ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Исполнение желаний

- Сынок,- прижала руку ко рту мама.- Ты писал письмо Деду Морозу?
- А что, нельзя было?- тут же окрысился Витька.- Новый год на носу, а письма писать нельзя?
- Но мы же говорили тебе… Да и все вот смеются… Ведь нету же его.
- И что? И потому писать нельзя, что ли? Может, это просто фантастика такая!

Он не знал – то ли ему заплакать хочется, то ли стукнуть дверью и выскочить в мороз и снегопад в том, в чем есть, то ли поговорить, как взрослый со взрослым. Гормоны, кивал в таких случаях отец. Но он бывал дома редко. Вчера приехал в самую ночь и теперь все еще спал. А мама вот на кухне пристала. Смотрит так жалостно, так… Нет, он не плачет! Он – мужик!
Витька шмыгнул носом, дернул на себя кухонную дверь, чтобы уйти от неприятного разговора…
- Сынок… Так ведь тебе ответ пришел.
На столе лежал, переливаясь полярным сиянием пакет с крупно выведенной фамилией и именем.
- Прочитали уже, небось?
- Так ведь нам не открыть. Это же магия такая – только лично, только в своих руках. Ну? Чего же ты? Письмо писал, желание загадывал, достучался до самого (то есть, она сказала САМОГО, выделив как-то голосом), так достучался, что даже ответ получил. Ну? Давай, вскрывай, будем смотреть!
Вот тут Витьке вдруг стало страшно. Нет, он просто не сможет читать такое в одиночку. А вместе с родителями – значит, будут смеяться над желанием. Опять обидно. В одиночку – страшно. Очень страшно. Потому что на самом деле любая сказка – она страшная. А если тебе в двенадцать лет присылают письмо от самого Деда Мороза, а в письме, наверняка, исполнение желания… Он же не пишет, когда отказывает! Или когда желания разные идут наперекосяк – не пишет! Вот в прошлом году хотелось мотоцикл. Но ответа не было. И мотоцикла нет. Отец сказал – потому что мал еще. Не по правилам. И в позапрошлом что-то было. А тут – письмо.
- Страшно?- вдруг спросила мама.
Жалостно так спросила.
- Еще бы!
- Может, отца позовем?
Витька только кивнул. Ну, а что? С отцом точно будет не страшно. Он большой, сильный, и сам ничего не боится. Даже когда не выспится.
Через пару минут, шлепая босыми ногами по теплому полу, на кухню ввалился отец. Потрепал Витьку по голове, пихнул в угол за стол табуретку, сел с громким зевком. Протирая глаза, прогудел:
- Ну? Что натворил, наследник?
- Вот,- показала мать на стол.
Отец сразу посерьезнел, наклонился к пакету, как обнюхивая, рассмотрел надписи, покачал головой.
- Ну-ну… Слышал о таком, но видеть – не видел. А меня что звали?
- Страшно,- просто и честно ответил Витька.
И снова шмыгнул носом. Совсем честно говорить очень трудно. Почему-то сразу начинает шмыгаться носом и еще мокреть в глазах.
- Ну, вот я. Тут. Открывай! Не боись, сынище, со всем справимся!
Витька взял со стола холодный конверт. Кухонным ножом аккуратно, воткнув в угол и протащив по длинной стороне, раскрыл конверт. Такой конверт открывать, просто отрывая край, совсем не хотелось. На стол спланировал, разворачиваясь в полете, большой белый лист, плотно заполненный убористым почерком. Витька выдохнул. Это не просто так, что – вот. То есть, бац – и иди. Не совсем так, а значит, уже не так страшно. Но все же.
- Что за желание-то было?- спросил отец.
- Президентом всей Земли,- сказал Витька и чуть не рассмеялся.
Теперь-то вдруг стало понятно, какое смешное желание. Вот как он себе представлял только? Приходит пакет, а там удостоверение президентское? И иди – командуй всем миром, что ли? Нет, правильно отец говорит – это просто какие-то еще гормоны. Не иначе – они.
- Прочитай, а?- жалобно попросил он отца.
Тот откашлялся, поправил зачем-то майку, в которой спал.
- Значит, так… Угу. Дорогой Виктор… Ну, тут ты и сам потом прочитаешь, и все поздравления – тоже. Где же тут… А-а-а… Вот!
И он начал с выражением, после каждой длинной фразы останавливаясь и посматривая на Витьку, читать дедморозово письмо.
Длинное письмо, с разъяснением всего и вся. Выходило так: сначала надо было пять лет еще отучиться в школе. Отучиться с отличием, но так, что не сам для себя, а и для других. Чтобы товарищи были, друзья и подруги. Потом еще пять лет учиться в университете. Так и было написано – университет. И город, и место, и какой этаж, и какой факультет – все было расписано. Учиться предлагалось так, чтобы время оставалось только на сон. И помогать остальным, конечно. И еще, как было сказано, «активно участвовать в общественной жизни».
- Чего это – в общественной?- спросил Витька.
- Собрания проводить и разные конкурсы.
Потом говорилось о службе в армии. Хоть и год всего – но чтобы обязательно. И там, в армии, рекомендовалось получить еще специальность какую-нибудь трудовую. Например, связиста или шофера. Затем надо было пойти работать в школу. Потому что университет дает еще и учительское образование, то есть педагогическое. Пять лет, не меньше. Это чтобы понять детей, полюбить и все такое. Еще пять лет – аспирантура и защита кандидатской диссертации. Потом надо было закончить заочно еще один ВУЗ. Все равно какой, но лучше экономический. И давался опять адрес и все данные.
Хорошее письмо, информативное – так сказал отец.
Еще надо было заниматься общественной работой. Это чтобы всякого свободного времени вовсе не было. Или там в защиту животных, или в защиту природы. Но только не в политику!
К пятидесяти годам Витьке сказано было стать министром.
- Во!- поднял отец голову от бумаги.- Министром уже!
И стал читать дальше.
Там же все-все было расписано. В общем, получалось, если все выполнить, что к семидесяти пяти годам Витька точно станет Президентом всей Земли.
- Уф,- сказал отец, вытирая лоб, как после тяжелой работы.- Ну, вот, Витёк – вот вся твоя жизнь. Как в армии говорят: служи по уставу, завоюешь честь и славу. А тебе тут расписано, выходит…
Он посчитал в уме:
- В общем, шестьдесят лет тебе расписано, что и как. Ну?
- Что – ну?- спросил Витька, медленно переваривая услышанное.
- Так – в Президенты всей Земли, да?
Витька еще раз посчитал: отец, выходит, даже пожалел его. Там не шестьдесят лет выходило, а все шестьдесят три. Письмо опять лежало на столе. Ждало исполнения. То есть, оно и было исполнением желания. Вот так – все просто. Не будешь же президентом в двенадцать лет. Это просто сказка какая-то. А в семьдесят пять… Семьдесят пять!
- Я все понял,- сказал он медленно.
- О! Растет пацан?- обернулся отец к матери.
- Я понял… Я, наверное, не хочу президентом. Я, наверное, потом решу, когда подрасту. А пока… Пап, а пошли за елкой?
- Вот! Вот речь не мальчика, но мужа! Сейчас я умоюсь, позавтракаю – и пойдем. А ты пока, раз уж суббота сегодня, приберись.
Витька хотел сказать – «а чо я, а чо сразу я, а почему…» - но так и замер с раскрытым ртом. А потом сказал, неожиданное для себя самого:
- Хорошо, папа. А потом – за елкой.
- А потом – за елкой! Скоро же Новый год!
Tags: Графомания, Сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments