ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Четверг наступил, выкладываю следующую часть

Здесь - начало:
08.11.2007
15.11.2007
16.11.2007
22.11.2007
28.11.2007
06.12.2007
13.12.2007
20.12.2007



Витас

Они остановились на опушке, недалеко от последнего (караульные всегда говорили «крайнего») поста. Свободной отдали ее снаряжение, и она хмуро, не смотря ни на кого, рассовала все по карманам, увязала на ременных завязках оружие и всякую мелочь.
Витас с любопытством смотрел на ее сборы.

- Что уставился, женщину никогда не видел? – огрызнулась вдруг та. – Чего смотришь? Хотя, у вас, «хранителей»,- выделила она презрительной интонацией,- говорят, из-за нехватки женщин мужики любятся? А? Чего зарделся? А?

И рассмеялась пронзительно, громко, никого не боясь.

А он и не зарделся нисколько, потому что даже и не понял сначала, о чем она говорит. И только через минуту вдруг его толкнуло изнутри, краска бросилась в лицо. Витас открыл было рот… И тут же закрыл. Учителя не зря говорили: «Оправдываешься, значит, виноват!». Что он ей должен был сказать? Рассказать о свадьбах в хранилище? О красивых девушках, которые учились с ним вместе? О детях, которые подрастают в теплых подземных отсеках? Зачем? Как ей, свободной и дикой, живущей в лесу, можно объяснить о жизни под землей, в хранилище, под постоянной угрозой гибели всего их маленького мира?

- Э-э-э… Как мне к тебе обращаться? – только и спросил он.

- Зови меня…, - она на краткое мгновение задумалась, поглаживая рукой рукоять ножа.- Ну, скажем, зови меня Ким…

- Ким? Ким – мужское имя! Как ты можешь быть Ким? – он опять не сдержался, показал свое удивление. В хранилище был Ким во втором отряде, и был еще Ким, который учился с Витасом вместе.

- Ты хочешь сказать, что я присваиваю себе чужое имя? – правая рука девушки метнулась к левому боку, с тихим шелестом странный слегка изогнутый меч наполовину выглянул из ножен.

- Нет-нет! Мне сказано доверять тебе, и я тебе доверяю! Ты сказала – Ким, значит, будешь Ким. Я буду называть тебя так.

- Еще бы ты был не согласен…- хмыкнула она, продолжая движение рукой, но медленно-медленно, как будто так и задумывала с самого начала, вытягивая меч и осматривая его: не погнули, мол, не затупили, не испортили?

Витас с удивлением уставился на клинок странной, слегка изогнутой формы, заостренный почему-то только по одной стороне. Его меч был, короче, но зато обоюдоострый, что в тесном ближнем бою очень помогает, как говорили учителя и бывшие в бою хранители.

Правда, тех, кто участвовал в ближнем бою грудь в грудь, оставалось в хранилище совсем мало. Вот, разве, Старый, да кое-кто из учителей помнили еще тот день, когда в открытые настежь для приемки товара ворота вдруг ворвались свободные, и страшный бой был выигран только в подземных коридорах, где хранители знали каждый поворот и каждую нишу. С тех пор каждое открытие ворот – это боевая операция, к которой привлекается как можно больше караульных. Днем, так и вообще всех свободных от службы в строй ставят.

Сегодня Витас у ворот на разгрузке товара не стоял. Еще на рассвете его растолкал коридорный и отправил к Старому, который, казалось, в эту ночь не спал совсем. Старый с места сразу сказал, чтобы Витас готовился к походу, чтобы зашел к оружейнику и показал свое оружие, чтобы попрощался с родителями, чтобы обязательно подошел к учителю, чтобы потом зашел на главный склад, где его будут уже ждать. И еще Старый сказал, что посылает именно Витаса, потому что он еще не сдал экзамен, не зачислен в хранители, и поэтому может общаться со свободными – крови между ними нет.
Витас сначала не понял, почему выбрали его, ведь были и лучше ученики. Вон, Лекс, например. А Старый тогда сказал, что Лекс еще по темноте ушел с письмом к свободным, и теперь надо ждать ответа или какого-то сигнала, и что если к обеду такого сигнала не будет, то все равно Витас пойдет в лес…

А потом приехали с товаром сельские, и все как-то вдруг резко ускорилось. Витаса буквально выдернули от учителя, который рассказывал ему в который уже раз о лесе и о старой дороге, и снова отправили к Старому. А тем было уже сказано, что все меняется, и что пойдет он теперь не один, а пойдет группа, и что в группе будет свободный и будет патрульный и от села тоже кто-то будет. Возможно. И опять Старый повторил, что Витаса посылают, только потому что ему можно спокойно говорить со свободными, потому что они не будут на него, как на кровного врага смотреть. А потом Старый закрыл дверь и еще говорил негромко такое… И сказал после:

- Запомнил? А теперь - забыть, не помнить, ни глазом, ни видом, чтобы мне! Только, если что, ты понял, что делать?

И Витас сказал, что все понял.

- …Ты, главное, вернись, парень,- исподлобья смотрел на него Старый, сидящий над расстеленной на столе картой.- Не тебе туда идти бы надо, кому-то из старших, да им нельзя со свободными. Не время этому еще. Рано. А ты пройдешь… И главное… Ты понимаешь? Самое главное – вернись. Я буду ждать.

А теперь, вон, выяснилось, что и не «свободный», а «свободная». Да еще ее под конвоем привели. Это, выходит, она в плену была у нас, что ли? Вроде, не было же стычек со свободными последнее время?

Он смотрел на девчонку, чуть старше его самого по виду, а та, помахав своим странным оружием, немного размявшись, снова обратила на него внимание:

- Ну, что? Все стоишь? Глазами хлопаешь? Может, пора уже и пойти?

- В лес же идем. Ты и веди,- ответил Витас, отводя глаза.

Действительно, неудобно как-то: уставился, как… Как не знает кто… Можно подумать, красавица в парчовом платье (про парчовое платье он читал) а не полудикая свободная в коже и домотканом холсте с мечом в руке стоит перед ним. Нет, симпатичная, что скрывать. И такая боевая… Но, не время, не время и не место, чтобы смотреть на девчонок.

- Идем, да?- он поправил ремни, сдвинул чуть назад свой меч, пошевелил плечами, за которыми висел набитый припасами и запасной одеждой вещмешок, поправил малый арбалет, примостившийся на мешке. Те, кто в карауле у ворот, обычно используют арбалеты большие. Там и натяг другой – длинный, с локоть, арбалетный болт до опушки легко долетает. А когда отряд идет в поиск, или когда на наружный пост посылают, то дают арбалет малый, легкий. Он и натягивается просто одной рукой, но и бьет не так далеко. Но далеко тут и не надо – шли они в лес, а там дальнего боя не предвиделось.

Из кустов упреждающе свистнули, и Витас опять покраснел. Поддался, заторопился, а ведь надо еще дождаться из села кого-то.

- Постой немного,- сконфуженно заговорил он.- Сейчас вон оттуда еще попутчик подойдет… Или двое,- добавил он, вспомнив, что Старый говорил и о селе и о патруле.

Свободная, недовольно хмыкнув, отошла к кустам, присела на корточки и стала развязывать и завязывать свои многочисленные ремни и завязки, заменяющие пуговицы. Витас еще раз перебирал содержимое своего мешка. Поднял голову он только на негромкий восторженный вскрик снова играющей, разминающейся со своим странным мечом девушки:

- Ух, ты! Какой классный боец! Это и есть наш третий? Тот, кого ждем?

От села по просеке, сворачивая прямо к ним, шел мужик в странном головном уборе с длинным козырьком. Двигался он как-то ломано, все время меняя ширину шага, покачиваясь, даже спотыкаясь иногда, и тогда его бросало в сторону, и он с видимым усилием удерживал равновесие.

Витас посмотрел с укором на Ким: ну, зачем над селянином издеваться? Дали им в поход того, кого не жалко, видать. Но ничего не успел сказать, увидев горящие восхищением глаза. Она, наблюдая за подходящим к ним мужчиной, сама делала какие-то движения плечами, покачивалась, наконец, бросилась вперед, преградив дорогу, и поклонилась коротко:

- Мастер, не дадите урок боя свободной?

Тот остановился в двух шагах, глянул из-под козырька, вздохнул коротко.

- Найф. Так меня зовут. Не мастер. Просто – Найф.

Витас тут же перевел для себя – «Нож». Странное имя. Не носили тут таких имен.

- Ты из села?

- Сейчас – да.

- Странное имя. Не наше…

- А я от патрульных.

От патрульных? Витас не был знаком ни с кем из патруля, но слышал, что у них там как раз имена такие, странные, не местные.

- Еще кого-то ждем?- спросил он, уже понимая, что вопрос лишний. Если бы был кто-то, то пришли бы двое вместе.

- Вам решать,- хмыкнул Найф.- Я шел один.

Лес встретил их тишиной и прозрачными зелеными сумерками. Солнце еще не стояло в зените, поэтому до самой земли его лучи еще не доходили, и внизу, под деревьями, была тень, сохранившая сырость утреннего тумана и прохладу ночи.

Как только они вошли под первые деревья на опушке, впереди оказалась уверенно держащая курс Ким. Она шла быстро и бесшумно, выбирая, куда поставить ноги, отводя рукой ветки, показывая направление остальным.

Найф, как заметил Витас, сменил походку. Теперь он как бы перекатывался, семеня часто, делая маленькие бесшумные шажки. Шел легко, быстро, как будто скользил между деревьями. И все его покачивания и спотыкания куда-то пропали. Когда же они встретились впервые, Витас даже подумал, было, а не инвалид ли этот рыжий.

А Витасу было тяжело и жарко. На плечи давил тяжелый мешок. На сердце давила ответственность перед хранилищем. Да еще и лес этот. Не привычен он был к лесу. Он попытался догнать Ким и заговорить с ней о дороге, о том, куда она их ведет, но свободная так глянула на него, что слова застряли в горле. Витас кивнул, как будто ничего и не собирался говорить, а так просто вырвался вперед, и опять приотстал, пропуская Найфа. А вот с этим ему говорить почему-то не хотелось.

По сторонам он почти не смотрел. Лес – он и есть лес. Теорию он сдал еще весной на «хорошо». Деревья, вон. Они бывают лиственные, а бывают хвойные. Под лиственными хорошо от дождя прятаться, а под хвойными удобно делать лёжку. Пауки чаще там, где хвойные. Так что смотреть надо. Но сейчас впереди шла свободная, а свободные в лесу – дома. Поэтому можно было идти за ней и думать о своем задании, о том, что будет потом, о том, что говорил Старый и о том, что лежало почти на самом дне его мешка…


...Вот и все, что получилось в 2007 году. Сейчас сделаю "сборку" и положу одним файлом, чтобы легче было читать. Продолжение - где-то в январе. Если праздники не выбьют из графика.
Tags: Графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments