной.
Ну, не хочет выйти – что делать? Конечно, ему не интересно с нами, старыми. Схожу погуляю. Куплю по дороге тортик к чаю. Легкий тортик, с фруктами и ягодами и всяким йогуртом. Или вот еще можно мороженого купить. Он научил кофе пить с мороженым. Так-то она кофе не пьет, но когда сын приезжает – всегда кофе. Хорошее мороженое можно прямо в чашку положить, и пить, пока этот ледяной комок тает, распуская сливочные сладкие следы по всей черной кофейной поверхности. И тогда можно без сахара. А то что-то вот и сахар стал барахлить. А сын говорит, что дело не в том, сколько ты съедаешь сахара, а в том, как организм его перерабатывает. Смеется, что не в мороженом дело, а просто меньше жрать надо. И больше двигаться. Да как же больше двигаться, когда старая уже совсем?
- А ты говорил, что больше двигаться надо…
- Так это я тебе говорил. А мне-то – зачем? Ты на меня глянь!
- Какой же ты у меня красивый!
Надо быстро сходить в парк и похвастаться подружкам, поговорить с ними обо всем. И о политике – сын такой умный, все разъяснил. И об экономике, и что с пенсиями будет, и как оно там с коммуналкой. И о продуктах он все объяснил тоже.
- Я – быстро!
- Да не спеши так, поосторожнее ходи. Я же никуда не денусь до среды. Почитаю тут пока. В тишине.

Да мы с ней с самого детства знакомы. У нее все время какие-то тараканы в голове были. То она всех кошек подкармливала, то вдруг увлекалась рыбками – ей тогда родители аквариум купили. Ни у кого аквариумов не было – только у нее. И вот так у нее – всю жизнь. На двенадцать лет, точно ведь помню, ей подарили микроскоп. Представьте, да? Ни у кого не было. И сейчас-то – вы видели у кого-нибудь в квартире микроскоп? А у нее был. Все подряд там рассматривали. И слюну собственную, и паучков разных. И вот так она постоянно. Все время так, чтобы не как все. А замуж потому и не вышла. Что? Сын? Да не было никогда никакого сына у нее. Это, знаете, как в том кино, когда там артистка такая американская, что ли, так она писала сама себе письма, а потом сама на них отвечала. Рассылала, получала обратно, перечитывала… Даже подружкам давала читать – хвасталась, типа. Вот и эта – всю жизнь хвастается. Платьишко простецкое купит сама себе на день рождения – обязательно скажет, что сын купил. Ну, простое ведь платье, потому что лето, да еще и старая она – кто в наши годы хорошее-то носит? Так, пустяк. Но все равно хвастается. А я ведь знаю, что никакого сына нет. Но что я скажу, когда все вон поддерживают, ахают восхищенно, кивают, щупают рукава и подол, рассматривают цвета… ну, подыгрывают все, понятно. Вот и я подыгрываю. Но точно знаю – нет у нее никакого сына. И не было никогда. Выдумщица. Это все – чтобы зависть была. Чтобы ей завидовали. И больше ни для чего.

- Ну, все, мать… Полетел я. Пора мне на работу.
- Так быстро все… Даже не наговорилась.
- А надо было разговаривать со мной, а не с подружками твоими. Сама же на полдня уходила.
- Надо же было и похвастаться, да. И ты же сам говорил, чтобы гуляла больше. Вот я и гуляла. Но ты хоть позвони…
- Вот звонить не буду. Ненавижу телефоны. Телефон – он для экстренного. Это как тревога. От телефона инфаркт может быть. Лучше уж я сам приеду на следующий день рождения, тогда и поговорим.
И опять увернулся. Ни поцеловать не дает себя, ни обнять. Мужик. Настоящий.
Теперь опять целый год ждать. И сама звонить не будет – он же тогда ругаться станет. Нет, лучше не надо сердить. Надо готовиться. Диету придумать правильную. Гулять много по свежему воздуху. Чтобы приехал и похвалил. А если похвалит, тогда, может, согласится и прогуляться под ручку. Что ему, жалко? А ей как приятно было бы пройтись медленно до парка по центральной улице. Под ручку с молодым человеком, да. И пусть он уже не молодой по годам. Но на вид-то – совсем еще кавалер. Вот пройтись с ним, похвастаться. И пусть подружки завидуют…

- Кому звонить, если что?- спросил врач скорой помощи.- Какой телефон записать?
- Ой, вы знаете, лучше не надо. Я сама ему позвоню. А еще лучше – не надо ничего совсем. Я постараюсь. Буду пить таблетки. Режим соблюдать. Гулять потихоньку. Правда-правда. Не надо никому звонить! Соседки помогут, если что. Вон, с первого этажа… Или лучшую подружку лучше. С детства мы с ней вместе. Вот ее телефон.
Tags: 2014, Графомания, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments