ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Караван

Нападение было неожиданным. Под утро, когда ночная смена уже клюет носом собственные колени, а утренние еще спят, из мягких от ночного тумана и росы кустов навалились слитной массой, давя, переворачивая лицом в землю, больно крутя назад руки и ловко связывая тонкой веревкой.

Караул с вечера выставлен был, но – какой? Так, чисто по обязанности, чтобы подкидывать ветки в костер, да отгонять зверей, которых расплодилось на пустой земле в невероятном количестве. Нападения не ждали. Да и незачем и некому было на них нападать! Мор, несущий смерть всем и каждому, разгоняющий народы, обезлюдивающий города и села, был лучшей охраной.
Так казалось.
А теперь караван нагло грабили неизвестные в темных ночных одеждах. В таких ходят только воры и ночные убийцы.
- Что вы делаете?- попытался воззвать к голосу разума старший из проводников Ахмар.- Так нельзя!
Но вместо пробуждения разума в неизвестных он пробудил интерес к себе. Его грубо вздернули за связанные руки и потащили к костру, у которого на брошенном седле сидел старик в маленькой кованой шапочке на голове.
- Ты – караванщик?- спросил старик, раскуривая длинную прямую трубку.- Что везешь? Говори быстрее, пока все вьюки не попортили.
- Я проводник! Меня нельзя бить!- возмутился Ахмар.
И тут же получил по почкам. Больно. Наверное, ногой. Он скрючился, сипя сквозь перехваченное от боли горло. А старик покачал головой и сказал, чтобы его положили тут неподалеку, может, еще сгодится. И велел искать караван-баши.
Ахмар еще удивился, что все понимает. Потом понял, что не чужие они, а какие-то из своих. И тогда затих. Потому что свои – страшнее чужих. Свои всегда жестоки и жадны.
Притащили самого старого караванщика. Люди понимали, что баши может быть только старик.
- Ты – караван-баши?- спросил, выпуская клубы дыма, старик в шапочке.
- Я парламентарий! Я – ваше спасение!- начал гордо подниматься караванщик.
Ахмар помнил, что те, что шли с караваном, называли его доктором. Доктор – это даже выше караван-баши, похоже. Но он еще и вон какое слово!
Правда, подняться доктору не дали. Сбили с ног, попинали для порядка – не до смерти, а чтобы поучить, снова подняли с хрустом за связанные сзади руки, посадили на колени в пыль.
- Какие слова знаешь! Ха! Учился где?
- Академия.
- У нас нет академий.
- Это Академия в Уйгуре.
- О!- сказал старик в кованной шапочке и замолк, прикрыв глаза.
Он сидел и молчал. Табак в трубке дотлел до конца, и трубка была отброшена в сторону. Проходили минуты. Если бы не движение глаз под веками, казалось бы, что старик крепко спит.
- Значит, так,- сказал он, наконец.- Чужие пришли на нашу землю. Чужие пришли не в военной одежде. На них нет знаков различий. Нет стяга впереди. Не видно оружия. Кто это может быть?
- Шпионы,- уверенно пробасил охранник, горой возвышающийся за правым плечом старика.
- Шпионы. А как положено поступать со шпионами?
- Пытать. А потом – казнить!
- Хочешь, чтобы тебя пытали?- спросил старик доктора, наклонившись к его лицу.- Не хочешь? Тогда рассказывай все и подробно. А я решу, что мне делать с вами.
Доктор стал взахлеб говорить, что здесь же моровое поветрие. Что народ бежит толпами через границу, и соседи вынуждены кормить их и держать в специальных изолированных местах, чтобы не разносить заразу. Что время идет, а ничего не меняется. Что он, парламентарий, стоял со стягом у границы долго-долго. Но на границе не было пограничников. И никакой власти не было на границе.
- Это верно,- кивнул старик.- Все умерли. Вот потому и нет никого.
Тогда, рассказывал доктор, была послана помощь соседям. Ведь мы же соседи, спрашивал он, поднимая голову и смотря в глаза старика. Соседи, а не враги? И помощь решили послать продуктами питания и лекарствами. Чтобы не бежали больше люди через границу, чтобы не разносили заразу.
И вот собрали богатый караван…
- Эх, богатый – хорошо!- прищелкнул языком телохранитель.
Набили тюки сушеным мясом, мукой, солью. И положили лекарство, которое нужно давать больным и здоровым – всем-всем. И тогда здоровые не заболеют. А больные выздоровеют. Но не все. Только некоторые, потому что лекарство все же больше для здоровых.
- Мы дудели в трубы и били в барабаны. Никто не вышел навстречу. И тогда мы пошли вперед, чтобы принести помощь вам, нашим соседям.
- Так,- оперся ладонями о колени старик.- И все-таки – шпионы. Без разрешения на нашей земле – либо воины, либо шпионы. Пошлина не плачена. Товар скрыт. Идут там, где людей нет… И странные порошки… Как думаешь, Тамир, для чего эти порошки?
- Я так думаю,- сказал огромный Тамир,- что это отрава. Я так думаю, что если накормить этим порошком кого-то, то он умрет. А значит, они хотели отравить колодцы.
- Но это же лекарство!- закричал доктор.- Мы хотели спасти вас!
- Вот и проверь, Тамирчик. Проверь.
Тамир схватил доктора за шиворот и как большую куклу потащил за собой по земле к тюкам, уже выложенным в ряд и распотрошенным кривыми острыми ножами.
- Ешь, еще ешь,- слышал Ахмар с той стороны. И еще слышал кашель и стоны доктора. А потом доктора рвало. А потом он умер.
- Умер!- доложил Тамир, неслышно вернувшись на свое место.
- Много съел?
- Да чуть-чуть всего! Горстей пять! И все время сопротивлялся!
- Значит, отрава… Ну, что же. Закон один для них. Всех казнить,- спокойно и размеренно говорил старик.- Товар – сжечь.
- Но если шпионы, то есть, враги, выходит, то это не товар – добыча! Трофей, то есть.
- Трофей? Можно и так. Отраву – в костер. Трофеи – поделить. Долю великого хана отложить особо. Сам поклонюсь ему в столице.
- А казнить – как?
- Были бы они с оружием, так и казнили бы, как солдат. А этих… Ну, зарезать, как свиней. Тьфу, свиньи и есть! И зачем они полезли в наши земли? Кто их сюда звал?
Тамир шагнул, хищно крутя в пальцах свой нож.
- Этого пока оставь. Проводник, говорит. Будет у нас проводником.
Ахмар понял, что все страшное закончилось, и он снова будет ехать чуть впереди и слева, показывая дорогу и рассказывая о ней. Доктора ему совсем не было жаль. Надо было ему придумывать что-то получше. Заранее придумывать. Да прятать свои порошки получше. А то – лекарства, лекарства! Или уже заказывать такой путь, что через пустыню, тайно. Нет же – все хотел поскорее до столицы добраться. А скорее – не всегда правильно.
- До столицы прямой путь знаешь?
- Да, эффенди. Очень прямо, очень скоро.
- Ну, тогда живи пока, проводник.
Tags: Графомания, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments