ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Categories:

Армагеддон

- Какой-то просто апокалипсис и армагеддон, натурально!
- Ты, прежде чем умными словами ругаться, значение их вспомни, что ли…
- Что не так?
Они уже не первый день сидели на этом перевале. Там, сзади, далеко к западу, был их город белый у теплого моря. А тут — дорога, идущая к городу. Одна из дорог, если быть честным. Всего лишь одна из. И к тому же не главная. Ну, так и они были не из спецназа какого.

Основные пути-дороги были перекрыты войсковыми группами. Медики жили в палатках. Хорошо, что весна была теплая. Но печки все равно стояли. Полевые кухни еще. Горячая еда — обязательно! И всякие фрукты-овощи. У шлагбаумов и рогаток стояли милиционеры, потому что это было их дело — машины останавливать и досматривать. А вот дальше стояли парочками вояки, выглядывал из-за бетонных плит блокпоста бронетранспортер, поводя иногда тонким пушечным стволом.
Поэтому машины тут же дисциплинированно тормозили, и никто не пытался выразить свое несогласие с нарушением конституционного права на перемещение внутри своей страны.
А тут, на тропках-дорожках через горы поставили в связи с нехваткой сил и средств группы местной самообороны. По старому если считать, так ополченцы, выходит. Но все же с оружием, в форме, и с записью в военном билете. Призвали их срочно и поставили туда, где не требуется большое количество народа. Где почти никто и не ожидается, потому что эти тропы даже местные не все знают. А кто знает — все равно не поедет, потому что не каждый автомобиль тут пролезет. Вот, например, огромные всякие паджеры и форды экспедишны — точно не пройдут. И мелочь всякая не проскочит — дыхалки просто не хватит. А вот среднего класса — вполне. Только это каким надо быть идиотом, чтобы свою машину гробить, когда есть ровная и широкая шоссейка.
- Ты не ответил — что не так-то? - студент нагнетал, ему просто был нужен повод, чтобы поругаться, поорать, может даже в кулаки кинуться, в обнимку схватиться, покататься по белой пыли.
Ну, а что — уже неделю тут, и еще впереди три недели, как им объявили. Скука и малый коллектив — вот и объяснение. Друг другу надоели по самое некуда. Все уже сказано, все рассказано. Интернета с телевидением тут нет, книжек никто не захватил — скучно, господа! Очень скучно!
Две большие палатки, печка под открытым тентом. Там же у печки рядом — длинный стол. Тут «принимали пищу». Пищу делали сами по очереди. То есть, раньше было по очереди, а теперь все присмотрелись, распробовали, и постоянным поваром будет Санёк. У него получалось не просто съедобно, а вкусно. И к нему каждый день — пару человек в дневальные. Посуду мыть, картоху чистить, воду добывать в ручье внизу.
Вчера было развлечение. Вдруг увидели вдали пыльный хвост, моментом активировались, засуетились, панамы надели, автоматы на грудь повесили, рогатки красиво расставили, выстроились парами, как в кино, прикрывая будто друг друга.
Когда вышедший из остановленной «шестерки» черный от загара строитель стал кричать, что права не имеют и все такое прочее, командир отвел его к краю дороги и показал вниз. Там давно лежал маленький отсюда «мицубисенок».
- Вот, - сказал командир. - Видишь, да? Тоже кричал, тоже права качал. И потом просто не доехал до дома. Там и прикопали. Нет, ты не думай, мы все по-честному, не бросаем воронам, закапываем!
Строитель, глянув на суровых бойцов с автоматами, резко взбледнул и быстро удалился, откуда приехал, и хвост пыльный был вдвое выше.
А народ весело посмеялся — хоть развлечение какое-то. Конечно, никакого отношения к той машине они не имели. Конечно, это все было давно, и если присмотреться, там уже и ржавь пошла, и краска сыпется. Вот еще — в своих стрелять! Не война же!
И командир посмеялся с ними. Он хоть и при звездах в погонах, но тоже свой. Просто с дипломом — ему звезды и навесили. Вот тебе группа — командуй, бывший школьный учитель. Тебе и карты в руки, раз с детьми современными управлялся.
- Апокалипсис, напоминаю, это всего ли «откровение». И ничего страшного в этом слове нет.
- Ага, значит постапокалипсис — это «после откровения»?
- Ну, если именно перевод, то так. Просто это название целого течения в книгописательстве. То есть, что там и как после всеобщего бздеца.
- Хорошо. Пусть так. А армагеддон тебе чем не угодил, лейтенант? - это он специально звание его упомянул, потому что стыдно, конечно — мужику под сорок, а у него две звезды на погонах. Ну, так не кадровый же! И всяких переподготовок не проходил. Более того, он там в карточке учетной, говорят, «политический» и «воспитательный» состав. Это просто раньше были политические — замполиты всякие. А теперь заместители по воспитательной. А этот и не заместитель вовсе. Вот он, вот его группа бойцов. Стоять от сих и до сих. А потом вас свезут домой и заменят другими. Ну, если положение такое продлится. А нет, так и нет.
- Опять же, если разбирать досконально, то Меггидо — это такая гора. А армагеддоном называется битва при ней — последняя битва. Ну, типа, «арма» - это оружие всякое и прочее военное. И гора.
- Так вот — гора. Вот оружие наше. И это — наше поле битвы. Последней, надеюсь — больше не призовут И если что, так и все. Нет?
Срезал? Учитель задумался, перебирая аргументы. Он должен быть умнее! Так привык по школе. А сказать-то и нечего…
- Ну, можно и так представить.
- А раз — так, то и апокалипсис проканает. Потому что армагеддон именно там описывается!
Студент уже не хотел драться, улыбался победно. Он выговорился, он доказал, да и народ смотрит с уважением — срезал!
Вот только о чем еще они будут говорить через неделю, через две? Скука. Да лица вокруг одни и те же. И интересов никаких общих. Даже за футбол болеют всего трое, и все за разные команды. Простой народ.
- О, смотри, опять кто-то пылит!
Переваливаясь с кочки на кочку к блокпосту подкатила древняя «Нива-Шеви». Сержант, стоящий у преграды дорожному движению (хотя, какое там движение? Никакого движения не было!), вразвалочку подошел слева к водительскому месту, коротко о чем-то переговорил через открытое окно, махнул рукой. Его караул растащил рогатки, звеня проволокой, машина рыкнула и тихонько, чуть не царапая скалу, прошла мимо поста.
- Это вот сейчас что было? - удивился лейтенант.
Ему бы матом кричать, строить всех, поднимать по тревоге, что ли, воспитывать состав. А он просто очень удивился.
- Да наш это, свой. Вместе в самообороне были.
- Я не понял… Сказано же — никого!
- Ну так мы — никого.
- А это…
- А это местный, свой. Ну, надежный же парень, что ты, в самом деле.
- Слушай, а ведь если бы была война, тебя сейчас надо было расстрелять перед строем. Выставить вот так к стенке, сорвать погоны, построить напротив твоих караульных — и пиф-паф по команде…
- Так нет же войны!
- Да? А студент сказал — есть. Армагеддон у нас тут, понимаешь?
- Да тьфу на вас на всех! Слов разных наберутся, а потом ругаются! Нам сказали — никого, вот и никого. Кто-то был, бойцы?
- Нет, - дружно мотали голами, не смотря в глаза единственному офицеру. - Ничего не было. Вот вчера — так прогнали. А сегодня — никого.

Через три недели, не дождавшись смены и подъев все запасы, самостоятельно спустились с гор. Не строем, конечно — что они, салаги что ли. Так, неторопясь, спокойно. Тут идти-то километров двадцать, что ли. С утра вышли, к обеду пришли.

- Что это? Что?
- А это братья, постапокалипсис. Вот он самый, как есть. Я читал.
Tags: 2020, Графомания, Рассказ
Subscribe

  • Читаю рекомендованного автора

    Лауреат и все такое прочее... ...Птицы щебечут серебряным голосом... Первая фраза в книге - и сразу она меня тормозит. Почему птицы щебечут…

  • Классика, классика!

    Выйдя на центральную площадь крепости пред ним в полном своем великолепии предстал собор.

  • Придираюсь, говорите?

    Его опечаленное лицо несло на себе следы множества битв, но они его не обезображивали, а лишь подчеркивали мужскую красоту.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments