ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

"Раскопай своих подвалов..." (с)

Тут я вдруг задумался: неужели нет у меня ничего, написанного под 14 февраля? Сочиненного по поводу или в связи?
Ха! Вам хочется песен? Их есть у меня!
Вот, например, "Подарки надо дарить" даже начинается в этот день.

14 февраля

- Петрович, а ты своей-то валентинку подарил? - хитро прищурился над краем кружки Василий.

- А тебе что за интерес? - Петрович даже свою кружку отставил в сторону.

По случаю зимы пиво пили мужики не на улице в парке на скамейках, как обычно, а в недавно открытом пивном баре, что чуть наискосок. Ну, то есть очень удобный бар - как раз по дороге с работы домой.

- Да я что... Я просто поинтересовался, - Василий, которого по зимнему времени и редкости встреч как-то постепенно перестали Косым называть, смущенно наклонился над шапкой пены, вдыхая свежий хмельной аромат. - Просто говорят тут разное...

- Ну, подарил, - вдруг признался Петрович. - Да. И что? Что говорят-то такого?

- Так, праздник, говорят, не наш...

- Не понял... Это как: праздник - и не наш?

Петрович покрутил головой, нашел у прилавка Лёху Кента и помахал тому рукой - мол, поскорее там. Лёха через минуту подскочил, неся в каждой руке по три кружки. Бар был "под старину". То есть, не совсем под старину, когда дворяне там или рыцари какие в бары ходили, а вокруг них все бабенки в фартучках и коротких юбках, а как в ту старину, когда надо было отстоять самому очередь к кранам, которыми заведовал могучий черный Магомед. Отстоять, значит, сказать, сколько тебе - хоть десять кружек, лишь бы сил хватило донести. А потом, когда Магомед нальет, тащить их к столикам, где стояли друзья. Вот, шесть кружек - в самый раз. После первых трех если считать.

- Лёха, скажи ты мне и еще вот Василию тоже - что значит такое: не наш праздник? Ты знаешь какой-нибудь не наш праздник?

Лёха выдержал паузу, отпил полкружки, вытер ладонью пивные усы под носом, откашлялся и строго сказал:

- Петрович! Я так считаю, Петрович, что это какой-то провокационный вопрос. Это вопрос про политику - так я считаю.

- Нет, ты погоди, - вмешался Василий, нагибаясь вперед и прижимаясь выпуклым даже под дубленкой животом к столу. - Я сейчас не про политику. Но говорили по телевизору даже, что праздник этот, когда разные сердечки и прочие валентинки - он не наш. А сегодня рассказывали еще, что он в честь мужика, который, это, как его... Нетрадиционный, в общем...

- Да-а..., - проскрипел недовольно Петрович. - Телевизор они все смотрют, понимаешь. Новости всякие знают...

Он тоже отпил пива - совсем немного, только чтобы глотку промочить, а потом повернулся всем телом к Василию:

- Василий, а вот скажи теперь ты мне такую вещь. Когда все праздновали седьмое ноября и был выходной - ты тоже отмечал?

- А как же! Красный день календаря и вообще...

- Ага. Теперь тот праздник отменили и на октябрь перекинули. Ты его тоже празднуешь?

- Не пойму я твои вопросы, Петрович. А как не праздновать, если государство дает?

- Погоди мне с государством! А новогодние каникулы и Рождество - тоже?

- Ну, так я крещеный, мне, типа, положено...

- Тебе, если крещеный, положено на новый год поститься - я, между прочим, тоже телевизор смотрю..., - вмешался Лёха Кент и разулыбался сразу на одобрительный кивок Петровича.

- Вот, видишь, Василий? Если ты, типа, крещеный, то для тебя свой праздник - седьмое января. А первое - никакой и не праздник вовсе.

- Ну, нет... Как же... Раз дали праздник, надо праздновать!

- А еще вот, знаешь, скоро у Магомеда будет курбан-байрам такой, так он обещал всех поить и весело праздновать... Ты придешь?

- Я, что ли, крайний какой? Чего это вопросы такие странные? Конечно, приду!

- А ведь это не твой опять праздник, Василий...

- Ну-у..., - толстый Василий задумался, подтянул штаны, отпустив сначала на одну дырку ремень, почесал зачем-то в затылке. - Ты скажешь тоже, Петрович... Сравнишь... То - с народом, типа...

- А это - не с народом? Я тебе так скажу: праздник - он праздник и есть. Особенно если все его празднуют. Вот отнес я своей цветок... Да, блин, цветок! И ничего смешного! Сам отнес. И теперь пью с вами пиво на полном законном основании, потому что меня любят и любя - отпускают. Без скандалов. Вот ты, Лёха...

- Я валентинку подарил! Купил открытку, как с работы шел, и вручил. И поцеловал.

- И что? Плохо тебе было? Ломало с этого?

- Ты что, Петрович! Жена расчувствовалась, аж слезу пустила. Иди уж, сказала, выпей вон с Петровичем. Я и пошел.

- Вот! Ты слышишь, Василий? Лёха - он же у нас как народ, понимаешь? А ты подарил что своей?

- Дак ведь, это... Вроде как не наш... И вообще...

- И вообще... Вот мы придем с Лёхой домой. И дома нас будет ждать праздник. Так, Лёха? Во! А ты придешь - и у тебя дома будет скандал. Даже и спорить не надо. И кому хуже? А? Тому, кто с народом празднует и пьет на законном основании, потому что праздник, или тому, кто пьет просто так, а праздник ругает?

- Петрович, но ведь нетрадиционный он был...

- И что? И потому тебе лень сердечко красное жене дать? Или денег нет? Может, тебе рублей двадцать дать - на открытку?

- Да есть у меня..., - даже засмущался Василий, который считал себя вполне успешным предпринимателем.

- А раз есть, то чего ты тут стоишь? Беги, мужик, пока магазин не закрылся...

- Да у меня в машине, там... Я заранее купил.

- А-а-а... Вон оно как. То есть, ты не против праздника, выходит?

- Ну, выходит, вроде так.

- А чего ж тогда выпендриваешься? Ну, да ладно. С праздником, мужики! Чтобы дома не журились!
Tags: Графомания, Самиздат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment