ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Categories:

Коммуналка


- Ты всегда мне завидовала, всегда! - кричала одна.
Вторая посылала ее матом, замахивалась поварешкой, гнала с кухни.
- Что ты меня гонишь? Что гонишь? Это и моя кухня, в конце концов! Вон мой стол! Вон моя плита!
Газовые плиты стояли напротив друг друга. И над каждой был смонтирован индивидуальный счетчик. И свет был поделен. Правильная коммунальная квартира, когда у каждого — свой счетчик на все. Правда, совсем на все не выходит, поэтому на воду стоял общий. Плату за воду делило уже предприятие, ту воду подающее. По головам делило. Вот тепло делят по площадям — кто сколько занимает, тот столько и платит. А воду или вот еще мусор — по головам, по регистрации.
- Да? Твоё? Да ты своего мужа так ведь и не прописала! А он моется в нашем душе! И вода на него, получается, пишется на всех. И вывоз мусора тоже!
- Да ты крохоборка! Там копейки! Зато я купила освежитель в туалет!
- Я крохоборка? Да это ты — экономная слишком! Самый дешевый купила? От него разит страшнее, чем от натурального говна!
- А твои волосы в раковине…
- А твой зато курит на лестничной площадке! А лампочку ни разу не ввернул!
- А ты…
- Ма-ам, ну, мам! - перекрикивает обеих пятилетний ребенок. - Я есть хочу!
И тут негромко щелкает замок в двери той комнаты, что посередине.

Виктор выходит, сначала высунув голову и посмотрев налево и направо. В квартире — тишина. Только на кухне чуть булькает на газовой плите большая кастрюля с чем-то вкусным. И в раковине медленно опадает пена — только что мыли посуду.
Он проходит по коридору, стараясь не скрипеть половицами, не мешать соседям. Смотрит из окна на двор. Оборачивается. На столе — недопитая кружка чая. В ванной, куда он заглядывает, запотевшее зеркало.
И тишина.
Он возвращается в свою комнату, выносит электрочайник, споласкивает его и наполняет под краном на кухне. Еще прислушивается. И идет назад.
В своей комнате он пишет письмо матери. Мать старая. Она не понимает всех этих компьютеров. Она читает бумажные письма. И иногда пишет сама. Главное, писать разборчиво и крупно — у нее трудности с зрением. И очки уже не помогают.
« Мама», - пишет он. - «Я живу хорошо. Просто прекрасно. Тут все-таки юг. Тут даже зимой тепло. Ем фрукты и овощи. Еще много гуляю. Здоровье у меня хорошее. Да и с чего тут болеть? Тут же курорт! Ты спрашивала, как же это жить — в коммуналке. Но на самом еле коммуналка была всегда. Сколько и где бы ни жил — всегда была коммуналка. То есть, общее житие. Вот в детстве я жил с вами с папой. И с сестрой. Разве было у меня что-то собственное, и ничье больше? Нет. Это жилье было общее. Вот потом, когда с женой и своими детьми — ну, тоже ведь не так, как сейчас. В любое время и в любом месте в той квартире я не мог остаться один в полной тишине. Ну, так все было, не спорь. А теперь у меня своя личная комната. Только моя, и больше ничья».
За спиной включенный электрочайник начал бурлить, а потом выключился с громким щелчком.

- Что, думаешь, не знаю, о чем ты думаешь? Так не дождешься!
- Слушай, что ты тут устраиваешь какую-то склоку?
- Я устраиваю? Это ты все время устраиваешь! Думаешь, я ничего не знаю? Совсем дура, думаешь?
- Да пошла ты, знаешь, куда! Сейчас мой придет, будем считать расходы! И чтобы — сразу мне, сразу!
- Да-да! Посчитаем! Сейчас вот и посчитаем. А вдруг — ты должна? Не боишься? А?
Опять щелкает замок.

Виктор выходит к своему холодильнику. Тут три холодильника в ряд. Квартира старая, большая, с самого начала, когда строили, предназначена в коммуналки. Кухня — как большая комната. Вмещается столик для каждой семьи, плиты, и холодильники. Он даже думал сначала поставить его в комнату. Но соседи отговорили. Все же холодильник — он шумит. Включается, выключается. Работает двигатель, гоняет фреон или что там сейчас в трубках. Вон, у всех — на кухне. И вы ставьте на кухню, как все.
В холодильнике он достает пачку масла и батон. Хлеб он тоже держит в холодильнике. Зато никогда не плесневеет.
Виктор делает бутерброд, посматривая в окно на улицу и прислушиваясь к тишине. Все-таки — как же тут тихо и хорошо. Как он отвык от тишины после жизни в больших городах. Он даже начинает напевать себе под нос:
- Большие го-ро-да… Он не сошел с ума…
И опять, стараясь не скрипеть полами, возвращается к себе.

- Если ты еще раз тронешь мою сковороду, я тебя этой сковородой! Ясно?
- Сдалась мне твоя сковорода, дура! У меня своя — новая! И для блинов у меня — блинница!
- Ты хочешь сказать, что сковороду он брал? Ты серьезно, что ли? Совсем, что ли? Чтобы он — чужую сковороду?

Виктор дописывает письмо, шумно отпивая горячего чая и откусывая от бутерброда:
«С соседями мне повезло. Да мне всегда с ними везет. Могу неделями с ними не видеться. Никогда и ничего — и уже сколько времени. Тихо. Никто никому не мешает. Да и зачем мешать? У нас тут места всем хватает. Знаешь, какая большая кухня?»
В дверь стучат.
Виктор поднимает брови и шаркая тапками, сваливающимися с ног, идет к двери. Открывает.
За дверью в сумраке коридора — соседка:
- А возьмите вот блинчиков. Вы же сами-то не напечете. Так угощайтесь тогда.
Он удивленно спрашивает:
- С чего это? Праздник какой-то?
- Да просто — у нас блинов много получилось. Кушайте на здоровье!
Виктор благодарит, закрывает дверь, и теперь ест блины, запивая сладким горячим чаем.
«Вот только что постучали, принесли блинов. Просто так. Отличная тут жизнь у меня. Отличные соседи».

- Сереж, как же мне надоела эта коммуналка! Блин, когда же они от нас съедут?
- Это кто — они? Это мы — они? Это вот когда же вы съедете отсюда — вот в чем вопрос! Как же надоело: каждый день одно и то же! И мусор…
- Что — мусор?
- А кто вчера рыбу жарил? А мусор я буду выносить? Завоняет ведь!

Виктор выходит в пустой коридор, несет тарелку из-под блинов на кухню, тщательно и неторопливо моет ее, а потом ставит прямо посреди стола той соседки, что угощала.
Стоит у окна, смотрит во двор. Сразу от асфальта двора начинается большой парк. В нем бегают дети. Но криков не слышно: толстые стены гасят все звуки.
«Хорошо мне тут. А в столице, помню, шум был со всех сторон. И сверху, и сбоку, и снизу. Постоянный шум. А тут — просто хорошо. Тихо. И милые соседи. Надо будет тортик купить с пенсии, что ли. Угостить. Просто так. Потому что тишина и потому что хорошо».
Tags: 2018, Графомания, Рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • И никаких телевизоров!

    С утра, сразу после кофе, позвонил в Пермь - потому что традиция такая: первого числа каждого месяца звонить в Пермь и выслушивать, какая там погода,…

  • И погода, лишь погода виновата...

    Что же так жарко там снаружи было вчера, если синоптики уверяют: +29? Полез, покопался... А они же говорят, что по ощущениям - 36-38! Вот я именно…

  • Не дочитал

    Там без попаданцев и без ЛитРПГ со статами. Там будто бы альтернативная история. Николай Второй нагнулся, чтобы завязать шнурки, а в это время к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments