ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Оружие возмездия

- Видите ли, сэ-э-эр,- протяжно и чуть в нос, как бы подчеркивая свое правильное происхождение, произнес генерал Смит, командующий ракетными войсками.- У нас хватает ракет. У нас действительно хватает ракет. У нас столько ракет, что мы можем все. То есть, совсем все. До полного конца. Если придется. Да, сэр!
Слово «ракеты» при этом он произносил так, что слышался их взлет с ревущим столбом пламени позади – «ррррррракеты».

- Но если у нас хватает ракет, то почему же они нас не боятся?
- Потому что у них тоже есть ракеты,- а это вмешался начальник разведывательного управления. Он был штатский, не понимал субординации, а потому вмешивался в любое обсуждение, как бы укоризненно не смотрели на него генералы и адмиралы в красивой черной и синей форме с рядами орденских планок на груди.
- На сегодня в мире,- зашептал сбоку советник.- Семь стран, у которых официально есть такое оружие. Это те, кто согласился, что больше никому его иметь не надо. Но еще есть пять стран, которые его имеют - по данным разведки…
Он важно кивнул начальнику управления разведки. Тот ответил таким же важным кивком – работаем, а как же!
- И кроме того, мы насчитываем еще около десяти стран, которые могут иметь такое оружие, но скрывают от всех. Это рассчитали наши аналитики на основании данных прессы и торговых сделок. Итого, как мы считаем, более двадцати стран во всем мире могут послать свои ядерные ракеты в любую точку на глобусе. По баллистической траектории – вы понимаете меня?
Президент задумчиво кивнул. Не сказать, чтобы он сильно понимал такие умные слова, как «траектория» и «баллистический», но он их точно слышал раньше в докладах. Тогда не спрашивал, что это такое, значит, и сегодня принял, как данность. Ну, умные слова. Что там говорить.
- Покажите на карте.
- Вот, вот, вот тут, и еще…
Большой и страшной была только одна. Еще две – вполне сравнимы по размерам. Остальные какие-то мелкие на вид. Невидные какие-то.
- Вот это,- президент задумчиво постучал карандашом по карте.- Это очень много. Что скажете, генерал?
- Это и есть главные враги, сэ-э-эр! То есть, пока не совсем враги, но мы именно их держим в перечислении стран, относящихся к предполагаемому противнику!
Президент кивнул с удовлетворением. Значит, он все правильно понял.
- Генерал, а хватит ли наших ракет на эти страны?
- С избытком, сэ-э-эр! С большим избытком!
- И что же мы ждем?
Вопрос был правильный. Потому что уже почти век только и спрашивали очередные президенты – чего же ждем? Как можно, давно зная своих противников, не опередить их, не вбомбить в каменный век, не принудить к миру и согласию? Тратить ресурсы государства на поддержание какого-то там паритета, держать тысячи офицеров и солдат в подземных бункерах у экранов и красных кнопок, копать эти самые бункеры, создавать убежища по всей стране… Не проще ли – бахнуть?
Генерал и штатский разведчик повернулись четко в пол-оборота и внимательно посмотрели на директора бюро расследований. Президент проследил взгляды и тоже уперся черным глазом ровно посередине бровей лысого, ответственного за внутренний порядок. Так его, президента, учили консультанты-психологи. Смотреть, мол, надо не в глаза, а ровно между бровей. И тогда подчиненный не будет знать покоя и будет стараться выложить все, что вам нужно. Прием действовал.
- А что - я? Я-то – что? Я к войне вовсе никакого отношения не имею! У меня – криминал разный и прочая внутренняя лабуда!
- Колись, падла,- ласково произнес заученные для такого случая слова президент, по-прежнему упираясь взглядом ровно посередине между бровей директора ФБР.
Тот махнул рукой, покачал укоризненно головой генералу и разведчику, потом вытащил из-за спины папку зловещего черного цвета. Похоже, всегда был наготове.
- По нашим данным, господин президент, мы не можем этого сделать.
Твердо сказал, даже как-то с вызовом.
- Почему же? Кто нам может помешать? Вот эти?- президент пренебрежительно обвел карандашом всякую мелочь на карте.
Директор ФБР сокрушенно вздохнул и раскрыл черную папку. Доклад его длился почти пол часа. То есть, практически все время, запланированное ранее на дежурное совещание. Из доклада выходило, что до восьмидесяти процентов офицеров и солдат, имеющих отношение к оружию возмездия, а также почти сто процентов ученых, занимающихся его развитием и программированием разных военных программ были самыми настоящими скрытыми агентами стран – вероятных противников, то есть вот тех больших, а также всех тех, кого президент презрительно считал «мелочью».
- Изолировать нельзя?- спросил президент. И тут же хлопнул себя ладонью по лбу – конечно, как изолировать всех ученых или почти всю армию? Но как же, как это все произошло, кто виноват, кто недосмотрел? Откуда? Поднятые брови, руки слоенные у груди в молитве…
Директор ФБР посмотрел укоризненно и продолжил. И еще пол часа была история завоевания Америки иностранцами. Во всем виноваты понаехавшие. А понаехавшими были практически все. И почти каждый оставался агентом влияния той страны, откуда он приехал.
- Обратите внимание, господин президент, они считаются американцами и поют гимн, прижав руку к сердцу. Но спроси их – кто они по национальности, и каждый скажет: русский, немец, еврей, китаец, шотландец, ирландец… Если на нас нападут – они будут честными американцами. Такие данные дают нам психологические тесты, проводимые с каждым, приходящим на службу в армию. Но вот если мы начнем первыми… Боюсь, господин президент, что не каждый русский нажмет кнопку по вашей команде и выпустит ракеты по своей бывшей родине. Или по родине отцов и дедов. Да и не каждый китаец ударит по Китаю. А там, напоминаю, корни еще глубже и крепче. Китайцы даже предпочитают жить компактными группами, общаясь лишь со своими. А что уж говорить о мелочи… Попробуйте вы как-то задеть Ирландию… Или вот – Израиль. Его и на карте не видно. Вот он. Ну, попробуйте его задеть. Вы не поверите – может быть все, вплоть до импичмента. Я-то сам из старых англосаксов, из первых, но все понимаю и вижу.
- Хорошо,- кивнул президент.- Пусть даже так. То есть, восемьдесят процентов… ладно. Но есть же еще и коренные жители? Мы можем заменить хотя бы на ключевых постах всех, кто под подозрением, на коренных жителей?
- Господин президент…,- зашептал консультант с явной укоризной в голосе.- Ну, мы же давно с вами это обсуждали!
- Ах, да… Коренные жители… Ну, да…,- смутился президент, и даже немного покраснел от смущения.
- Вот именно. А так называемые коренные, с их исторической памятью, с удовольствием «расхерачили» бы нас всех, прошу прощения за выражение, оставив всю эту страну только себе.
- И что же выходит?
- А то и выходит: ждать и терпеть. Вдруг на нас все-таки кто-то нападет? Вот тогда весь наш народ в едином строю и с единой волей… Ух!
- А до тех пор, значит…
А до тех пор – копить ракеты, тратить миллиарды на поддержку старых и создание новых, готовить новых и новых офицеров, обновлять кадры, надеяться, что среди них не будет глубоко законспирированного явного агента, который и сам готов нажать кнопку и выставить нас агрессорами. Ведь тогда может не выйти никакого возмездия.
Tags: 2014, Графомания, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments