ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Война и мир

Разгром был сокрушительным. Разгром был ужасающим и смертельным. Лучшие силы армии оказались перемолоты на поле битвы. Засадный полк (на самом деле почти дивизия) был окружен и вырезан полностью. Остатки армии прижали к реке, на другом берегу которой стояли в полный рост вражеские стрелки. Да и было тех остатков...

Обозники, которым по должности положено во время боя быть в тылу. Больные и раненые, оказавшиеся на недолгое счастье в распоряжении армейских медиков. Разведка. Лучшие из лучших, "тени короля", "ветер грозы", "верные" - и еще двадцать разных красивых званий и эпитетов, заработанных за годы службы. Вот эти были профессионалами. Эти - бойцы. Но во время генерального сражения их тоже отвели в тыл, к обозу. Потому что разведка сделала свое дело - разведка может спать.
А теперь выходило, что своего дела он не сделали. Никто и не ждал такого поражения. Разгрома. Говорят, видели гибель короля и его окружения. Кто-то из раненых видел. Но сейчас, выстроив повозки обоза дугой, разведчики и обозники бок о бок готовились умереть в последнем бою этой кампании. Совсем неподалеку строились в боевой порядок свежие вражеские части. Блестели доспехами, гремели оружием, неторопясь становясь в строй. А куда им торопиться? Вот - последний бой. Было бы жалко погибать на самом пике победы. А что победа, так все уже знали. Радовались малым потерям. Обсуждали заранее, где и как напьются на премиальные суммы, обещанные каждому.
Из-за спин становящихся в плотные колонны, чтобы сделать "черепаху" и не потерять никого от обстрела, медленно и устало выехал на небольшой лошадке какой-то армейский чин. Не в доспехах. Простой черный камзол, простая шляпа - даже без пышного плюмажа, как стало модно при дворе его величества. То есть, уже его покойного величества. Хотя, может, у этих мода еще не дошла? Все же они, известное дело, отстают в развитии. Он помахивал кружевным белым платком, приближаясь к последней позиции разгромленной армии врагов.
- Не стрелять, - крикнул полковник Асмус, командовавший разведкой.
Хоть в обозе и в медицине были даже генералы, но боевым, настоящим, был только он. И право командования в последнем бою уступили ему, "черному" полковнику. Так его называли за всегдашнюю темную одежду, в которой он ходил даже на прием к королю.
- Не стрелять! Не стрелять,! - пронеслось по пятачку, на котором уместились последние воины погибающего королевства.
Асмус влез на телегу и стоял молча, ожидая парламентера. А чего тут говорить, рази так все ясно?
- Полковник Асмус? - спросил подъехавший почти вплотную и с интересом рассматривающий позицию неизвестный "черный". - Я - барон Грейквист. Практически, ваш колега. Мне приказано моим повелителем обсудить с вами некоторые вопросы.
Он не сказа "вопросы сдачи", не произнес слово "капитуляция". Но все и так было понятно.
- Мы - гвардия, - хмуро ответил Асмус. - А гвардия не сдается.
- Минуточку. Я предлагал вам сдаться? Мне казалось, нет?
- Тогда зачем вы тут? Зачем вообще всякие парламентеры, весь этот цирк с как бы миролюбием? Вот мы, вон ваши. Наступайте и возьмите нас.
- Отвечу по очереди на ваши слова. Зачем я тут? Сделать вам неко предложение, не унижающее гвардию. У нас тоже есть гвардия, и я понимаю ваши чувства. Наступать? Ну-у-у... Я мог бы отдать такую команду. У меня есть полномочия. Но у меня также есть полномочия приостановить наступление на какое-то время. И мне интересно: вы не хотите прожить чуть дольше? А ваши солдаты? Наконец, раненые и больные, которых у вас тут по моим прикидкам батальона два? Так и скажите: отсрочек не надо, хотим умереть поскорее. И я вам обеспечу скорую и неминуемую смерть.
Асмус оглянулся на своего заместителя. Тот пожал плечами и показал на солдат, уже пустивших шепоток по всей первой линии. Они слышали. Они хотели жить. Пусть не вечно, но дольше, чем могло быть еще недавно.
- Ваши предложения?
- Полковник, - звучно и ясно, как в театре со сцены, заговорил барон. - Я от имени своего повелителя предлагаю вам проехать в мой палатку для обсуждения многих важных вопросов. В том числе вопросов жизни и смерти. Я гарантирую вам, что наши войска не пойдут в наступление до тех пор, пока мы вместе не вернемся на это же место. Независимо от того, будем мы заняты час, два или до рассвета следующего дня. Вы можете, таким образом, никого и никак не предавая, отсрочить, оттянуть гибель вверенных вам войск.
Солдаты за спиной Асмуса уже обсуждали услышанное почти вслух, в полный голос. Он посмотрел на солнце. Можно выиграть время до заката. А ночью в наступление не пойдут. И может, даже кто-то сумеет спастись, пустившись вплавь по реке. Не через реку, конечно, а вниз по течению, подальше от кровавого поля. Ну, о чем тут еще думать или собирать какое-то совещание командиров? Все равно будет так, как он сам решит. И он решил. Махнув рукой заместителю - мол, принимай команду - Асмус спрыгнул с телеги вперед, к парламентеру, заставив шарахнуться его лошадь.
- Кстати, - снова подъехал тот поближе. - Если у вас есть тяжелораненые, наши медики готовы оказать посильную помощь. Но только - тяжелораненым.
- Я не понимаю вашей игры, но заранее согласен и благодарю.
- Никаких игр, дорогой мой полковник! Просто "тяжелые" в любом случае не успеют выздороветь и поучаствовать в схватке. Поэтому нам они не опасны. Но пойдемте же к нам! Время, время... Вы можете держаться за стремя. Коня я вам пока не дам - просто не доверяю.
Асмус молча пошел вперед. Рядом медленно ехал верхом барон. Конечно, выглядело это не очень красиво. Но если еще и за стремя взяться!
Палатка оказалась совсем близко. Сразу за боевыми порядками. Но раньше ее там не было! Значит, установили совсем недавно. Значит, ждали и готовились. Ну, что же... Потянем время.
Вот уже и полог застегнут, чтобы никто не мешался. Вот и вино разлито в простые кружки. Неплохое вино. Уселись. Помолчали.
- Итак, коллега, поговорим о войне и мире. Нет-нет! Не о сдаче в плен, что вы... О войне и мире. Вы понимаете, почему проиграли сражение и всю войну?
- Я послушаю ваше мнение.
- Хорошо. Я вам сразу скажу: вы проиграли, потому что воевали на заранее подготовленной нами местности с заранее готовой нашей армией.
- Но как вы успели?
- Мы не успевали. Мы, дражайший полковник, приготовились заранее. Я уже говорил это слово - заранее.Это мы выбрали место, мы выбрали место, мы выбрали время. Вт тому вы и проиграли.
- Но - как?
- Мы знали, что рано или поздно случится война. Мы точно знали, что вы готовите новую армию. Перевооружаете, тренируете войска, готовите дороги. В принципе, как и любое другое государство. Тут только одно отличие. Мы знали, что когда вы будете готовы, вы нас сомнете. Ваше королевство больше, у вас больше ресурсов. Наконец, сама армия у вас просто больше. Значит, решили мы, надо начинать сейчас, пока силы примерно равны. А если при равных силах сражение начнется там, где удобнее нам, где мы все приготовили, где каждый знает любую тропинку в лесу или через болото, где генералы и старшие офицеры не раз и не два разыгрывали уччбные сражения...
- Откуда бы вам знать время? Мы еще не были полностью готовы.
- Вот именно! Вот именно! Вы еще не были готовы! Значит, надо было заставить вас начать войну. Любыми способами заставить вас сделать первый шаг, ошибиться и проиграть. И мы подтолкнули вас.
- Пожар во дворце?
- Совершенно верно. Пожар и несколько тел моих лазутчиков. Узнаваемых, из лучших. Иногда приходится жертвовать лучшими - это война. Но даже просто пожар не толкнул бы вашего короля на самоубийственную атаку. И тогда мы... Что?
- Убили наследника.
- Вам так объявили? Какие молодцы! На самом деле мы его не убивали. Мы его похитили. А это означало для вашего короля, что теперь его можно просто убить - наследник в наших руках. Преемственность власти сохранится, и никто из соседей не будет сильно возмущен. Все почти по закону. Вот мертвый король, а вот его наследник.
- Наследнику было всего пять лет...
- Что значит - было? Ему и есть пять. Скоро будет шесть. Он уже прижился у нас. Ему многое позволяют, так что нравится ему даже больше, чем дома. Но к делу, к делу... В общем, сегодня будет объявлено всем, что на престол взошел молодой Матей Первый. Он млолетка? При нем будет группа советников. Нет, что вы! Не я и не наш штаб. Ваши, ваши. Те самые, которые присягнут новому королю. До этого, кстати, они уже присягнули нашему. Так что они будут работать на благо вашего государства, но не во вред нашему. А мы еще и вечный мир подпишем. И союз. Ведь у вас теперь нет армии, любой может откусить кусок по своим силам. А союз - это и взаимопомощь. В том числе и военная. Вместо будущей войны, которая привела бы к падению нашего государства - скорее всего наше королевство было бы присоединено к вашему - мы получаем дружескую страну, открытую для торговли и совместного пользования ресурсами. Видите, как все здорово складывается!
Полковник слушал молча.
- А еще, вашему королю - а вам придется ему присягнуть, если останетесь в живых - нужна будет тайная служба. Не просто разведка, как у вас, а настоящая, с аналитиками, со связями со мной, кстати. И вот на должность начальника этой службы я осмелился рекомендовать вас, полковник. И знаете, все поддержали. Вы честны и умны. У вас есть люди. Наконец, вы преданы своему королю. Так ведь? Молодому Матею Первому разве вы не будете преданы? Ведь ему без вашей помощи просто никак не обойтись. И не забывайте: армии больше нет. Есть горстка ваших разведчиков, которым найдется дело в новой службе. Но,кстати, на закате должен дыл быть подписан мирный договор и заодно договор о союзе. Я все жду, когда мне об этом сообщат. А! Вот, слушайте!
- Ур-р-ра-а-а! Ура! Ура! - разносилось вокруг.
- Ну, вот и все. И не надо вам сдаваться в плен. Уже мир, дорогой полковник. Идите и скажите своим, чтобы располагались нормально, чтобы палатки ставили и костры жгли. Еды и питья у вас в достатке. Так что предлагать вам помощь еще и горячим ужином не буду. Какое-то время наше оцепление постоит, охраняя вас от горячих голов, решивших пощупать обоз. А завтра... Да, завтра ближе к полудню все вы примете присягу новому королю и отправитесь обратно, в столицу. Ну, вот... Где-то так. Как видите, ничего позорного я вам не предлагаю. Можете возвращаться и объяснять своим, что и как произошло. Да-да, можете идти. У нас - мир.
Полковник встал и молча стал расстегивать полог. Руки не дрожали, что его радовало безмерно. Жить. Продолжать жить. Без позора. Когда полог был откинут, и Асмус, пригнувшись, сделал первый шаг из палатки, сзади раздался голос:
- Да, кстати. Вы будете в моем непосредственном подчинении, полковник. У меня выше звание. А вы станете генералом только лет через пять. Пока идите,идите... Порадуйте своих солдат. И - до скорой встречи!
Tags: 2015, Графомания, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments