ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

"Не верь разлукам, старина..." (с)

В пять утра меня поднял будильник. На самом деле я спал еще меньше, потому что старая детская привычка сохранилась и сегодня: когда чего-то ждешь, то не спится. Быстро позавтракал, выбежал из дома с собранной накануне сумкой, и замер у обочины, пропуская притормаживаюшие машины: такси не нужен: я жду "свою машину". Чуть ли не через пять всего минут подъехал, переваливаясь на выбоинах в асфальте "Лэндкрузер".

- Ты на чем поедешь? - спрашивал я вчера, узнав об оказии.- На своем сарае?
- Ну, да, на сарайчике,- смеялся голос в трубке. - Но ты сумку большую не бери, у меня все забито.
И вот белый "сарайчик" подъехал, остановился у обочины, распахнулась дверца, выплеснув туго набитую в коробку автомобиля музыку. Мою сумку - поверх уложенного уже багажа ("там вещи для дочки, кроватка и прочее, так ты сверху аккуратно положи"). Мою кассету - в плеер, хотя там уже в сидичейнджере сидят десять дисков. Звук погромче, педаль в пол. Мы едем в Волгоград, где его ждет дочь и отдыхающая вторую неделю жена, меня - родня и пятидесятилетие любимой тетки.
"Нет прекрасней и мудрее средства от тревог
Чем ночная песня шин.
Длинной-длинной серой ниткой стоптанных дорог
штопаем ранения души."

Недавно вышли "Песни нашего века", которые я буквально "заиграл". Диск с собой не потащил. Сделал сборничек из разных мест, с разных дисков, получилось две кассеты - три часа. Их и взял с собой.
- А ну-ка, погромче!
"Моя бабушка курит трубку,
Черный матросский табак!"

У-у-у-у-у, здорово. Дорога с шипением ложится под колеса и отлетает назад. Машин мало по утреннему времени, "гаишников" - тоже. Мы несемся через всю страну к южному городу, пристукивая неогами, прихлопывая руками, а слева солнце поднимается и жарит со страшной силой.
"Дорога, дорога, ты знаешь так много
О жизни такой не простой..."

Чем дальше от Москвы, тем меньше попуток. Какое-то время держимся за черным "мерседесом", который вдруг сворачивает на узкую асфальтированную дорожку и исчезает в степном мареве.
...
В пять вечера он высаживает меня на перекрестке у Жилгородка, и я на подгибающихся от долгого сидения ногах иду искать тот дом и ту квартиру, где не был лет десять. А вокруг ничего не изменилось за эти десять лет. В "доминошке" под козырьком мужики забивают "козла". Пирамидальные тополя кидают дырявую насквозь тень на выжженную серую траву. Тот же запах полыни от куска степи, заключенного в трамвайное кольцо. Ноги сами вспоминают дорогу. Вот тут прямо. Потом должна быть яма, полузасыпанная щебенкой посреди дороги. Сколько себя помню, она всегда здесь. Следующий подъезд. Вверх до конца. Жарко, обливаюсь потом. Под дверью постоял, пережидая, отдышался, прислушиваясь к шуму за дверью. Палец - в кнопку звонка.
- А-а-а-а! Сашка приехал!
- Ур-ра!
Поцелуи, объятия, кто-то влез на табуретку и приплясывает сзади всех, маша рукой, мол, вот и я тоже радуюсь.
- Быстро в душ, переодеваться и за стол!
Только вышел посвежевший в белой футболочке, как раздаются новые звонки в дверь и входят новые и новые гости.
Именинница выводит за руку меня.
- А вот этого помните?
- У-у-у-у! Санька! Дай, я тебя обниму!
Кругом родня, кругом радостные лица. Пусть невыносимо жарко на последнем этаже дома с плоской крышей, пусть из распахнутых окон и с балкона втекает внутрь горячий воздух, но стол накрыт, водка в пластиковых баллонах из-под минералки ("это с нами одна фирма расплатилась") достается из морозилки, все с шумом и толкотней рассаживаются вокруг стола в большой комнате, всматриваются друг в друга. Хорошо. Давно не собирались в полном составе.
А напротив меня - любимый дядька. Коля, который был мне вместо старшего брата, когда в детстве привозили меня сюда родители. Он таскал меня в свою компанию, возил на велосипеде, знакомил с местными пацанами. Поседел. Но все такой же шебутной и веселый. Поднимает тост за тостом, заставляет осушать до дна, "тамадует" по полной.
- А сам-то, сам-то что не пьешь?
- Тс-с-с-с... Не кричи, мне много нельзя.
Подмигивает. И снова наливает себе простой минералки.
...
Вечером, когда все разошлись, мы еще долго сидим и разговариваем о том, о сем. Он рассказывает, как работает на новом производстве. Я - о своей работе. Стараюсь не задевать тему семьи и детей. Коля развелся давно, но все еще чувствует себя виноватым перед сыновьями. Уже дети в новой семье, но все равно... Хотя, клан семейный его не осуждает и новую жену принимает, как свою.
Смотрим на видео последние семейные мероприятия, тыкая пальцем в экран, узнавая ("о, Ольга как отчебучивает, видишь? а это вот Томка. правда, красавица? а вот Надюшка, ты ее даже ни разу не видел..."). Уже совсем темно. Нам кидают что-то на пол, накрывают простынкой - вот и постель. Балкон не закрываем, и слышны ночные звуки летнего Волгограда: какие-то шорохи, поскрипывания, точение кузнечиков или цикад. Комаров нет совсем - слишком жарко даже для них.
Мы лежим, слегка пьяные, радостные от встречи и нового узнавания друг друга, долго перешептываемся прежде чем заснуть.
Наутро прощаемся, договариваясь обязательно встретиться через день-два на его даче, с шашлыками, фруктами и красным вином.
...
Ночью звонок в дверь:
- Тёть Люд, тебя к телефону!
У нее нет телефона, поэтому звонят соседям, а те уже зовут. Я тоже встаю. Мне не по себе. Я жду от таких звонков только плохого. Иду на кухню, достаю из морозилки бутылку полузамерзшей минералки, бью ее о край стола, давлю в руках лед в мелкое крошево, наливаю стакан минералки со льдом.
Возвращается еле-еле, чуть не по стенке, Люда:
- Са-а-аш, у Коли инфаркт!
Даю стакан. Зубы колотятся о край. Она плачет, а я пытаюсь утешить, уговорить, что инфаркт же, это не смертельно, что все еще образуется, что все будет хорошо.
...
Два дня в разъездах. И опять ночной звонок.
Люда возвращается от соседей, и мы долго сидим и пьем ледяное пиво. Пьем молча. А что говорить? Коля умер. Второй инфаркт. Ну да, ну да... Такая жара - тут и здорового свалит...
...
Через день утром меня опять ждет машина. У родни - похороны. Я еду домой.
- Привет, как отдохнул?
- Отлично!
- Давай свои кассеты, а то надоела эта муть...
"Не верь разлукам старина, их круг - лишь сон, ей-богу,
Придут другие времена, мой друг, ты верь в дорогу..,"

Корчусь на заднем сидении, подставляю лицо ветерку из форточки, держу слезы в себе. Страшно больно в груди.
...
Дома - сразу за ужин. И сразу достаю из холодильника бутылку водки.
- Что-то случилось?
- Коля умер...
Наливаю по первой, по второй сразу.
А потом иду в комнату, достаю диск, включаю на полную мощь и стою, спиной к комнате, лицом в окно, вытирая слезы и шмыгая носом.
"Нет дороге окончанья, есть зато ее итог.
Дороги трудны, но хуже без дорог!"

Tags: 2007, Вспоминалки, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments