ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Трудно быть богом?


- Итак, мой благородный дон, - сказал дон Рэба, обращаясь к Румате, было бы чрезвычайно приятно услышать ваши ответы на некоторые интересующие нас вопросы.
- Развяжите мне руки, - сказал Румата.
- А? - сказал дон Рэба и посмотрел за спину Румате. - Ага. Ну, делайте.
Кто-то неслышно подошел сзади. Румата почувствовал, как чьи-то странно мягкие, ловкие пальцы коснулись его рук, послышался скрип разрезаемых веревок. Руки Руматы, как плети, упали вдоль тела. Он почти не чувствовал их. Потом вдруг сразу тяжесть и холод металла. Звонкие удары молотка.
- И ноги, - сказал дон Рэба.
- Это такие кандалы, - пояснил он Румате нейтральным голосом. - Руки, ноги и цепь между ними. Это на всякий случай, дорогой вы наш дон Румата.
Сзади еще постучали молотком. На руках повисла тяжесть цепи. Ноги... Теперь не пнуть с правой.
- Итак, начнем, - бодро сказал дон Рэба. - Ваше имя, род, звание?
- Румата, из рода Румат Эсторских. Благородный дворянин до двадцать второго предка.
- Ваш отец?
- Мой благородный отец - имперский советник, преданный слуга и личный друг императора.
- Он жив?
- Он умер.
- Итак, сколько же вам лет, дон Румата?
- Тридцать пять.
- Когда вы прибыли в Арканар?
- Пять лет назад.
- Откуда?
- До этого я жил в Эсторе, в родовом замке.
- А какова была цель этого перемещения?
- Обстоятельства вынудили меня покинуть Эстор. Я искал столицу, сравнимую по блеску со столицей метрополии.
- Благородный дон, а не приходилось ли вам бывать в Соане?
- Я был в Соане.
- С какой целью?
- Посетить Академию наук.
- Странная цель для молодого человека вашего положения.
- Мой каприз.
- А знакомы ли вы с генеральным судьей Соана доном Кондором?
Румата насторожился.
- Это старинный друг нашей семьи.
- Благороднейший человек, не правда ли?
- Весьма почтенная личность.
- А вам известно, что дон Кондор участник заговора против его величества?
Румата задрал подбородок.
- Зарубите на носу, дон Рэба, - сказал он высокомерно. - Для нас, коренного дворянства метрополии, все эти Соаны и Ируканы, да и Арканар, были и всегда останутся вассалами имперской короны.
Дон Рэба задумчиво глядел на него.
- Вы богаты?
- Я мог бы скупить весь Арканар, но меня не интересуют помойки...
Дон Рэба вздохнул.
- Мое сердце обливается кровью, сказал он. - Обрубить столь славный росток столь славного рода!.. Это было бы преступлением, если бы не вызывалось государственной необходимостью.
- Поменьше думайте о государственной необходимости, - сказал Румата, - и побольше думайте о собственной шкуре.
Дон Рэба покивал своим мыслям. Сказал медленно и как-то странно, как будто обиженно:
- Значит, побольше думать о собственной шкуре? Таков ваш совет? И поменьше о государстве? И почему я не удивлен?
Вопрос был риторическим и не требовал ответа. Хотя Румата насторожился - очень было не по хоже на знакомого дона Рэбу.
- Да-а... - протянул дон Рэба мечтательно. - Хорошо! Собственная шкура - это хорошо. Ну что ж, а теперь поговорим, дон Румата... А может быть, не Румата?.. И, может быть, даже и не дон? А?..
Румата промолчал, с интересом его разглядывая. Бледненький, с красными жилками на носу, весь трясется от возбуждения, так и хочется ему закричать, хлопая в ладоши: "А я знаю! А я знаю!" А ведь ничего ты не знаешь, сукин сын. А узнаешь, так не поверишь. Ну, говори, я слушаю.
- Я вас слушаю, - сказал он.
- Вы не дон Румата, - объявил дон Рэба. - Вы самозванец. - Он строго смотрел на Румату. - Румата Эсторский умер пять лет назад и лежит в фамильном склепе своего рода. И святые давно упокоили его мятежную и, прямо скажем, не очень чистую душу. Вы как, сами признаетесь, или вам помочь?
- Сам признаюсь, - сказал Румата. - Меня зовут Румата Эсторский, и я не привык, чтобы в моих словах сомневались.
- Я вижу, что нам придется продолжать разговор в другом месте, зловеще сказал дон Рэба.
С лицом его происходили удивительные перемены. Исчезла приятная улыбка, губы сжались в прямую линию. Странно и жутковато задвигалась кожа на лбу. Да, подумал Румата, такого можно испугаться.
- У вас правда геморрой? - участливо спросил он.
В глазах у дона Рэбы что-то мигнуло, но выражения лица он не изменил. Он сделал вид, что не расслышал.
- Вы плохо использовали Будаха, - сказал Румата. - Это отличный специалист. Был... - добавил он значительно.
В выцветших глазах что-то мигнуло. Ага, подумал Румата, а ведь Будах-то еще жив...
- Итак, вы отказываетесь признаться, - произнес дон Рэба.
- В чем?
- В том, что вы самозванец.
- Почтенный Рэба, - сказал Румата наставительно, - такие вещи доказывают. Ведь вы меня оскорбляете!
На лице дона Рэбы появилась приторность.
- Мой дорогой дон Румата, - сказал он. - Простите, пока я буду называть вас этим именем. Так вот, обыкновенно я никогда ничего не доказываю. Доказывают там, в Веселой Башне. Для этого я содержу опытных, хорошо оплачиваемых специалистов, которые с помощью мясокрутки святого Мики, поножей господа бога, перчаток великомученицы Паты или, скажем, сиденья... э-э-э... виноват, кресла Тоца-воителя могут доказать все, что угодно. Что бог есть и бога нет. Что люди ходят на руках и люди ходят на боках. Вы понимаете меня? Вам, может быть, неизвестно, но существует целая наука о добывании доказательств. Посудите сами: зачем мне доказывать то, что я и сам знаю? И потом ведь признание вам ничем не грозит...
- Мне не грозит, - сказал Румата. - Оно грозит вам.
Некоторое время дон Рэба размышлял.
- Хорошо, - сказал он. - Видимо, начать придется все-таки мне. Давайте посмотрим, в чем замечен дон Румата Эсторский за пять лет своей загробной жизни в Арканарском королевстве. А вы потом объясните мне смысл всего этого. Согласны?
- Мне бы не хотелось давать опрометчивых обещаний, - сказал Румата, но я с интересом вас выслушаю.
Дон Рэба, покопавшись в письменном столе, вытащил квадратик плотной бумаги и, подняв брови, просмотрел его.
- Да будет вам известно, - начал он, приветливо улыбаясь, - да будет вам известно, что мною, министром охраны арканарской короны, были предприняты некоторые действия против так называемых книгочеев, ученых и прочих бесполезных и вредных для государства людей. Эти акции встретили некое странное противодействие. В то время как весь народ в едином порыве, храня верность королю, а также арканарским традициям, всячески помогал мне: выдавал укрывшихся, расправлялся самосудно, указывал на подозрительных, ускользнувших от моего внимания, - в это самое время кто-то неведомый, но весьма энергичный выхватывал у нас из-под носа и переправлял за пределы королевства самых важных, самых отпетых и отвратительных преступников. Так ускользнули от нас: безбожный астролог Багир Киссэнский; преступный алхимик Синда, связанный, как доказано, с нечистой силой и с ируканскими властями; мерзкий памфлетист и нарушитель спокойствия Цурэн и ряд иных рангом поменьше. Куда-то скрылся сумасшедший колдун и механик Кабани. Кем-то была затрачена уйма золота, чтобы помешать свершиться гневу народному в отношении богомерзких шпионов и отравителей, бывших лейб-знахарей его величества. Кто-то при поистине фантастических обстоятельствах, заставляющих опять-таки вспомнить о враге рода человеческого, освободил из-под стражи чудовище разврата и растлителя народных душ, атамана крестьянского бунта Арату Горбатого... - Дон Рэба остановился и, двигая кожей на лбу, значительно посмотрел на Румату. Румата, подняв глаза к потолку, мечтательно улыбался. Арату Горбатого он похитил, прилетев за ним на вертолете. На стражников это произвело громадное впечатление. На Арату, впрочем, тоже. А все-таки я молодец, подумал он. Хорошо поработал.
- Да будет вам известно, - продолжал дон Рэба, - что указанный атаман Арата в настоящее время гуляет во главе взбунтовавшихся холопов по восточным областям метрополии, обильно проливая благородную кровь и не испытывая недостатка ни в деньгах, ни в оружии.
- Верю, - сказал Румата. - Он сразу показался мне очень решительным человеком.
- Итак, вы признаетесь? - сейчас же сказал дон Рэба.
- В чем? - удивился Румата.
Некоторое время они смотрели друг другу в глаза.
- Я продолжаю, - сказал дон Рэба. - За спасение этих растлителей душ вы, дон Румата, по моим скромным и неполным подсчетам, потратили не менее трех пудов золота. Я не говорю о том, что при этом вы навеки осквернили себя общением с нечистой силой. Я не говорю также и о том, что за все время пребывания в пределах Арканарского королевства вы не получили из своих эсторских владений даже медного гроша, да и с какой стати? Зачем снабжать деньгами покойника, хотя бы даже и родного? Но ваше золото!
Он открыл шкатулку, погребенную под бумагами на столе, и извлек из нее горсть золотых монет с профилем Пица Шестого.
- Одного этого золота достаточно было бы для того, чтобы сжечь вас на костре! - завопил он. - Это дьявольское золото! Человеческие руки не в силах изготовить металл такой чистоты! И все монеты одинаковы! Вот эту мы получили из вашего кошелька, что срезал вор на рынке. Эта - из того мешка, что вы оставили Ваге Колесо - какие странные у вас знакомства! Эта - от Араты... Да-да-да! А чему вы удивляетесь? Арата - очень умный человек. Но попробуйте найти отличие в этих монетах. Хоть какое-то. Хоть по весу, хоть по содержанию драгоценного металла, хоть по внешнему виду. Так не бывает!
Он сверлил Румату взглядом. Да, великодушно подумал Румата, это он молодец. Этого мы, пожалуй, недодумали. И, пожалуй, он первый заметил. Это надо учесть...
- Не морочьте мне голову, - сказал Румата лениво. - Лучше скажите: где Будах?
- Ах, дон Румата, - сказал дон Рэба, качая головой. - На что вам Будах? Он что, ваш родственник? Ведь вы его даже никогда не видели.
- Слушайте, Рэба! - сказал Румата бешено. - Я с вами не шучу! Если с Будахом что-нибудь случится, вы подохнете, как собака. Я раздавлю вас.
- Не успеете, - быстро сказал дон Рэба. Он был очень бледен.
- Вы дурак, Рэба. Вы опытный интриган, но вы ничего не понимаете. Никогда в жизни вы еще не брались за такую опасную игру, как сейчас. И вы даже не подозреваете об этом.
Дон Рэба сжался за столом, глазки его горели, как угольки. Румата чувствовал, что сам он тоже никогда еще не был так близок к гибели. Карты раскрывались. Решалось, кому быть хозяином в этой игре.
- Ну что вы, в самом деле, - сказал Рэба плаксиво, как обиженный маленький ребенок. - Сидели, разговаривали... Да жив ваш Будах, успокойтесь, жив и здоров. Он меня еще лечить будет. Не надо горячиться.
- Где Будах?
- В Веселой Башне.
- Он мне нужен.
- Мне он тоже нужен, дон Румата.
- Слушайте, Рэба, - сказал Румата, - не сердите меня. И перестаньте притворяться. Вы же меня боитесь. И правильно делаете. Будах принадлежит мне, понимаете? Мне!
Рэба встал, с интересом всматриваясь в лицо Руматы. Потом снова сел.
- Вы так ничего и не поняли, благородный дон. Теперь стойте и молчите. А я вас буду просвещать. Не смейтесь, не смейтесь. Именно я - именно вас. Итак, мы обнаружили в столице поддельного дона Румату, который бродит по самым грязным закоулкам, пьет с разным отребьем по кабакам, якшается с главой ночного мира Вагой Колесо, помогает бандиту и убийце Арате Горбатому, нарушает финансовое благополучие королевства, выкидывая килограммы и пуды золота, вмешивается в работу специальных компетентных органов...
Дон Рэба замолчал, опять всматриваясь в лицо Руматы.
- Странно. Вы должны были рассмеяться при словах "компетентные органы". Все-таки вас стали лучше готовить.
Румата молчал,лихорадочно перебирая варианты - откуда это?
- Итак, что бы вы сделали в таком случае? Схватить и пытать? Не слишком ли просто? Мы связались с соседями. И знаете, что странно? В каждой стране нашелся такой самозванец на хорошем месте: крупный промышленник, торговец, генеральный судья... Все богаты, все носят на голове вот такой обруч с камнем... Кстати, нас сейчас видят? Прямо сейчас? Молчите? Ну, молчите, молчите. Знаете, дорогой дон Румата или как вас там, когда кто-то начинает наблюдать за муравейником, опуская лицо ниже, то муравьи кидаются защищать свой дом. Они плюются кислотой, они угрожают... Но мы - не муравьи! Мы - люди! Мы собрали всех ученых. Практически всех, за исключением того же отца Кабани, который по вашей вине теперь никакой не ученый, а смертельно больной и резко поглупевший человек. Мы собрали их, мы дали им еду, постель, просторные кабинеты. Мы заставили их общаться. И мы рассказали им о вас. И наши ученые не подкачали! Общение, да еще цель, которую мы поставили... И мы теперь знаем: вы - чужие. Вы - угроза нашему миру. Что? Ах, да... Надо представиться сначала: меня зовут дон Рэба, я губернатор Арканарской области Великой Империи, которая создается сегодня. В один и тот же час началось по всему нашему миру. Все, кто мешал - погибли. Да, кровь... Но лес рубят - щепки летят. Помните пропавшего вашего товарища? Его тела так и не нашли. А он у нас. Давно. А теперь - все вы у нас. Во всех краях и во всех областях - все. Что, не ждали? Знаете, что будет дальше? Империя начнет промышленную революцию. Ученые нам выдали много идей. Вы и все ваши будут спрятаны по разным укрепленным местам. Каждый день мы будем приводить к вам людей, которые вам дороги. И спрашивать о том или ином. Спрашивать будут те, кто знает, что спросить. И если вы не будете отвечать, мы будем отрезать по кусочку от этого близкого вам человека. Не от вас, что вы! Нам с вами еще работать и работать! А когда вы иссякните, останется этот обруч с камнем. И мы будем спрашивать у него, отрезая уже по кусочку от вас. Долго. Я могу не дожить. Но наши дети будут жить совсем в другом мире.
Дон Рэба замолчал, выбрался из-за стола, подошел вплотную к Румате и прошептал ему в самое ухо:
- Что, мальчик, трудно быть богом? А надо было слушать Арату.
Tags: Графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments