ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Спазм

В аэропорте Николаю Михайловичу понравилось. Все такие уважительные, улыбчивые. Ты еще ничего не спрашиваешь, просто осматриваешься в растерянности... В растерянности, потому что тут все такое большое: высоченные потолки, огромные залы, в которых даже не слышно людского гула. А людей-то, людей-то! Но только остановишься в полной непонятливости, как тут же подходит симпатичная девушка в форме и спрашивает, чем помочь, все ли в порядке. И не собирался спрашивать, чтобы не посчитали старым дураком, а сам начинаешь улыбаться и разговаривать. Оказывается всё сразу простым и легким. Даже там, где положено быть сложным и непонятным - в зоне досмотра. И там улыбались, подсказывая насчет часов и ремня. Никто ни разу не посмеялся над старым.

Ну, а что? Старый и есть. Пенсия, внуки...
К внукам и собирался в этот раз. Они пошли в родителей, то есть, в его, Николая Михайловича, сына - такие же самостоятельные и деловые. Живут теперь на Севере, в полутора тысячах километров. А когда спрашиваешь насчет их "северов", насчет морозов, снегов, тундры и всякого такого, начинают смеяться. У них там от Гольфстрима темло и влажно. Не субтропики, в море сильно-то не покупаешься, но зелени полно, воздух свежий морской, народ душевный. В провинции народ всегда душевнее - это точно.
Теперь Николай Михайлович сидел в кресле возле своего выхода и ждал объявления. За высоким стеклом по широчайшему бетонному полю передвигались обманчиво неторопливо огромные лайнеры с разноцветным "оперением". Иногда один разбегался и вдруг взлетал, на какое-то мгновение как будто зависнув в воздухе. И все как будто замирало, а потом снова начиналось беспорядочное на вид движение.
Николай Михайлович боялся, но старался выглядеть уверенным и все повидавшим путешественником. Подумаешь, многотонная махина в прозрачном воздухе. Подумаешь, в самом деле, десять километров над поверхностью Земли. И невообразимая скорость - в десять раз быстрее его старого автомобиля. Не на десять километров в час быстрее и даже не на пятьдесят - в десять раз!
Но вот уже объявили его рейс. Сразу выстроилась очередь. А на Север-то летит не меньше народа, чем на южные курорты - отметил про себя Николай Михайлович, поглядывая на другие выходы.
Внизу ждал автобус. Тоже огромный. Широкий, высокий, просторный. Двери закрылись раньше, чем началась толкучка. Сзади уже помигивал фарами второй - на всех хватит.
И поехали.
Сначала неторопливо, пропуская тележки с багажом и какие-то машины с мргалками на кабинах. Потом вырвались на простор и прибавили скорости.
Справа оказалась целая очередь самолетов, готовящихся к взлету.
"Рулежка",- вспомнил Николай Михайлович умное слово.- "А там дальше - взлерно-посадочная полоса".
Вспоминать эти слова было легко и приятно - голова занималась почти тем же, как при разгадывании кроссвордов. Привычное дело успокаивало.
Потом очередь гигантов закончилась, автобус резво летел дальше. В сухой траве бродили суровые черные птицы, не обращающие внииание на рев двигателей. Вроде, не воооны. На скворцов похожи. Но почему черные?
Автобус обогнул поле с птицами, проехал мимо длинного бетонного забора, перевалился, притормозив через какие-то колдобины, снова прибавил. Ехать было удобно. Кондиционер гнал прохладный свежий воздух. Панорамные стекла позволяли смотреть во все стороны.
Все ехали и ехали.
Николай Михайлович снова разволновался. Почему так долго? Но оглянулся, не увидел недовольства или растерянности на окружающих лицах, сделал и сам лицо спокойное и уверенное. Хотя, казалось ему, раньше, когда он еще часто летал, все было как-то ближе.
Вот автобус еще раз повернул, проехал через березовую аллею и остановился перед невысоким зданием из голубого стекла с бетоном. Все оживились, подхватили свои вещи и начали выходить в открывшиеся двери. Выходили - и сразу заходили в это здание.
А Николай Михайлович вышел и замер, складывая в слова буквы, тянущиеся над козырьком: "Аэропорт", "Добро пожаловать". Это как это?
И сразу возле него оказалась очередная симпатичная девушка:
- У вас затруднения?- спросила она.
И очень красиво улыбнулась. А Николай Михайлович посмотрел вперед, посмотрел назад и тоьько и сказал:
- А... а где самолет?
- У-у-у,- непонятно сказала девушка и предложила пройти туда, где ответят на все вопросы.
Доктор в белом халате мерял давление, смотрел в глаза и зачем-то в уши. При этом все время что-то рассказывал. Мол, что значит та или другая проверка, что бывает в таком возрасте, конечно. А время не то, так это у вас часы механические - их надо вручную переводить. Вот на телефоне наверняка время правильное, проверьте. Наконец, сказал уверенно:
- У вас был спазм. Типичная картина. Давайте я вам укольчик легкий для снятия последствий.
Быстро кольнул. А симпатичная девушка - не та, другая - под руку довела Николая Михайловича до выхода.
- Ну, ты даешь, дед!- сказал внук.- Мы уже думали, ты потерялся где-то.
- А у меня спазм был,- беспомощно сказал Николай Михайлович, чувствуя странную слабость и непонятную обиду.
- Так это ты с голода,- уверенно сказал внук и повез ужинать и отдыхать.
Глубокой ночью Николай Михайлович проснулся в связи с острой необходимостью. Чуть потерпел, ленясь, но потом встал, натянул брюки и тихонько выбрался в туалет. А в ванной, включив свет и пустив теплую воду, уперся в зеркало, рассматривая седой венчик волос вокруг розовой лысины, мешки под глазами, отвисший живот...
- Вот так, приятель,- сказал негромко, кивая сам себе.- Спазм - так это у них называется теперь. А ты фантастику читал в детстве, выдумывал что-то... А тут - спазм. И ты на месте. Ты уже в будущем, старина...
Во сне он видел детство и пыльную доогу, уходящую за горизонт, и маленький синий автобус, карабкающийся к этому горизонту. В этом автобусе уезжала в далекий город его старшая сестра. А он был еще совсем маленький. И даже о фантастике он тогда ничего не знал.
Знал тоько, что в будущем будет хорошо.
Так и проснулся с улыбкой.
- Ишь,- сказал себе.- Спазм, понимаешь. Такая, понимаешь, штука.
И вдруг понял, что совершенно не боится полетов, и что надо и к другим внукам и внучкам съездить.

Tags: Графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments