ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Групповуха

Напомню, с чего это все случилось. С обычного моего сна. Цветного сна, с полным эффектом присутствия. И в том сне был рассказ буквами на бумаге, и была сразу экранизация, и можно было посмотреть, что получается. Поэтому, из-за связи визуального образа и идеального, я все запомнил. А так как до полной порнографии не дошло, считаю возможным выложить на всеобщее.
Итак,

Доктор Вова спешил в гостиницу. Был последний день теплой и очень тропической заграницы. Дома стояла настоящая зима с морозами, сугробами и многочасовыми пробками, а тут орали попугаи, бегали по стенам страшные гекконы, страшные яркие цветные пауки с длинными ногами прятались в темных углах, а в море... Ну, в океане, ладно! Там, заботливо говорили местные, бывают акулы и медузы.
Но уже все. Юг заканчивался. Пора было собираться на север.
Дверь в номер оказалась открыта. В легком зеленом полумраке - веранда была вся заплетена какими-то местными лианами - на краю застеленной наново кровати сидела молоденькая горничная, уставившись в положенный по статусу номера порновизор. Не тот, что в старых фильмах, с окулярами и стереоэффектом, а плоский, кидающий тени на стены. Звука не было. С ним бы вообще было бы невмоготу.
Она вскинулась на приход доктора, начала суетливо подбирать свои щетки и тряпки, складывая в высоку решетчатую тележку, но он уже подошел вплотную и смотрел над ее макушкой в экран. Как-то отстраненно подумалось, что ведь маленькая совсем.
А она уже замерла. И даже как будто откинулась слегка назад, касаясь его живота своими лопатками.
Все-таки права была жена, подумал доктор Вова: надо было готовиться к такой поездке заранее. А то как-то даже неудобно получается.
Но молоденькой смуглой горничной было, похоже, вполне удобно.
Тени метались по стенам. В экране все выглядело живо и органично. И доктор почувствовал, что ему нравится. То есть, формально все нравится - горничная, собственный живот, в который уже не упирались ее лопатки, а как бы проникали внутрь, проваливались, уминались в него. Нравилась передача по старенькому порновизору. Все же не та техника, не та. Но и номер - не люкс.
Над ее плечом он заглянул вниз. Так и думал: под служебным тонким халатиком они ничего не носят. Совсем ничего. жарко же!
А вот ему как раз стало жарко.
Рука - правая, самая быстрая - медленно поднялась, сминая ткань, угнездилась под крепкой небольшой грудью. Не хватать сразу, не наглеть. Под ней, но - ощущая. И тяжесть ощущая, и упругость, и молодость.
Взгляд сверху подтвердил - девочка не против.
Левая рука уже по-хозяйски легла сверху, ощущая твердость вставшего торчком соска.
А горничная вдруг пошевелилась. Молча. Никаких там стонов и намеков. Просто пошевелилась, потерлась о него. Вся - потерлась.
И понеслась...
Он, путаясь в петлях, расстегивал пуговицы своей рубашки, скидывал ее в угол, расстегивал легкие летние брюки, стягивал трусы - вот это самое смешное, как ему объясняли знакомые. Если тут не засмеется - все получится. Она не смотрела, скинув халатик, шла к его кровати. Огромной кровати, которая была так и не использована на полную катушку за все пребывание тут.
Щелкнул замок двери.
Доктор оглянулся: перед ним стояли два невысоких гибких мужичка из местных с небольшими бородками и роскошными радостными улыбками.
- Это чего?- глухо спросил он.
- Давай-давай!- сказал один.
- Груп-по-ву-ха!- сказал второй.
Близнецы - понял доктор.
Звякнули кольца на карнизе - задвинулись шторы. На девушке не было никаких белых полосок от загорания в купальнике. Это заводило. И он плюнул на мужиков, кинулся к кровати, начал гладить и мять, мять и гладить, чувствуя, что вот-вот. Уже совсем вот-вот...
- Давай-давай,- хихикнул чернобородый.
Докторская рука скользнула ниже, пробежалась пальцами по мягкому животу, коснулась аккуратно подбритого пучка кудрявых волос...
Девушка томно потянулась, приподняла колени и раздвинула ноги. От нее чуть-чуть пахло потом и какой-то химией. Надо бы купить в подарок туалетной воды...
- Давай-давай!
Там у них тоже что--то начиналось, похоже.
Кровь бухала большим барабаном в висках. Встало все, что могло, и даже, что не могло. Вдруг обрисовались мускулы, и доктор Вова видел уже не свой живот, а... Некогда смотреть! Он уже медленно укладывался между ее ног, одновременно пытаясь не навалиться сразу, но и не отпустить рук, которые держались за смуглую грудь, не знавшую купальника.
И тут...
- Черт!- вдруг очнулся он.- Я же в аэропорт! Опоздаю! Гады!
Кинулся к щкафу, вывалил на ковер свой чемодан, ничуть не стесняясь своей наготы и болтающегося члена, начал перебирать документы, подсвечивая себе экраном телефона. Вот билет! Вот он! Где там время... Так, так... Это что получается - не опоздал? Есть еще время? Часа два можно покувыркаться?
Доктор Вова, радостно ухмыляясь, повернулся к кровати.
Никого. Только сквозняк колышет приоткрытую штору. Все застелено начисто. И тени по стенам от порновизора. Так и скачут, так и скачут. У них там - самая кульминация.
...
Дома встречала жена. Она рассмотрела его сквозь очки в тонкой золотой оправе, кивнула каким-то своим мыслям. Сказала:
- Козел ты, Владимир Петрович.
А он-то - что? Ведь ничего же и не было!
...
Раз в неделю собирались с мужиками и пили пиво. И водку. Нет, не смешивали. Нельзя. Просто после первых кружек пива становилось понятно - не забирает. А душа требует. Тогда брали водку. А после водки нападал сушняк. И его опять заливали пивом.
- Что?- смеялись мужики.- Групповуха? Это ты доктора спроси. Доктор у нас спец по всяким извращениям. Все знает, все пробовал.
- А что?- выпрямлялся над столом доктор Вова, которого звали так уже сорок лет.- Что было, то былло. Могу и поделиться с молодежью. Но все-таки, мужики, при всем при том я не опоздал! Понимаете? Ни на минуту! Все - вовремя!
И они пили теперь, чтобы все было вовремя, и чтобы не опаздывать никуда и никогда.
Дома ругалась жена, называла старым козлом. Кричала, что опять напился, гнала спать в гостиную.
А он сидел допоздна у большого телевизора. Метались по стенам тени, что-то происходило. Доктор Вова вспоминал стук крови в ушах, пульс в висках, тени, мечущиеся по стенам, сквозняк, колышащий шторы, это заводное "давай-давай"... И конечно, самое страшное. Как вдруг ясно и разом понял, что - опаздывает. Что - билет. Что - все, не улетит. И то огромное и ни с чем не сравнимое облегчение, когда понял, что все в порядке - время есть.
- Эх, были когда-то и мы рысаками...
- Козел ты был, козел остался,- отвечала жена, проходя по коридору на кухню - выпить дежурную вечернюю таблетку.
Tags: Графомания, Приколы, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments