ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Эвтаназия

Будильник прозвучал древним добрым рок-н-роллом, как всегда в то самое время, когда снится самый приятный сон. Если снится всякая фигня и ужасы до мурашек по коже и замирания сердца, то это наверняка чуть за полночь. А вот если все тепло и светло, и приятно, и ласково, и спится с улыбкой - то пора вставать. Это уже просто как примета такая.
- Доброе утро, Петр Евгеньевич!- раздалось в темной комнате.
Ну, нет. Значит, это еще не утро. Значит, просто кошмар такой снится. Кошмар с будильником – неплохое название для рассказа. Надо будет запомнить.
- Доброе утро! Пора просыпаться!

Вроде, не настраивал я будильник на голосовое сопровождение? Или это головидео проснулось? Но кто его мог включить? Само – на звук? Новая прошивка, что ли? Вот всегда так: обновляется все само собой, а что там новое – узнаешь уже со временем…
- Петр Евгеньевич! Я понимаю, вам потом будет некогда, поэтому и жду с самого утра.
- Не Петр Евгеньевич, А Евгений Петрович,- пробурчал я в подушку.
- Прошу прощения, но у меня записано… Вот, прямо так и записано – Петр Евгеньевич. Но сейчас исправлю.
Какой-то неправильный сон. Да и не сон вовсе. Раз вижу свою комнату, край одеяла вижу, кресло у стола вижу. И в кресле сидит какой-то тип – тоже вижу.
- Да вы не вставайте, что вы! Мы сейчас договоримся, я и уйду.
Ага. Так я и хотел вскочить. Еще бы. Когда живешь один, привыкаешь к свободе и воле. И спишь голышом. Нагишом, если по-умному. И для здоровья это лучше, и спится прекрасно. Включаешь кондиционер на 21 градус – чтобы не замерзнуть. Накрываешься одеялом. И такие сны – что ты! Только вставать, ага. При посторонних – ни-ни.
- Как вы сюда попали?- бурчу уже не в подушку – в воздух.
- Как обычно. У меня специальный ключ от всех дверей. У вас же специальный замок. Вот у меня ключ – от всех специальных. На работе выдали.
А как меня убеждали, что ни один на свете зверь…
- И что теперь?
- А теперь, как положено, я предлагаю вам две пилюли. Вот. Одна синяя, другая красная. Вы выбираете. Я ухожу. Вы глотаете.
- И что будет, если я возьму, скажем, красную?
- Вы умрете, конечно. Красная – это смерть.
- Угу. А если синюю?
- Умрете. Синяя пилюля – это смерть.
- Так какая разница для меня?
- Как это – какая разница? А право выбора? Должно же у вас быть право выбора? Вот и выбирайте – красная или синяя.
- Да я еще пожить хочу…
- Вот так вы все. Уже который год действует закон об эвтаназии. Уже который год работает наша служба! А они все равно – хочу жить, хочу жить. Что мне, силком вам эти пилюли в рот заталкивать?
Это он правильно сказал – только силком. Чего вдруг мне пить яд? У меня все хорошо. И возраст самый средний, и здоровье в порядке, и работа.
- Кстати, на работе уже в курсе. Там сегодня собирают деньги на ваши похороны. Мы всех известили – и родню вашу, и знакомых, и на работе, конечно. Чтобы руководство уже заранее искало вам замену.
Что? Это как? Так бы и выскочил из-под одеяла…
- Лежите, лежите! Я вам просто расскажу, а вы послушайте. Вот, прямо по методичке.
И он медленно и тихо начинает мне рассказывать, в каком я дерьме нахожусь на самом деле. Как меня ненавидят сослуживцы. Как потерялись все мои друзья. Как нет жены, да и не будет уже – это точно. Кому вы нужны – такой и сякой? И с детьми трудности. Что, не навещают, не приезжают? А зачем им это? Это вы можете хотеть встретиться с ними – откуда могут возникнуть эти странные желания у них? Вы просто оглянитесь по сторонам, трезво взгляните на себя и свою жизнь. Какой в ней смысл? Какое удовольствие? Вот справка из поликлиники. Там говорят о шестидесятипроцентной вероятности вашей будущей болезни. Шестьдесят процентов – это очень много. Учитывая наш большой город, нашу атмосферу и даже шире – всю нашу экологию, все сбудется. И вот представьте себе: пройдет лет десять, которые вы так же будете бессмысленно тянуть лямку в своем офисе и пить по вечерам пиво в одиночестве. Тут вы заболеете – это точно. И начнете названивать детям, родителям… Ах, да. У вас только мать. Отец, кстати, умер от такой же болезни. Помните, как он мучился? Вам, понимаю, тоже хочется помучиться. И помучить других. Думаете, большое удовольствие вашим родным будет – ухаживать за больным? Думаете, кто-то будет счастлив подтирать вам задницу, когда у вас сил уже не останется? И главное – зачем? Вот зачем все это? Ваша мебель, ваша квартира, ваша новая техника, машина на улице - к чему? Чтобы быстрее доезжать до работы и потом быстрее возвращаться с работы, и запираться в квартире, включать свой компьютер и общаться в сети? Буквами? Не с людьми, которые вас любят… Хотя – кто вас любит? Это отдельный пункт. Любовь – вот что оправдывает долгую жизнь. Нет любви – нет жизни. Кто вас любит? Мать? Как часто вы с ней общаетесь? Как часто видитесь? Ну, конечно, конечно – она же далеко. Понятное дело. На самом деле, если говорить серьезно – никому вы не нужны. Что есть вы, что нет вас… Даже более того: если вы завтра не придете на работу, очень многие будут рады. Знали бы вы, как вы надоели своим сослуживцам! Да и детям станет легче. Они продадут вашу квартиру и поделят деньги – вот и радость. Вот и праздник. Как часто вы бываете на могиле отца? Вот-вот… Далеко. Некогда. И им будет совершенно так же.
- Так что, Петр Евгеньевич, квартира номер шестьдесят девять в доме номер один по Проспекту Августа, есть закон о добровольной эвтаназии, есть служба, помогающая уйти из жизни легко и без боли, есть квитанция…
- Я Евгений Петрович! Сколько можно повторять? И квартира у меня – девяносто шесть.
- Минуточку… Это что же – ошибка какая-то, что ли? Так… Вы женаты? В разводе? Дети живут отдельно? Работаете в офисе? Мать ваша… Угу, полторы тысячи километров… А как все похоже! И номер квартиры почти такой же. И имя с отчеством. И обстоятельства разные. У вас же отец умер? Ну, вот, так и написано… Генетическая предрасположенность. Страдания и все такое – гарантированы… Но все же, квитанция не на тот адрес. Прошу прощения. Выходит, вам надо подниматься – и на работу. Уж вас-то там любят, правда? Очень любят, ждут, скучают и так далее…
Он, кряхтя, выбирался из кресла.
- Потянул спину вчера, извините. Значит, не к вам… А время-то, время!
- Постойте. Оставьте красную.
- Но квитанция не на вас.
- Это ничего. Я распишусь, где надо. У меня же есть право?
- Конечно! Право на добровольный уход из жизни – главное достижение современной демократии! А мы всего лишь помогаем вам…
- Да понятно, понятно. Оставьте красную – и идите уже. Как же мне все надоело!
- Вот! Вот с этого надо начинать! Как же все надоело! Красная пилюля, стакан воды – на столе. И обратите внимание: никакой боли. Легкий сон, приятные воспоминания. Легкой смерти, Петр Евгеньевич!
- Да Евгений Петрович я!
- Ну, какая теперь разница, что вы, в самом деле… Все. Ушел, ушел.
Замок щелкнул.
В светлой уже комнате на столе остался стакан с водой. Красная, ярко блестящая в лучах пробивающегося сквозь шторы солнца, пилюля. И чего я не попросил синюю? Хотя, какая, в сущности, разница?
Tags: Графомания, Раздумчивое, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments