ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

А во сне приснился рассказ

Я его тут же и записал, немного убрав сущностей. Там еще любовь должна быть, две девушки на выбор, и всякое другое прочее. Может, потом добавлю и разбавлю. а пока:

Такое время, да. Работы меньше, чем людей. И если уж работа есть, так ее надо любить, ей надо увлекаться. Вот Диму его работа просто нравилась. Он занимался разруиниванием. Новое слово возникло в перечне профессий, когда старые города, заполнившие всё стандартными параллелепипедами высотных блочных домов, стали уходить в прошлое. Раз есть транспорт, так незачем селиться друг у друга на головах. До любой работы или места отдыха долетишь в момент. Хоть на старой Земле, хоть тут, на Марсе. Хоть даже на постепенно облагораживаемой Венере.
А раз народ стал разъезжаться по свободным местам, селиться не в «человейниках»-тысячниках, а в отдельных домах, то – что делать с оставшимися руинами? Их надо разруинивать. Сносить. И использовать. Всем же ясно, что вторичные ресурсы в использовании гораздо дешевле, чем если бы портить природу и снова что-то добывать. Вот в этих блочных домах есть бетон, который можно перемолоть специальными мельницами, есть металл, который пойдет в переплавку. Наконец, главное – это пространство. Города ведь в древности строили не абы как. Их ставили на берегах рек, на холмах, в месте живописном и удобном. Вот это место тоже надо теперь очищать от руин – разруинивать.
Правда, на Марсе древние города – это не наши, не человеческие. Не так давно человек на Марсе, чтобы города понастроить. Другое дело что и люди тут такие, не как на Земле. Надо же было быстро заселить планету, колонизовать. Сразу после терраформинга. Вот как воздух появился, так людей и прибавилось. Клонирующее поле позволяло, используя местные ресурсы, создавать вполне съедобную пищу, инструменты… Ну, и местных, конечно. Иначе ждать несколько поколений. А поколения теперь длинные, долгие. Это раньше, в книжках пишут, если девка в двадцать еще не замужем и не родила, так сразу уже и в старые девы записывают. А теперь вон – до пятидесяти гуляют. А потом вдруг о своих детях вспоминают. Нет, при колонизации так нельзя. Тут – план, проект, а потом дранг унд штурм. И тысчи, сотни тысяч, а следом уже и миллионы рожденных в пробирках. А какая разница, откуда вынули нового человека – из женщины или из автоклава? Человеком же его делает не место рождения, а воспитание.
В общем, мы теперь марсиане. Потому что тут родились. И не имеет значения способ. А там, на земле, наша родня – но дальняя, очень дальняя.
Так думал Дим, делая свою работу.
У него такая работа была: выделить район в старинном городе. Создать виртуальную сеть. Наложить ее на схему. А потом все узлы сети сделать узлами реальными – в каждую точку уложить конкретное количество реальной взрывчатки. Так, чтобы при одновременном подрыве все тут схлопнулось разом, и осталась большая куча мелкого щебня, которой займутся пришедшие позже роботы-погрузчики и большие роботизированные грузовики.
У Дима был график. Была доставка, согласно заявки.
Конечно, он не сам лазил по древним высоткам. Для этого были дроны. Он только командовал, рассматривал, что получится, вертел голосхему так и этак, отмечал точки, проверял. А потом нажимал кнопку.
Происходило – бах! – облако желто-белой пыли высоко вверх, медленно расползающееся в стороны.
И можно было перебазироваться.
Это на самом деле не так быстро, как написано. Все делалось без лишней спешки. Один район – одна неделя. Дима руководство не раз хвалило именно за это: не спешка, а качество. Он очень умело раскидывал свою сеть. Очень правильно намечал места для узлов. И дроны у него, как живые почти. На каждое движение пальца, на взгляд реагировали.
В этот раз произошла небольшая заминка. Совсем небольшая – в рамках утвержденного графика.
Дим заметил движение в городе. Дроны – они же не слепые. Иначе, как расставлять взрывчатку? Вот их глазами Дим и заметил движение. Не поверил себе, отследил еще раз. Даже с высоты крыш было понятно – это не крысы какие-нибудь (да и откуда крысам быть на Марсе? Кто бы их тут и зачем клонировал?), это человекообразные фигуры. А человекообразными могут быть только люди. Ну, не марсиане же? Хотя, города вроде марсианские, древние. Но тут же воздуха не было, тепла не было, воды не было – ничего не было. Сотни тысяч лет. Или даже миллионы. Какие еще могут быть марсиане?
Дим сам ничего решать не стал. Он связался с начальством.
Начальство выслушало, не задавая уточняющих вопросов. Потом помолчало немного. А потом началось:
- Ты, парень, как будто инструкций не имеешь… Ты, мужик, вроде как не готов к работе… Ты на работе должен работу делать, а не отвлекаться! Вот скажи, что написано в инструкции по такому поводу?
А Дим ту инструкцию как раз проверял, поэтому честно ответил:
- Ничего.
- Так ты себя умнее тех считаешь, кто инструкцию эту тебе писал? Нет? Тогда следуй инструкции. Включи сирену, как положено. Потом объяви громко, что будет тут через такое-то время. Как в инструкции, понятно?
- А если марсиане? А если они не понимают?
- Дим, дитё ты наше необразованное… марсианин тут – ты. Понял? И все вокруг твоё. И действовать надо, исходя из этого. Если разумное существо услышит сирену, да потом разъяснения на чистом марсианском языке… Мы же марсиане, помнишь? И вот если разумное существо это все услышит, то что оно сделает? Если разумное – уйдет. Или укроется в надежном укрытии. А если не уйдет и не укроется, то какое же оно – разумное? Так, крыса! Хотя, у нас тут и крыс-то нет… Ты все понял?
Дим все понял. Он – марсианин. А эти тени, которые по этим, типа, улицам, мимо этих, типа, домов – это либо рефракция-интерференция и глюки оптики, либо неразумное что-то. А неразумное он не обязан охранять. Для того есть специальная охрана природы.
Он включил сирену и по часам четко, как в инструкции, пять минут давил на психику тоскливым воем. Потом через дронов, зависших над районом разруинивания, громовой голос зачитывал правила при проведении взрывных работ.
Дим не спешил. Он и так впереди графика бежал. Поэтому на всякий случай повторил эти действия три раза. И еще полсуток отдыхал, смотря в небо, перекусывая, чем доставка порадовала, читая старые книжки про марсиан, которые были смуглые и золотоглазые – как сам Дим, кстати.
В общем, все инструкции были соблюдены.
Он еще раз прошелся дронами над домами, посмотрел вниз, на эти фигуры. Ну, ясно теперь – не разумны нисколько.
И нажал главную кнопку.
Его смена заканчивалась как раз этим последним разруиниванием. Теперь можно было отдохнуть.
На базе, которая постепенно превращалась в симпатичный поселок с зеленью вдоль улиц и с несколькими ресторанчиками на любой вкус, он принял долгую горячую ванну. На самом деле душ тратит меньше воды, но у него в доме был замкнутый цикл, и эта же вода после очистки снова попадала в систему – все, как положено. А ванна и вкусно пахнущая пена, и много воды – это хорошо отвлекало от пыльной работы.
Потом – ресторан. Бонусов хватало на все, что угодно.
- А почем у вас, скажем, огурцы соленые? – весело спросил он официанта.
И немного удивился, когда ему показали меню.
- Чего это они такие дорогие-то?
Официант на ухо, оглядываясь по сторонам, прошептал, что огурчики – с Венеры. Но мало того, что доставка такая дальняя, так еще… Он еще раз огляделся и в самое ухо щекотно доложил:

- Там, на Венере, пришли к выводу, что они – разумны. Эти их венерианские синие огурцы – разумны. Понимаете теперь?
Теперь Дим понимал. Конечно, разум – это главная ценность во Вселенной. Потому и огурчики эти…
- Эх,- махнул он рукой.- Дайте два!
Tags: Графомания, Рассказ, Сны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment