ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Победители

- Выстрел!
Привычно зажали уши, прижав подбородок к груди. Бухнуло, лязгнуло, вылетела гильза. Неторопливо оттащили ее в сторону – нечего под ногами мешаться. Споткнешься, свалишься – хорошо, если растяжение, а то веди и перелом может быть.
- Снаряд!
- Не спеши, старшой! Не на войне, чай…
И точно ведь – не на войне. Война уже закончилась. Победили. Все войны заканчиваются так: или победили, или наоборот - нас всех поубивали. Раз нас не поубивали, раз мы тут с оружием – значит, это мы и победили.

Ордена, медали, почести, красивое полковое знамя, памятное название, татуировка на правом бицепсе… Даже дышится иначе. Вольно дышится, спокойно дышится, без постоянной опаски, что вот вдохнешь сейчас всей грудью, развернешься, выпрямишься, потянешься – и все. Снайпер. Или шальной осколок не шального снаряда. Или мина прямо в окоп. Сколько уже такого было…
А сейчас – хорошо. И уже никакого страха перед будущим, потому что будущее точно известно. Еще буквально вчера были последние бои, пехота шла в последнее наступление, «спецы» зачищали развалины. А сегодня – мир. Мир и победа. Наша победа, да.
- Снаряд!
- Есть снаряд!
- Два щелчка правее!
Это уже давно так – чисто из практики. Не пять градусов, не координаты сложные, а просто – два щелчка правее. Щелк-щелк. Почти незаметно сместился ствол. Это тут – почти незаметно. А там кому-то сейчас прилетит метров на пятьдесят от предыдущего. Правда, отсюда не видно – сплошная высотная застройка мешает корректировке. Поэтому бьем по площадям, чуть сдвигая все время, чтобы всем досталось. От всей, так сказать, души.
- Выстрел!
Бухает, лязгает – унеслось.
- О! Смотри, смотри! Попали!
Что-то горит вдали за домами. Густо горит, черным дымом. Это хорошо Не зря тяжести тягаем. Не зря разговариваем криком от постоянного звона в ушах.
- Серию туда же. Три снаряда!
Все так же неторопливо заряжают, неторопливо стреляют. Привыкли уже, что мир, что не надо торопиться, что нет никакой контрбатарейной борьбы, не прилетит тяжелая ответка. Хорошо, когда мир и в человецех благоволение…
- Может, пообедаем?
Солнце высоко. На часах – полдень. Можно и пообедать. Спокойно, с наслаждением, на свежем воздухе. Вот под тем деревцем поставили козлы, на них положили снятую в соседней хате дверь, крашеную в пять слоев синей краской – стол вышел, просто загляденье. На всех хватит. Даже если и гости из штаба приедут – и их посадим. Не жалко. В котле побулькивает и распространяет ароматы. Не плов, конечно. Для плова надо еще постараться. Но все же рисовая каша с мясом и луком – очень хорошо. И горилка, что никогда не помешает.
Вообще-то никто тут не алкоголик. Но выпить чарку перед обедом – это просто закон жизни. А еще из истории хорошо известно, как британские офицеры глушили джин в джунглях Индии. Потому что – обеззараживает. Предохраняет, так сказать, и повышает иммунитет. И кровь разгоняет.
Сидели на природе, пили водку – а хороша, хороша! Ели со вкусом рис с мясом. Смотрели на город, что вдали. Дым пропал. Наверное, потушили. Или просто прогорело то, что горело. Ничего, мы сейчас еще отдохнем немного, и снова начнем.
- Командир! Командир!- это радист.
Он у нас самый молодой, поэтому субординацию туго выучил. Если все обедают, то он на стрёме. Вместе со своим наушником на правом ухе. Мало ли что: вдруг команда какая поступит. Или, наоборот, кто-то попытается помешать обедать бойцам-победителям. Вот он тогда примет бой, а мы уж подтянемся – и не жалей тогда патронов. Патронов теперь – завались!
- Из штаба сказали – журналисты приедут.
- На журналистов водки хватит? А еды? Ну, пусть едут. Угостим их, как положено.
Теперь-то журналисты нам вовсе не враги. Ничего наврать просто не сумеют. Потому что – не для чего. То есть, не для кого. Хватит, наврались. Теперь – только правда. А иначе… Ну, они сами знают.
На днях тоже приезжали расспрашивали, никак понять не могли, что мы тут делаем. А что тут понимать-то? Мы здесь, потому что победили.
- Ну, что? Будем журналюг ждать или успеем еще пострелять малость?
- Да ладно, старшой! Сейчас орудию нашу почистим, гильзы в ровик снесем, отдышимся. Что, не успеем, что ли? Куда спешить?
- Тьфу, ты… И точно.
Куда спешить? Чего коней гнать? Мир уже. Мир и наша победа. То есть, сплошное «ура» и праздник. Вон и солнышко выглянуло – то же самое подтверждает. Посиди, говорит, отдохни. Эх, не посидеть. Вон, едут уже. Пылят на двух машинах.
И чего едут? Могли бы и друг у друга списывать. Ничего ведь нового не придумают.
- Что вы тут делаете?- так спросят.
А я отвечу, что даже дурак понимает, что мы тут – на позиции. Вот это – наше орудие. Пушка-гаубица Д-20. В нем калибр – 152 миллиметра. Раздельное заряжание, потому что снаряд тяжеленный. Больше сорока килограммов уносится аж за горизонт. Максимальная паспортная дальность – 24 километра. Но пушка наша уже старенькая, потрепанная. Потому стреляем километров на десять – это наш максимум.
Вот так и разъясню. Сделаем несколько снимков. Вот наша батарея, вот наши парни. Парни – красавцы. Они наденут каски и будут красиво ходить вокруг. Если нормальный журналюга – можно будет разрешить стрельнуть разок.
- А кто вы?- опять спросят.
Они все это спрашивают.
И я отвечу честно и откровенно, что мы – победители. И каждый из нас отдельно – победитель, и все мы вместе.
И вот тогда найдется самый хитрожопый, и начнет щуриться и спрашивать с подковыркой – чего же вы по своим людям стреляете.
А я ему скажу, что мои люди – вот, вокруг. Вот, скажем, Витёк наш, салага. Его с первого курса выдернули. И он не стал сбегать или как-то в сторону косить. Он пришел и стал нашим. Или от Петр Григорьевич. Он тоже по повестке. По имени-отчеству он у нас, потому что уже двое детей. Ты не смотри, что он молодой – он молодец. Успел до войны и жениться, и детей родить. Я вот, скажу, доброволец, из первых. Так уж повезло что попал не в пехоту, а в артиллерию. Это потому что инженер, с дипломом. Тут, сказали, нужнее. Ну, и так про каждого расскажу, откуда, с какого города или села, как к нам попал, как геройски воевал. А теперь вот – все они победители.
И подниму руку, остановлю того хитрого. Добавлю. Вот это, вокруг меня – наш народ. А те, кто по кабакам сидел, кто в театры ходило и на выставки, кто бабло зарабатывал, пока мы воевали – они нифига не наши. Потому им и прилетело. Пусть и они теперь поймут что такое война и что такое победа.
Вот тут обычно вступает кто-нибудь из умников, начинает говорить про законы, про государство… Ха! А у меня – диплом. Я тоже не дурак.
- Государство,- скажу. – Это я.
Паузу сделаю, чтобы чуть-чуть посмеялись. Добавлю:
- И вот они, мои боевые товарищи – они тоже государство.
Напомню определение, что государство – это аппарат насилия, это армия и полиция, это и так далее… Так вот мы – и есть государство. Мы – армия. И законы, следовательно, устанавливаем мы, а не нам.
А дальше скажу, как говорил и предыдущим:
- Мы победили не для них, которые там по кабакам и барам сидели, а для себя. Потому что или наша победа – или наша смерть. И вот мы победили. Неужели – для них? Вот для тех? А самим теперь – по домам, искать работу и завидовать тем, кто не воевал? А вот хрен вам всем! Наша победа! Наше государство! Наша власть!
- А потому,- скажу.- Заряжай, братцы. Будем учить любить своё государство. То есть, нас с вами.
И ребята зарядят, а потом бухнут вот туда, через высотки, в самую серединку. Там будет рваться и дымить. И это будет правильно.
Потому что – победа.
Потому что – мир.
Tags: 2015, Графомания, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments