ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Category:

Плохая квартира

За закрытой дверью по коридору с утробным урчанием пронеслась кошка.

Митя вздрогнул, откинул одеяло и кинулся к двери, боясь споткнуться в черноте ночи и упасть. Ручка двери медленно поворачивалась. Он еле успел подставить стул так, чтобы дверная ручка упиралась в него.
- Митя? Ты там? Хватит играться! Открой дверь немедленно, а то папу позову.
Ага. Папу она позовет. Папа умер на прошлой неделе. Какая-то мерзость укусила его за руку, врач не успел. Сослуживцы помогли: принесли гроб, выставили его на улице на двух табуретках. Гроб был закрыт, а на крышке - фотография. Из старых. Там папа был худой, веселый и в немодных очках с тонкой оправой. Старенький священник из их заводской часовни что-то неразборчиво почитал, переходя иногда на пение. Потом махнул рукой - можно. Потом мужики сказали, чтобы Митя шел домой и ждал там. Мол, сами все сделают. А вечером приехал усталый чиновник из управы и под роспись выдал белую керамическую вазу с крышкой.
- И что теперь? - спросил Митя.
- А что теперь... Как решишь, так и будет. Можешь на кладбище отвезти, в колумбарий. Можешь дома оставить.
- Так, может, вы и отвезете?
- Нет уж. Это теперь твое дело. А мое - вот, - он потряс толстым журналом, куда записывал, кому и когда и что выдал.
Так что папы не было. И кошки не было. И никого не было. А маму он не знал - она умерла родами. Выходит, теперь Митя круглый сирота. По коридору опять пронеслась кошка, стуча когтями по ламинату и подскальзываясь.
В окно резко и уверенно постучали.
Митя забрался под одеяло, закутался с головой, выставив наружу только нос. Стучали еще и в дверь, и в окно. Кошка орала, как резанная. А Митя старался унять сердцебиение и ждал утра и света.
Утром в квартире все было в порядке. Бедненько, но чистенько - так говорил папа. Раньше, когда еще жил.
Ванная и туалет открыты настежь - это Митя специально оставлял на ночь. Чтобы утром не шарахаться от каждой тени. На кухне был полный порядок, и батарея сухого корма - его неприкосновенный запас. Мало ли что, вдруг придется дома отсиживаться. Вот, еда есть.И вода есть - два эмалированных ведра с крышками стоят под кухонным столом. На всякий случай.
Митя походил везде, прислушиваясь к своим ощущениям. Вроде, все нормально. А вот в коридоре вдруг шибануло запредельной жутью от старого одежного шкафа. Не то, чтобы открыть и посмотреть внутрь - просто тронуть казалось смертельно опасным.
Митя сразу позвонил коммунальщикам. Пришли усталые и злые мужики в оранжевых тужурках, выслушали Митю, потом выслушали шкаф какими-то приборами. А потом споро и умело, как пауки, стали заклеивать его широкими лентами пластика. Упаковали так, что ни одного угла не торчало наружу, а потом с крепким матерком и с остановками вытащили его из квартиры. Увезли. Стало легче. Вот просто увезли старый шкаф - а насколько же легче стало!
Потом-то он понял, что про пауков подумал совершенно зря. Но это уже потом.
Митя еще сходил в комнату и выглянул в окно, раздвинув плотные шторы. Все же хорошо, что у него не тюль какой-то, а настоящие шторы. Ни лучика света не проходит, если не раздвинуть. И ночью не так страшно, потому что они и звук немного ослабляют, да и не видно, кто там за окном на восьмом этаже.
Убегая на учебу, поздоровался с бабой Тоней, что живет прямо под ним в такой же однушке-малогабаритке.
Вечером, чтобы не оставлять ничего схедобного на кухне, он залил кипятком очередной "Доширак" и похлебал горячего. Опять прошелся по квартире. Нет, вроде, все в порядке теперь будет. Закрыл дверь в комнату и сразу подставил под дверь высокий стул, как раз упирающийся в дверную ручку. Разделся, лег, завернулся поплотнее...
Стук в окно. Это уже привычно и не страшно. Главное, не смотреть. Нет там ничего и никого. А если и есть, то это - не к нему. Он, Митя, никого не звал.
За комнатной дверью опять шебуршилась кошка, протягивая лохматые лапы в щель под дверью. Или даже две кошки, если судить по шуму.
Опять женский голос звал выйти и поговорить. Поужинать, как нормальные люди.
И вот как раз тут он понял, что совершенно зря подумал про пауков. Потому что пауки могут пролезть в любую щель. И они пролезли. Маленькие и быстрые носились по стенам - стало вдруг светлее, и стало все видно. А большие мягко запрыгивали на кровать в ноги и там скапливались, поблескивая множеством глаз. Пауки - это вам не тараканы. Тараканы просто противные и омерзительные. Но не страшные. А пауки...
Поэтому когда они вдруг прыгнули все разом ему на грудь, Митя заполошно откинул одеяло и кинулся вон из комнаты, сразу уткнувшись в женское и мягкое, вкусно пахнущее.
- Митя, не безобразничай, - сказал женский голос. - Ты меня так напугаешь - заикой стану.
В коридоре было светло и тепло. Со шкафа щурилась кошка - это Кася. Она в полоску и с зелеными глазами. А под ногами вертелась лохматая Мася с маленьким кисточками на ушах.
- Мася, - сказала мама. - не лезь под ноги, зашибем.
А Мите она сказала, что сейчас будем ужинать, потому что растущий организм должен нормально питаться. Митя двинулся в сторону кухни, где тоже горел свет, но мама сказала, что накрыла стол в зале, потому что на кухне им всем будет тесно.
Точно! У них же двухкомнатная квартира. И в большой как раз жили папа с мамой. И две кошки. А у Мити была своя комната. Хоть маленькая - но своя.
В зале горела люстра всеми своими лампами. Папа улыбался и щурил глаза сквозь очки. На столе было... Ну, что-то на столе было. Митя даже не запомнил. Он хватал и глотал, потому что вдруг оказалось, что он страшно голоден. "угукал" и кивал на распросы мамы и папы. И так наелся, что даже устал. Так и заснул за столом, как маленький.
...
Утром баба Тоня позвонила "в инстанции". Пришла бригада коммунальщиков. Пришли из зачистки. Молодой священник что-то побормотал над дверью, а потом вставилзапасной ключ, повернул - дверь открылась.
- Запишите: дверь закрыта изнутри, следов взлома не обнаружено.
А потом они все приступили к работе. Зачищалось все подряд: снимались обои, выносилась вся мебель, снимали даже полы. Все кидалось в огромный костер, вокруг которого молча стояли жильцы дома. Все горело, а священник читал какие-то молитвы.
На дверь повесили круглую печать.
- Вот еще квартира в резерв города, - негромко переговаривались коммунальщики. Там теперь ремонт устроить, и можно, например, четыре двухъярусные кровати по стенам поставить. И будет общага для наших. А может, переселенцам каким дадут. Сколько можно жить в школьном спортзале?
...
Мите было тепло, светло и сытно. Утром ему сказали, что никуда ходить не надо, а зато у нас вот маленький праздник, что мы все тут вместе, и поэтому будем праздновать. Сверкала огнями люстра. Стол был заставлен тарелками с вкусной едой. Папа говорил, как со взрослым...
...
В пустой квартире между рамами окна, что в комнате, что-то шевельнулось. из темной щели под луч солнца выполз маленький паучок. От солнца он стал, казалось, чуть больше. Посидев, впитывая солнечные лучи, он приступил к своей работе: ткать паутину. Красивую прозрачную паутину между стеклами.
Теперь ему никто не мешал.
Tags: 2016, Графомания, Рассказ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments